Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
содержание
 

Ленин В.И.

Государство и революция:

Учение марксизма о государстве

и задачи пролетариата в революции

 

Источник:

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. – 5-е изд. – Т. 33. –

М.: Издательство политической литературы, 1974. – С. 1–120.

 

Примечания: Там же. С. 343–367.

Указатель имен: Там же. С. 407–428.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

Глава VI. Опошление марксизма оппортунистами

 

Вопрос об отношении государства к социальной революции и социальной революции к государству занимал виднейших теоретиков и публицистов II Интернационала [c.102] (1889–1914) очень мало, как и вообще вопрос о революции. Но самое характерное в том процессе постепенного роста оппортунизма, который привел к краху II Интернационала в 1914 году, – это то, что даже когда вплотную подходили к этому вопросу, его старались обойти или его не замечали.

В общем и целом можно сказать, что из уклончивости по вопросу об отношении пролетарской революции к государству, уклончивости, выгодной для оппортунизма и питавшей его, проистекло извращение марксизма и полное опошление его.

Чтобы охарактеризовать, хоть вкратце, этот печальный процесс, возьмем виднейших теоретиков марксизма, Плеханова и Каутского.

 

1. Полемика Плеханова с анархистами

 

Плеханов посвятил вопросу об отношении анархизма к социализму особую брошюру: “Анархизм и социализм”, которая вышла по-немецки в 1894 году.

Плеханов ухитрился трактовать эту тему, совершенно обойдя самое актуальное, злободневное и политически наиболее существенное в борьбе против анархизма, именно отношение революции к государству и вопрос о государстве вообще! В его брошюре выделяются две части: одна – историко-литературная, с ценным материалом по истории идей Штирнера, Прудона и пр. Другая часть: филистерская, с аляповатым рассуждением на тему о том, что анархиста не отличишь от бандита.

Сочетание тем презабавное и прехарактерное для всей деятельности Плеханова во время кануна революции и в течение революционного периода в России: Плеханов так и показал себя в 1905–1917 годах полудоктринером, полуфилистером, в политике шедшим в хвосте у буржуазии.

Мы видели, как Маркс и Энгельс, полемизируя с анархистами, выясняли всего тщательнее свои взгляды на отношение революции к государству. Энгельс, издавая в 1891 году “Критику Готской программы” Маркса, писал, что “мы (т.е. Энгельс и Маркс) находились тогда в самом разгаре борьбы с Бакуниным и его [c.103] анархистами – после Гаагского конгресса (первого) Интернационала100 едва прошло два года”101.

Анархисты пытались именно Парижскую Коммуну объявить, так сказать, “своей”, подтверждающей их учение, причем они совершенно не поняли уроков Коммуны и анализа этих уроков Марксом. Ничего даже приблизительно подходящего к истине по конкретно-политическим вопросам: надо ли разбить старую государственную машину? и чем заменить ее? анархизм не дал.

Но говорить об “анархизме и социализме”, обходя весь вопрос о государстве, не замечая всего развития марксизма до и после Коммуны, это значило неминуемо скатываться к оппортунизму. Ибо оппортунизму как раз больше всего и требуется, чтобы два указанные нами сейчас вопроса не ставились вовсе. Это уже есть победа оппортунизма.

 

2. Полемика Каутского с оппортунистами

 

В русской литературе переведено, несомненно, неизмеримо большее количество произведений Каутского, чем в какой бы то ни было другой. Недаром шутят иные немецкие социал-демократы, что Каутского больше читают в России, чем в Германии (в скобках сказать, в этой шутке есть гораздо более глубокое историческое содержание, чем подозревают те, кто пустил ее в ход, именно: русские рабочие, предъявив в 1905 году необыкновенно сильный, невиданный спрос на лучшие произведения лучшей в мире социал-демократической литературы и получив неслыханное в иных странах количество переводов и изданий этих произведений, тем самым перенесли, так сказать, на молодую почву нашего пролетарского движения ускоренным образом громадный опыт соседней, более передовой страны).

Особенно известен у нас Каутский, кроме своего популярного изложения марксизма, своей полемикой с оппортунистами и с Бернштейном во главе их. Но почти неизвестен факт, которого нельзя обойти, если ставить себе задачей проследить, как скатился Каутский к невероятно-позорной растерянности и защите [c.104] социал-шовинизма во время величайшего кризиса 1914–1915 годов. Это именно тот факт, что перед своим выступлением против виднейших представителей оппортунизма во Франции (Мильеран и Жорес) и в Германии (Бернштейн) Каутский проявил очень большие колебания. Марксистская “Заря”102, выходившая в 1901–1902 гг. в Штутгарте и отстаивавшая революционно-пролетарские взгляды, вынуждена была полемизировать с Каутским, называть “каучуковой” его половинчатую, уклончивую, примирительную по отношению к оппортунистам резолюцию на Парижском международном социалистическом конгрессе 1900 года103. В немецкой литературе были напечатаны письма Каутского, обнаружившие не меньшие колебания его перед выступлением в поход против Бернштейна.

Неизмеримо большее значение имеет, однако, то обстоятельство, что в самой его полемике с оппортунистами, в его постановке вопроса и способе трактования вопроса мы замечаем теперь, когда изучаем историю новейшей измены марксизму со стороны Каутского, систематический уклон к оппортунизму именно по вопросу о государстве.

Возьмем первое крупное произведение Каутского против оппортунизма, его книгу “Бернштейн и социал-демократическая программа”. Каутский подробно опровергает Бернштейна. Но вот что характерно.

Бернштейн в своих геростратовски-знаменитых “Предпосылках социализма” обвиняет марксизм в “бланкизме” (обвинение, с тех пор тысячи раз повторенное оппортунистами и либеральными буржуа в России против представителей революционного марксизма, большевиков). При этом Бернштейн останавливается специально на марксовой “Гражданской войне во Франции” и пытается – как мы видели, весьма неудачно – отождествить точку зрения Маркса на уроки Коммуны с точкой зрения Прудона. Особенное внимание Бернштейна вызывает то заключение Маркса, которое этот последний подчеркнул в предисловии 1872 года к “Коммунистическому Манифесту” и которое гласит: “рабочий класс не может просто взять в руки готовой [c.105] государственной машины и пустить ее в ход для своих собственных целей”104.

Бернштейну так “понравилось” это изречение, что он не менее трех раз в своей книге повторяет его, толкуя его в самом извращенном, оппортунистическом смысле.

Маркс, как мы видели, хочет сказать, что рабочий класс должен разбить, сломать, взорвать (Sprengung, взрыв, – выражение, употребленное Энгельсом) всю государственную машину. А у Бернштейна выходит, будто Маркс предостерегал этими словами рабочий класс против чрезмерной революционности при захвате власти.

Более грубого и безобразного извращения мысли Маркса нельзя себе и представить. Как же поступил Каутский в своем подробнейшем опровержении бернштейниады?105

Он уклонился от разбора всей глубины извращения марксизма оппортунизмом в этом пункте. Он привел цитированный выше отрывок из предисловия Энгельса к “Гражданской войне” Маркса, сказав, что, по Марксу, рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной, но вообще может овладеть ей, и только. О том, что Бернштейн приписал Марксу прямо обратное действительной мысли Маркса, что Маркс с 1852 года выдвигал задачу пролетарской революции “разбить” государственную машину106, об этом у Каутского ни слова.

Вышло так, что самое существенное отличие марксизма от оппортунизма по вопросу о задачах пролетарской революции оказалось у Каутского смазанным!

“Решение вопроса о проблеме пролетарской диктатуры, – писал КаутскийпротивБернштейна, – мы вполне спокойно можем предоставить будущему” (стр. 172 нем. издания).

Это не полемика против Бернштейна, а в сущности уступка ему, сдача позиций оппортунизму, ибо оппортунистам пока ничего большего и не надо, как “вполне спокойно предоставить будущему” все коренные вопросы о задачах пролетарской революции.

Маркс и Энгельс с 1852 года по 1891 год, в течение сорока лет, учили пролетариат тому, что он должен разбить государственную машину. А Каутский в 1899 году, [c.106] пред лицом полной измены оппортунистов марксизму в этом пункте, проделывает подмен вопроса о том, необходимо ли эту машину разбить, вопросом о конкретных формах разбивания и спасается под сень “бесспорной” (и бесплодной) филистерской истины, что конкретных форм наперед знать мы не можем!!

Между Марксом и Каутским – пропасть в их отношении к задаче пролетарской партии готовить рабочий класс к революции.

Возьмем следующее, более зрелое, произведение Каутского, посвященное тоже в значительной степени опровержению ошибок оппортунизма. Это – его брошюра о “Социальной революции”. Автор взял здесь своей специальной темой вопрос о “пролетарской революции” и о “пролетарском режиме”. Автор дал очень много чрезвычайно ценного, но как раз вопрос о государстве обошел. В брошюре говорится везде о завоевании государственной власти, и только, т.е. выбрана такая формулировка, которая делает уступку оппортунистам, поскольку допускает завоевание власти без разрушения государственной машины. Как раз то, что Маркс в 1872 году объявил “устарелым” в программе “Коммунистического Манифеста”107, возрождается Каутским в 1902 году.

В брошюре посвящен специальный параграф “Формам и оружию социальной революции”. Здесь говорится и о массовой политической стачке, и о гражданской войне, и о таких “орудиях силы современного крупного государства, как бюрократия и армия”, но о том, чему уже научила рабочих Коммуна, ни звука. Очевидно, Энгельс недаром предостерегал, особенно немецких социалистов, против “суеверного почтения” к государству.

Каутский излагает дело так: победивший пролетариат “осуществит демократическую программу” и излагает параграфы ее. О том, что нового дал 1871 год по вопросу о замене пролетарскою демократией демократии буржуазной, ни звука. Каутский отделывается такими “солидно” звучащими банальностями:

“Очевидно само собой, что мы не достигнем господства при теперешних порядках. Революция сама предполагает продолжительную и глубоко захватывающую борьбу, которая успеет [c.107] уже изменить нашу теперешнюю политическую и социальную структуру”.

Несомненно, что это “очевидно само собой”, как и та истина, что лошади кушают овес и что Волга течет в Каспийское море. Жаль только, что посредством пустой и надутой фразы о “глубоко захватывающей” борьбе обходится насущный для революционного пролетариата вопрос о том, в чем же выражается “глубина” его революции по отношению к государству, по отношению к демократии, в отличие от прежних, непролетарских революций.

Обходя этот вопрос, Каутский на деле по этому существеннейшему пункту делает уступку оппортунизму, объявляя грозную на словах войну ему, подчеркивая значение “идеи революции” (многого ли стоит эта “идея”, если бояться пропагандировать рабочим конкретные уроки революции?), или говоря: “революционный идеализм прежде всего”, или объявляя, что английские рабочие представляют из себя теперь “едва ли многим большее, чем мелких буржуа”.

“В социалистическом обществе, – пишет Каутский, – могут существовать рядом друг с другом… самые различные формы предприятий: бюрократическое (??), тред-юнионистское, кооперативное, единоличное”… “Существуют, например, предприятия, которые не могут обойтись без бюрократической (??) организации, – таковы железные дороги. Тут демократическая организация может получить такой вид: рабочие выбирают делегатов, которые образуют нечто вроде парламента, и этот парламент устанавливает распорядок работ и наблюдает за управлением бюрократического аппарата. Другие предприятия можно передать в ведение рабочих союзов, третьи можно организовать на кооперативных началах” (стр. 148 и 115 русского перевода, женевское издание 1903 года).

Это рассуждение ошибочно, представляя из себя шаг назад по сравнению с тем, что разъясняли в 70-х годах Маркс и Энгельс на примере уроков Коммуны.

Железные дороги решительно ничем не отличаются, с точки зрения необходимой будто бы “бюрократической” организации, от всех вообще предприятий крупной машинной индустрии, от любой фабрики, большого магазина, крупнокапиталистического [c.108] сельскохозяйственного предприятия. Во всех таких предприятиях техника предписывает безусловно строжайшую дисциплину, величайшую аккуратность при соблюдении каждым указанной ему доли работы, под угрозой остановки всего дела или порчи механизма, порчи продукта. Во всех таких предприятиях рабочие будут, конечно, “выбирать делегатов, которые образуют нечто вроде парламента”.

Но в том-то вся и соль, что это “нечто вроде парламента” не будет парламентом в смысле буржуазно-парламентарных учреждений. В том-то вся и соль, что это “нечто вроде парламента” не будет только “устанавливать распорядок и наблюдать за управлением бюрократического аппарата”, как воображает Каутский, мысль которого не выходит за рамки буржуазного парламентаризма. В социалистическом обществе “нечто вроде парламента” из рабочих депутатов будет, конечно, “устанавливать распорядок и наблюдать за управлением” “аппарата”, но аппарат-то этот не будет “бюрократическим”. Рабочие, завоевав политическую власть, разобьют старый бюрократический аппарат, сломают его до основания, не оставят от него камня на камне, заменят его новым, состоящим из тех же самых рабочих и служащих, против превращения коих в бюрократов будут приняты тотчас меры, подробно разобранные Марксом и Энгельсом: 1) не только выборность, но и сменяемость в любое время; 2) плата не выше платы рабочего; 3) переход немедленный к тому, чтобы все исполняли функции контроля и надзора, чтобы все на время становились “бюрократами” и чтобы поэтому никто не мог стать “бюрократом”.

Каутский совершенно не продумал слов Маркса: “Коммуна была не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время издающей законы и исполняющей их”108.

Каутский совершенно не понял разницы между буржуазным парламентаризмом, соединяющим демократию (не для народа) с бюрократизмом (против народа), и [c.109] бюрократизм, и который в состоянии будет довести эти меры до конца, до полного уничтожения бюрократизма, до полного введения демократии для народа.

Каутский обнаружил здесь все то же “суеверное почтение” к государству, “суеверную веру” в бюрократизм.

Перейдем к последнему и лучшему произведению Каутского против оппортунистов, к его брошюре “Путь к власти” (кажется, неизданной по-русски, ибо она вышла в разгар реакции у нас, в 1909 году109). Эта брошюра есть большой шаг вперед, поскольку в ней говорится не о революционной программе вообще, как в брошюре 1899 года против Бернштейна, не о задачах социальной революции безотносительно к времени ее наступления, как в брошюре “Социальная революция” 1902 года, а о конкретных условиях, заставляющих нас признать, что “эра революций” наступает.

Автор определенно указывает на обострение классовых противоречий вообще и на империализм, играющий особенно большое значение в этом отношении. После “революционного периода 1789–1871 гг.” для Западной Европы, начинается с 1905 года аналогичный период для Востока. Всемирная война надвигается с угрожающей быстротой. “Пролетариат не может уже больше говорить о преждевременной революции”. “Мы вступили в революционный период”. “Революционная эра начинается”.

Эти заявления совершенно ясны. Эта брошюра Каутского должна служить мерилом для сравнения того, чем обещала быть германская социал-демократия перед империалистской войной и как низко она пала (в том числе и сам Каутский) при взрыве войны. “Теперешняя ситуация, – писал Каутский в рассматриваемой брошюре, – ведет за собой ту опасность, что нас (т.е. германскую социал-демократию) легко принять за более умеренных, чем мы есть на деле”. Оказалось, что на деле германская социал-демократическая партия несравненно более умеренна и оппортунистична, чем она казалась!

Тем характернее, что при такой определенности заявлений Каутского насчет начавшейся уже эры [c.110] революций, он и в брошюре, посвященной, по его собственным словам, разбору вопроса именно о “политической революции”, опять-таки совершенно обошел вопрос о государстве.

Из суммы этих обходов вопроса, умолчаний, уклончивостей и получился неизбежно тот полный переход к оппортунизму, о котором нам сейчас придется говорить.

Германская социал-демократия, в лице Каутского, как бы заявляла: я остаюсь при революционных воззрениях (1899 г.). Я признаю в особенности неизбежность социальной революции пролетариата (1902 г.). Я признаю наступление новой эры революций (1909 г.). Но я все же таки иду назад против того, что говорил Маркс уже в 1852 году, раз вопрос ставится о задачах пролетарской революции по отношению к государству (1912 г.).

Именно так был поставлен вопрос в упор в полемике Каутского с Паннекуком.

 

3. Полемика Каутского с Паннекуком

 

Паннекук выступил против Каутского, как один из представителей того “леворадикального” течения, которое числило в своих рядах Розу Люксембург, Карла Радека и других и которое, отстаивая революционную тактику, объединялось убеждением, что Каутский переходит на позицию “центра”, беспринципно колеблющегося между марксизмом и оппортунизмом. Правильность этого взгляда вполне доказала война, когда течение “центра” (неправильно называемого марксистским) или “каутскианства” вполне показало себя во всем своем отвратительном убожестве.

В затронувшей вопрос о государстве статье: “Массовые действия и революция” (“Neue Zeit”, 1912, XXX, 2) Паннекук охарактеризовал позицию Каутского, как позицию “пассивного радикализма”, “теорию бездеятельного ожидания”. “Каутский не хочет видеть процесса революции” (стр. 616). Ставя вопрос таким образом, Паннекук подошел к интересующей нас теме [c.111] о задачах пролетарской революции по отношению к государству.

“Борьба пролетариата, – писал он, – есть не просто борьба против буржуазии из-за государственной власти, а борьба против государственной власти… Содержание пролетарской революции есть уничтожение орудий силы государства и вытеснение их (буквально: распущение, Auflősung) орудиями силы пролетариата… Борьба прекращается лишь тогда, когда, как конечный результат ее, наступает полное разрушение государственной организации. Организация большинства доказывает свое превосходство тем, что уничтожает организацию господствующего меньшинства” (стр. 548).

Формулировка, в которую облек свои мысли Паннекук, страдает очень большими недостатками. Но мысль все же ясна, и интересно, как опровергал ее Каутский.

“До сих пор, – писал он, – противоположность между социал-демократами и анархистами состояла в том, что первые хотели завоевать государственную власть, вторые – ее разрушить. Паннекук хочет и того и другого” (стр. 724).

Если у Паннекука изложение страдает неотчетливостью и недостатком конкретности (не говоря здесь о других недостатках его статьи, не относящихся к разбираемой теме), то Каутский взял именно намеченную Паннекуком принципиальную суть дела, и по коренному принципиальному вопросу Каутский целиком покинул позицию марксизма, перешел вполне к оппортунизму. Различие между социал-демократами и анархистами определено у него совершенно неверно, марксизм искажен и опошлен окончательно.

Различие между марксистами и анархистами состоит в том, что (1) первые, ставя своей целью полное уничтожение государства, признают эту цель осуществимой лишь после уничтожения классов социалистической революцией, как результат установления социализма, ведущего к отмиранию государства; вторые хотят полного уничтожения государства с сегодня на завтра, не понимая условий осуществимости такого уничтожения. (2) Первые признают необходимым, чтобы пролетариат, завоевав политическую власть, разрушил полностью старую государственную машину, заменив ее новой, состоящей из организации вооруженных рабочих, [c.112] по типу Коммуны; вторые, отстаивая разрушение государственной машины, представляют себе совершенно неясно, чем ее пролетариат заменит и как он будет пользоваться революционной властью; анархисты даже отрицают использование государственной власти революционным пролетариатом, его революционную диктатуру. (3) Первые требуют подготовки пролетариата к революции путем использования современного государства; анархисты это отрицают.

Против Каутского марксизм представлен именно Паннекуком, в данном споре, ибо как раз Маркс учил тому, что пролетариат не может просто завоевать государственную власть в смысле перехода в новые руки старого государственного аппарата, а должен разбить, сломать этот аппарат, заменить его новым.

Каутский уходит от марксизма к оппортунистам, ибо у пего совершенно исчезает именно это разрушение государственной машины, совершенно неприемлемое для оппортунистов, и остается лазейка для них в смысле истолкования “завоевания” как простого приобретения большинства.

Чтобы прикрыть свое извращение марксизма, Каутский поступает, как начетчик: он двигает “цитату” из самого Маркса. В 1850 году Маркс писал о необходимости “решительной централизации силы в руках государственной власти”110. И Каутский спрашивает с торжеством: не хочет ли Паннекук разрушить “централизм”?

Это уже просто фокус, похожий на бернштейновское отождествление марксизма и прудонизма во взглядах на федерацию вместо централизма.

“Цитата” взята Каутским ни к селу, ни к городу. Централизм возможен и со старой и с новой государственной машиной. Если рабочие добровольно объединят свои вооруженные силы, это будет централизм, но он будет покоиться на “полном разрушении” государственного централистического аппарата, постоянной армии, полиции, бюрократии. Каутский поступает совершенно мошеннически, обходя прекрасно известные рассуждения Маркса и Энгельса о Коммуне и вытаскивая цитату, не относящуюся к вопросу. [c.113]


“…Может быть, Паннекук хочет уничтожить государственные функции чиновников? – продолжает Каутский. – Но мы необходимей без чиновников и в партийной и в профессиональной организации, не говоря уже о государственном управлении. Наша программа требует не уничтожения государственных чиновников, а выбора чиновников народом”… “Речь идет у нас теперь не о том, какой вид примет аппарат управления в “будущем государстве”, а о том, уничтожает ли (буквально: распускает, auflőst) наша политическая борьба государственную власть, прежде чем мы ее завоевали (курсив Каутского). Какое министерство с его чиновниками могло бы быть уничтожено?” Перечисляются министерства просвещения, юстиции, финансов, военное. “Нет, ни одно из теперешних министерств не будет устранено нашей политической борьбой против правительства… Я повторяю, чтобы избежать недоразумений: речь идет не о том, какую форму придаст “государству будущего” победоносная социал-демократия, а о том, как изменяет теперешнее государство наша оппозиция” (стр. 725).

Это явная передержка. Паннекук ставил вопрос именно о революции. Это и в заглавии его статьи и в цитированных местах сказано ясно. Перескакивая на вопрос об “оппозиции”, Каутский как раз и подменяет революционную точку зрения оппортунистической. У него выходит так: теперь оппозиция, а после завоевания власти поговорим особо. Революция исчезает! Это как раз то, что и требовалось оппортунистами.

Речь идет не об оппозиции и не о политической борьбе вообще, а именно о революции. Революция состоит в том, что пролетариат разрушает “аппарат управления” и весь государственный аппарат, заменяя его новым, состоящим из вооруженных рабочих. Каутский обнаруживает “суеверное почтение” к “министерствам”, но почему они не могут быть заменены, скажем, комиссиями специалистов при полновластных и всевластных Советах рабочих и солдатских депутатов?

Суть дела совсем не в том, останутся ли “министерства”, будут ли “комиссии специалистов” или иные какие учреждения, это совершенно неважно. Суть дела в том, сохраняется ли старая государственная машина (связанная тысячами нитей с буржуазией и насквозь пропитанная рутиной и косностью) или она разрушается и заменяется новой. Революция должна состоять не в том, чтобы новый класс командовал, управлял при помощи старой государственной машины, а в том, чтобы он [c.114] разбил эту машину и командовал, управлял при помощи новой машины, – эту основную мысль марксизма Каутский смазывает или он совсем не понял ее.

Его вопрос насчет чиновников показывает наглядно, что он не понял уроков Коммуны и учения Маркса. “Мы не обходимся без чиновников и в партийной и в профессиональной организации”…

Мы не обходимся без чиновников при капитализме, при господстве буржуазии. Пролетариат угнетен, трудящиеся массы порабощены капитализмом. При капитализме демократизм сужен, сжат, урезан, изуродован всей обстановкой наемного рабства, нужды и нищеты масс. Поэтому, и только поэтому, в наших политических и профессиональных организациях должностные лица развращаются (или имеют тенденцию быть развращаемыми, говоря точнее) обстановкой капитализма и проявляют тенденцию к превращению в бюрократов, т.е. в оторванных от масс, в стоящих над массами, привилегированных лиц.

В этом суть бюрократизма, и пока не экспроприированы капиталисты, пока не свергнута буржуазия, до тех пор неизбежна известная “бюрократизация” даже пролетарских должностных лиц.

У Каутского выходит так: раз останутся выборные должностные лица, значит, останутся и чиновники при социализме, останется бюрократия! Именно это-то и неверно. Именно на примере Коммуны Маркс показал, что при социализме должностные лица перестают быть “бюрократами”, быть “чиновниками”, перестают по мере введения, кроме выборности, еще сменяемости в любое время, да еще сведения платы к среднему рабочему уровню, да еще замены парламентарных учреждений “работающими, т.е. издающими законы и проводящими их в жизнь”111.

В сущности, вся аргументация Каутского против Паннекука и особенно великолепный довод Каутского, что мы и в профессиональных и в партийных организациях не обходимся без чиновников, показывают повторение Каутским старых “доводов” Бернштейна против марксизма вообще. В своей ренегатской книге [c.115] “Предпосылки социализма” Бернштейн воюет против идей “примитивной” демократии, против того, что он называет “доктринерским демократизмом” – императивные мандаты, не получающие вознаграждения должностные лица, бессильное центральное представительство и т.д. В доказательство несостоятельности этого “примитивного” демократизма Бернштейн ссылается на опыт английских тред-юнионов в истолковании его супругами Вебб 112. За семьдесят, дескать, лет своего развития тред-юнионы, развивавшиеся будто бы “в полной свободе” (стр. 137 нем. изд.), убедились именно в непригодности примитивного демократизма и заменили его обычным: парламентаризм, соединенный с бюрократизмом.

На деле тред-юнионы развивались не “в полной свободе”, а в полном капиталистическом рабстве, при котором, разумеется, “не обойтись” без ряда уступок царящему злу, насилию, неправде, исключению бедноты из дел “высшего” управления. При социализме многое из “примитивной” демократии неизбежно оживет, ибо впервые в истории цивилизованных обществ масса населения поднимется до самостоятельного участия не только в голосованиях и выборах, но и в повседневном управлении. При социализме все будут управлять по очереди и быстро привыкнут к тому, чтобы никто не управлял.

Маркс с его гениальным критически-аналитическим умом увидел в практических мерах Коммуны тот перелом, которого боятся и не хотят признавать оппортунисты из трусости, из-за нежелания бесповоротно порвать с буржуазией, и которого не хотят видеть анархисты либо из торопливости, либо из непонимания условий массовых социальных превращений вообще. “Не надо и думать о разрушении старой государственной машины, где же нам обойтись без министерств и без чиновников” – рассуждает оппортунист, насквозь пропитанный филистерством и, в сущности, не только не верящий в революцию, в творчество революции, но смертельно боящийся ее (как боятся ее наши меньшевики и эсеры).

“Надо думать только о разрушении старой государственной машины, нечего вникать в конкретные уроки прежних пролетарских революций и анализировать, [c.116] чем и как заменять разрушаемое”, – рассуждает анархист (лучший из анархистов, конечно, а не такой, который, вслед за гг. Кропоткиными и К°, плетется за буржуазией); и у анархиста выходит поэтому тактика отчаяния, а не беспощадно-смелой и в то же время считающейся с практическими условиями движения масс революционной работы над конкретными задачами.

Маркс учит нас избегать обеих ошибок, учит беззаветной смелости в разрушении всей старой государственной машины и в то же время учит ставить вопрос конкретно: Коммуна смогла в несколько недель начать строить новую, пролетарскую, государственную машину вот так-то, проводя указанные меры к большему демократизму и к искоренению бюрократизма. Будем учиться у коммунаров революционной смелости, будем видеть в их практических мерах намечание практически-насущных и немедленно-возможных мер и тогда, идя таким путем, мы придем к полному разрушению бюрократизма.

Возможность такого разрушения обеспечена тем, что социализм сократит рабочий день, поднимет массы к новой жизни, поставит большинство населения в условия, позволяющие всем без изъятия выполнять “государственные функции”, а это приводит к полному отмиранию всякого государства вообще.

“…Задача массовой стачки, – продолжает Каутский, – никогда не может состоять в том, чтобы разрушить государственную власть, а только в том, чтобы привести правительство к уступчивости в каком-либо определенном вопросе или заменить правительство, враждебное пролетариату, правительством, идущим ему навстречу (entgegenkommende)… Но никогда и ни при каких условиях это” (т.е. победа пролетариата над враждебным правительством) “не может вести к разрушению государственной власти, а только к известной передвижке (Verschiebung) отношений сил внутри государственной власти… И целью нашей политической борьбы остается при этом, как и до сих пор, завоевание государственной власти посредством приобретения большинства в парламенте и превращение парламента в господина над правительством” (стр. 726, 727, 732).

Это уже чистейший и пошлейший оппортунизм, отречение от революции на деле при признании ее на словах. Мысль Каутского не идет дальше “правительства, [c.117] идущего навстречу пролетариату”, – шаг назад к филистерству по сравнению с 1847 годом, когда “Коммунистический Манифест” провозгласил “организацию пролетариата в господствующий класс”113.

Каутскому придется осуществлять излюбленное им “единство” с Шейдеманами, Плехановыми, Вандервельдами, которые все согласны бороться за правительство, “идущее навстречу пролетариату”.

А мы пойдем на раскол с этими изменниками социализму и будем бороться за разрушение всей старой государственной машины, так чтобы сам вооруженный пролетариат был правительством. Это – “две большие разницы”.

Каутскому придется быть в приятной компании Легинов и Давидов, Плехановых, Потресовых, Церетели, Черновых, которые вполне согласны бороться за “передвижку отношений силы внутри государственной власти”, за “приобретение большинства в парламенте и за всевластие парламента над правительством”, – благороднейшая цель, в которой все приемлемо для оппортунистов, все остается в рамках буржуазной парламентарной республики.

А мы пойдем на раскол с оппортунистами; и весь сознательный пролетариат будет с нами в борьбе не за “передвижку отношений силы”, а за свержение буржуазии, за разрушение буржуазного парламентаризма, за демократическую республику типа Коммуны или республику Советов рабочих и солдатских депутатов, за революционную диктатуру пролетариата.

 

* * *

 

Правее Каутского в международном социализме стоят такие течения, как “Социалистический Ежемесячник”114 в Германии (Легин, Давид, Кольб и мн. другие, включая скандинавов Стаунинга и Брантинга), жоресисты115 и Вандервельд во Франции и Бельгии, Турати, Тревес и другие представители правого крыла итальянской партии116, фабианцы и “независимцы” (“независимая рабочая партия”, на деле всегда бывшая в зависимости от либералов) в Англии117 и тому подобное. Все [c.118] эти господа, играя громадную, очень часто преобладающую роль в парламентарной работе и в публицистике партии, прямо отрицают диктатуру пролетариата, проводят неприкрытый оппортунизм. Для этих господ “диктатура” пролетариата “противоречит” демократии!! Они, в сущности, ничем серьезно не отличаются от мелкобуржуазных демократов.

Принимая во внимание это обстоятельство, мы вправе сделать вывод, что второй Интернационал в подавляющем большинстве его официальных представителей вполне скатился к оппортунизму. Опыт Коммуны был не только забыт, но извращен. Рабочим массам не только не внушалось, что близится время, когда они должны будут выступить и разбить старую, государственную машину, заменяя ее новой и превращая таким образом свое политическое господство в базу социалистического переустройства общества, -массам внушалось обратное, и “завоевание власти” представлялось так, что оставались тысячи лазеек оппортунизму.

Извращение и замалчивание вопроса об отношении пролетарской революции к государству не могло не сыграть громадной роли тогда, когда государства, с усиленным, вследствие империалистического соревнования, военным аппаратом, превратились в военные чудовища, истребляющие миллионы людей ради того, чтобы решить спор, Англии или Германии, тому или другому финансовому капиталу господствовать над миром*. [c.119]

 

Примечания

 

100 Гаагский конгресс I Интернационала происходил 2–7 сентября 1872 года. На нем присутствовало 65 делегатов от 15 национальных организаций. Маркс и Энгельс при подготовке конгресса проделали огромную работу по сплочению пролетарских революционных сил. По предложению Маркса и Энгельса была принята повестка дня, намечен [c.361] срок созыва конгресса. В порядке дня конгресса стояли два основных вопроса: 1) о правах Генерального Совета и 2) о политической деятельности пролетариата.

Конгресс принял резолюции о расширении полномочий Генерального Совета, о перенесении местопребывания Генерального Совета, о деятельности тайного “Альянса социалистической демократии” и другие. Большая часть этих резолюций была написана Марксом и Энгельсом. В основу остальных легли их предложения.

В решении конгресса по второму вопросу говорилось, что “завоевание политической власти стало великой обязанностью пролетариата”, а для того, “чтобы обеспечить победу социальной революции и достижение ее конечной цели – уничтожение классов”, необходима организация пролетариата в политическую партию (см. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 18, стр. 143). На конгрессе получила свое завершение многолетняя борьба Маркса и Энгельса и их сторонников против всех видов мелкобуржуазного сектантства. Лидеры анархистов М.А. Бакунин, Д. Гильом и другие были исключены из Интернационала. Решения Гаагского конгресса, вся работа которого проходила под непосредственным руководством Маркса и Энгельса и при самом активном их участии, знаменовали собой победу марксизма над мелкобуржуазным мировоззрением анархистов и заложили фундамент для создания в будущем самостоятельных национальных политических партий рабочего класса. [c.362]

Вернуться к тексту

101 См. Ф. Энгельс. “Предисловие к работе К. Маркса “Критика Готской программы”” (К. Маркс и Ф, Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 22, стр. 96). [c.362]

Вернуться к тексту

102 “Заря” – марксистский научно-политический журнал; издавался легально в 1901–1902 годах в Штутгарте редакцией “Искры”. Всего вышло 4 номера (три книги) “Зари”: № 1– в апреле 1901 года (фактически вышел 10 (23) марта), № 2–3 – в декабре 1901 года, № 4 – в августе 1902 года. Задачи журнала были определены в “Проекте заявления редакции "Искры" и "Зари"”, написанном В.И. Лениным в России (см. Сочинения, 5 изд., том 4, стр. 322–333). В 1902 году во время возникших разногласий и конфликтов внутри редакции “Искры” и “Зари” Г.В. Плеханов выдвинул проект отделения журнала от газеты (с тем, чтобы оставить за собой редактирование “Зари”), но это предложение не было принято, и редакция этих органов оставалась все время общей.

Журнал “Заря” выступал с критикой международного и русского ревизионизма, в защиту теоретических основ марксизма. В “Заре” были напечатаны работы Ленина “Случайные заметки”, “Гонители земства и Аннибалы [c.362] либерализма”, “Гг. “критики” в аграрном вопросе” (первые четыре главы работы “Аграрный вопрос и “критики Маркса””), “Внутреннее обозрение”, “Аграрная программа русской социал-демократии”, а также работы Плеханова “Критика наших критиков. Ч. 1. Г-н П. Струве в роли критика марксовой теории социального развития”, “Cant против Канта или духовное завещание г. Бернштейна” и другие. [c.363]

Вернуться к тексту

103 Имеется в виду Пятый международный конгресс II Интернационала, который происходил в Париже 23–27 сентября 1900 года. По основному вопросу “Завоевание политической власти и союзы с буржуазными партиями”, связанному с вхождением А. Мильерана в контрреволюционное правительство Вальдека-Руссо, большинством голосов конгресс принял резолюцию, внесенную К. Каутским. В резолюции говорилось, что “вступление отдельного социалиста в ряды буржуазного правительства не может быть рассматриваемо, как нормальное начало завоевания политической власти, но как вынужденное временное и исключительное средство в борьбе с трудными обстоятельствами”. Впоследствии на этот пункт резолюции часто ссылались оппортунисты в оправдание своего сотрудничества с буржуазией. В журнале “Заря” № 1 за апрель 1901 года была опубликована статья Г.В. Плеханова “Несколько слов о последнем парижском международном социалистическом конгрессе (Открытое письмо к товарищам, приславшим мне полномочие)”, в которой была дана резкая критика резолюции Каутского. [c.363]

Вернуться к тексту

104 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 17, стр. 339 в т. 18, стр. 90. [c.363]

Вернуться к тексту

105 Бернштейниада, бернштейнианство – оппортунистическое, враждебное марксизму течение в международной социал-демократии, возникшее в конце XIX века в Германии и на званное по имени Э. Бернштейна, наиболее открытого выразителя ревизионизма.

В 1896–1898 годах Бернштейн выступил в теоретическом органе германской социал-демократии, журнале “Die Neue Zeit” (“Новое Время”), с серией статей “Проблемы социализма”, в которых подверг ревизии философские, экономические и политические основы революционного марксизма. “Отрицалась возможность научно обосновать социализм и доказать, с точки зрения материалистического понимания истории, его необходимость и неизбежность; отрицался факт растущей нищеты, пролетаризации и обострения капиталистических противоречий; объявлялось несостоятельным самое понятие о “конечной цели” и безусловно отвергалась идея диктатуры пролетариата; отрицалась принципиальная противоположность либерализма и социализма; отрицалась теории классовой борьбы...” (В.И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 6, [c.363] стр. 7). Ревизия марксизма бернштейнианцами была направлена к тому, чтобы превратить социал-демократию из партии социальной революции в партию социальных реформ.

Левые элементы германской социал-демократии начали борьбу против Бернштейна на страницах своих газет. В защиту бернштейнианства выступило правое, оппортунистическое крыло. Центральный комитет партии занимал примиренческую позицию по отношению к бернштейнианству и не давал ему отпора. В журнале “Die Neue Zeit” полемика по поводу статей Бернштейна была открыта в июле 1898 года статьей Г.В. Плеханова “Бернштейн и материализм”, направленной против ревизионизма.

На съездах Германской социал-демократической партии – Штутгартском (октябрь 1898), Ганноверском (октябрь 1899) и Любекском (сентябрь 1901) – бернштейнианство было осуждено, но, ввиду примиренческой позиции большинства лидеров, партия не отмежевалась от Бернштейна. Бернштейнианцы продолжали открыто пропагандировать ревизионистские идеи в журнале “Sozialistische Monatshefte” (“Социалистический Ежемесячник”) и в партийных организациях.

Бернштейнианство встретило поддержку оппортунистических элементов других партий II Интернационала. В России бернштейнианские теории были поддержаны “легальными марксистами” и “экономистами”.

Только революционные марксисты России, большевики во главе с Лениным, вели решительную и последовательную борьбу против бернштейнианства и его сторонников. Ленин уже в 1899 году выступил против бернштейнианцев в “Протесте российских социал-демократов” и в статье “Наша программа”; развернутой критике бернштейнианство подвергнуто в книге Ленина “Что делать?” и в его статьях “Марксизм и ревизионизм”, “Разногласия в европейском рабочем движении” (см. Сочинения, 5 изд., том 4, стр. 163–176, 182– 186; том 6, стр. 1–192; том 17, стр. 15–26; том 20, стр. 62–69) и других. [c.364]

Вернуться к тексту

106 См. К. Маркс. “Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта” (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 8, стр. 205–206). [c.364]

Вернуться к тексту

107 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Предисловие к немецкому изданию “Манифеста Коммунистической партии” 1872 года (К. Маркс и Ф, Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 18, стр. 90). [c.364]

Вернуться к тексту

108 См. К. Маркс. “Гражданская война во Франции” (К. Марко и Ф. Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 17, стр. 342). [c.364]

Вернуться к тексту

109 На русском языке брошюра К. Каутского “Der Weg zur Macht. Politische Betrachtungen uber das Hineinwachsen in die Revolution”. 1909 (“Путь к власти. Политические [c.364] размышления о врастании в революцию”. Берлин, 1909) вышла только в 1918 году. [c.365]

Вернуться к тексту

110 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. “Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов” (К. Маркс и Ф. Энгельс Сочинения, 2 изд., т. 7, стр. 266). [c.365]

Вернуться к тексту

111 См. К. Маркс. “Гражданская война во Франции” (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 17, стр. 342). [c.365]

Вернуться к тексту

112 Имеется в виду книга С. и Б. Веббов “Теория и практика английского тред-юнионизма”. [c.365]

Вернуться к тексту

113 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 4, стр. 446. [c.365]

Вернуться к тексту

114 “Социалистический Ежемесячник” (“Sozialistische Monatshefte”) – журнал, главный орган немецких оппортунистов и один из органов международного ревизионизма; выходил в Берлине с 1897 по 1933 год. Во время первой мировой войны (1914–1918) занимал социал-шовинистическую позицию. [c.365]

Вернуться к тексту

115 Жоресисты – сторонники видного деятеля французского и международного социалистического движения Ж. Жореса. Жорес боролся за демократию, народные свободы, за мир, против империалистического гнета и захватнических войн. Однако Жорес и его сторонники выступили с ревизией основных положений марксизма. Жоресисты считали, что социализм победит не путем классовой борьбы пролетариата с буржуазией, а в результате “расцвета демократической идеи”. Они проповедовали классовый мир между угнетателями и угнетенными, разделяли прудонистские иллюзии по поводу кооперации, считая, что развитие ее в условиях капитализма якобы будет способствовать постепенному переходу к социализму. В 1902 году жоресисты образовали Французскую социалистическую партию, стоявшую на реформистских позициях. В 1905 году эта партия объединилась с гедистской Социалистической партией Франции в одну партию – Французскую социалистическую партию. В.И. Ленин резко критиковал реформистские взгляды Жореса и жоресистов. Борьба Жореса за мир, против надвигающейся угрозы войны вызвала ненависть к нему империалистической буржуазии. Накануне первой мировой войны Жорес был убит ставленниками реакции.

Во время первой мировой войны жоресисты, преобладавшие в руководстве Французской социалистической партии, открыто выступили в поддержку империалистической войны и заняли позиции социал-шовинизма. [c.365]

Вернуться к тексту

116 Итальянская социалистическая партия была основана в 1892 году и называлась вначале “Партия итальянских [c.365] трудящихся”; в 1893 году на съезде в Реджио-Эмилии она приняла название – “Социалистическая партия итальянских трудящихся”; в 1895 году стала называться “Итальянская социалистическая партия”. С самого момента основания партии внутри нее шла острая идейная борьба двух направлений – оппортунистического и революционного, расходившихся по вопросам политики и тактики партии. В 1912 году на съезде в Реджио-Эмилии под давлением левых наиболее откровенные реформисты – сторонники войны и сотрудничества с правительством и буржуазией (Бономи, Биссолати и др.) были исключены из партии. С начала первой мировой войны и до вступления Италии в войну Итальянская социалистическая партия высказывалась против войны и выдвинула лозунг: “Против войны, за нейтралитет!”. В декабре 1914 года из партии была исключена группа ренегатов (Муссолини и др.), защищавшая империалистическую политику буржуазии и выступавшая за войну. В связи с вступлением Италии в войну на стороне Антанты (май 1915) в Итальянской социалистической партии резко выявились три направления: 1) правое, помогавшее буржуазии вести войну; 2) центристское, объединявшее большинство членов партии и выступавшее под лозунгом “не участвовать в войне и не саботировать”, и 3) левое, занимавшее более решительную позицию против войны, но не сумевшее организовать последовательную борьбу против нее; левые не понимали необходимости превращения империалистической войны в войну гражданскую, решительного разрыва с реформистами, сотрудничавшими с буржуазией. Итальянские социалисты провели совместную с швейцарскими социалистами конференцию в Лугано (1914), приняли активное участие в международных социалистических конференциях в Циммервальде (1915) и Кинтале (1916).

В конце 1916 года Итальянская социалистическая партия вступила на путь социал-пацифизма. [c.366]

Вернуться к тексту

117 Независимая рабочая партия Англии (Independent Labour Рагtу) – реформистская организация, основанная руководителями “новых тред-юнионов” в 1893 году в условиях оживления стачечной борьбы и усиления движения за независимость рабочего класса Англии от буржуазных партий. В НРП вошли члены “новых тред-юнионов” и ряда старых профсоюзов, представители интеллигенции и мелкой буржуазии, находившиеся под влиянием фабианцев. Во главе партии стояли Кейр Гарди и Р. Макдональд. НРП с момента своего возникновения заняла буржуазно-реформистские позиции, уделяя основное внимание парламентской форме борьбы и парламентским сделкам с либеральной партией. Характеризуя Независимую рабочую партию, Ленин писал, что “на деле это всегда зависевшая от буржуазии оппортунистическая партия” (Сочинения, 4 изд., том 29, стр. 456). [c.366]

В начале первой мировой войны НРП выступила с манифестом против войны, однако вскоре встала на позиции социал-шовинизма. [c.367]

Вернуться к тексту

* В рукописи далее следует:

“ГЛАВА VII

ОПЫТ РУССКИХ РЕВОЛЮЦИЙ 1905 И 1917 ГОДОВ

Тема, указанная в названии этой главы, так необъятно велика, что об ней можно и должно писать томы. В настоящей брошюре придется ограничиться, разумеется, только самыми главными уроками опыта, касающимися непосредственно задач пролетариата в революции по отношению к государственной власти”. (На этом рукопись обрывается.) Ред.

Вернуться к тексту

 

предыдущая

 

следующая
 
содержание