Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
содержание
 

Кургинян С.Е., Аутеншлюс Б.Р., Гончаров П.С.,

Громыко Ю.В., Сундиев И.Ю., Овчинский В.С.

Постперестройка: Концептуальная модель развития нашего

общества, политических партий и общественных организаций

 

М.: Политиздат, 1990. – 93 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста

на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Предлагая свой взгляд на возможные пути развития нашего общества, находящегося в преддверии новой его стадии, которую мы называем “постперестройкой”, мы хотели бы указать на главные причины, побудившие нас к написанию этой книги.

Первое. Мы считали и считаем высшим достижением перестроечного процесса пробуждение воли к изменениям, к новой, очищенной от лживого, самому себе не верящего догматизма правде о нас и нашем обществе.

Эта информационная свобода оказалась, однако, в плену “анти”-стереотипов, порожденных самой перестройкой. И в этом плане пора вспомнить старую пословицу: “Упаси бог меня от моих друзей, а от врагов я сам уберегусь”. Настало время, когда во имя информационной свободы мы должны сказать “нет” многим перестроечным формулам и клише, спасая перестройку от нее же самой и от ее “друзей”, жертвуя ее идолами во имя свободы исследования, во имя той самой “правды”, которая рискует оказаться очередным знаком, очередным клише, коль скоро мы не займемся исследованием и критикой самого перестроечного процесса. Сегодня вместо такого анализа все еще слышим одинаково непродуктивные восхваления и анафемы. По сути, в видоизмененном виде продолжает действовать принцип: “кто не с нами, тот против нас”. Дальше так продолжаться не может.

Второе. Мы считаем необходимым положить конец этой порочной, с нашей точки зрения, практике. Там, где тенденция подменяет научный анализ, где пристрастия могут победить волю к истине, там политики постоянно попадают в плен очередных лозунгов и деклараций, в очередной раз отдающих магическими заклинаниями, как бы освобождающими их от интеллектуальной ответственности. Это прямой путь к митинговой демократии, где эмоции господствуют над [с.8] разумом. Такое бывало уже неоднократно в пашей истории и не должно повториться.


Любой политик, говорящий всерьез о программе преодоления кризиса, сегодня, с нашей точки зрения, просто обязан дать в этой программе, во-первых, ситуационный анализ, во-вторых, постановку целей, по его мнению, желательных для общества и исходящих из существующей расстановки сил (неважно, какими будут эти цели — социалистическими или капиталистическими,— лишь бы они были внятно “проартикулированы”), и, наконец, в-третьих, указать средства, следуя которым можно поставленные цели реально осуществить, обозначить этапы, описать “социальные технологии”, четко сказать о неизбежных издержках, их масштабе, а также о том, кому придется ваять на себя эти издержки.

С нашей точки зрения, любая политическая платформа, партия, общественное движение должны оцениваться, исходя из наличия в их программе этих трех стратегически важных “блоков” и только после этого уже подвергаться критике, исходя из тех требований, которые это движение само себе предъявляет, а вовсе не из тех, что к нему “прилагаем” мы. Но если такие три “блока” отсутствуют, то мы вправе констатировать, что речь идет не о политической программе, а об очередной политической мифологии, и в этом случае для нас неважно, какова эта мифология, является она “консервативной” или же “прогрессивной”. Для нас мифология в принципе неприемлема, поскольку либо не может изменить политическую реальность, либо изменяет ее совсем не в том направлении, которое провозглашает, и под крики о спасении толкает общество к гибели (процесс, прекрасно описанный А. А. Зиновьевым). И что если, поверяя политические призывы и лозунги этим критерием, мы неожиданно убедимся, что наша политическая стихия, такая “бурная” и многогранная, вся (или почти вся!) мифологизирована. Что тогда?!

Третье. Мы различаем два вида плюрализма: плюрализм форм, скрывающий отсутствие содержания, и собственно содержательный плюрализм. И во имя торжества подлинного плюрализма считаем необходимым критиковать плюрализм мнимый. Наша основная цель — не подменяя науку политикой, попытаться помочь политическим движениям, еще только становящимся на ноги в нашей стране, обрести свое подлинное лицо и одновременно оказать противодействие попыткам подменить лица мертвыми масками, а серьезное и во многом трагическое как для участников, так и для зрителей политическое действо — “ярмаркой тщеславия”.[с.9]

Нам бы очень хотелось хоть немного помочь политикам всех направлений увидеть себя со стороны. Мы надеемся, что, предложив один из возможных прогнозов развития общества, вызовем том самым желание спорить на том же языке, по тем же правилам, иначе говоря, желание говорить всерьез о серьезном.

Мы были бы счастливы, если бы это произошло, и считали бы тогда свою основную цель достигнутой.[с.10]

 

предыдущая

 

следующая
 
содержание