Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
оглавление
 

Мангейм Дж. Б., Рич Р.К.

Политология: Методы исследования

 

М.: Издательство “Весь Мир”, 1997. – 544 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста

на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

МЕТОДЫ СБОРА ДАННЫХ

 

6. ОПРОС

 

Зачастую лучший (а подчас и единственный) способ узнать, о чем люди думают и как они поступают, состоит в том, чтобы просто спросить их об этом. Признание этого факта привело к тому, что одним из наиболее распространенных методов в социальных науках стал опрос1. Овладение опросной методикой необходимо для понимания того, как развивалась политология в 30–80-х годах. В данной главе мы вкратце рассмотрим, в чем заключается этот метод, в каких случаях его уместно применять и каковы его сильные и слабые стороны. В следующих двух главах будут рассмотрены процедуры интервьюирования и шкалирования, усвоение которых небесполезно, если вы хотите успешно осуществить опрос.

Опросэто метод сбора данных, при котором исследователь получает информацию непосредственно от представителей населения, отобранных таким образом, чтобы на основании их ответов можно было с достаточной надежностью делать выводы обо всем населении или о какой-то его части2. Такая информация может быть получена либо с помощью очного или телефонного интервью, либо с помощью заполнения опрашиваемыми анкет-вопросников, доставленных им по почте или кем-то из проводящих опрос. Эти способы являются составной частью опроса как более общего метода. Лица, которые отвечают на вопросы, называются респондентами.

Опрос предоставляет исследователю информацию пяти типов: факты, знания (perceptions), мнения (opinions), отношения (attitudes) и поведенческие отчеты (behavioral reports) респондентов. В разряд фактов входят те биографические сведения о респонденте (возраст, род занятий, место рождения, первое политическое увлечение), которые могут оказаться существенными при интерпретации других данных. К разряду знаний относятся суждения респондента об окружающем мире, т.е. то, что он [c.183] знает или ему кажется, что он знает (например, фамилии должностных лиц или же сведения о политике федерального правительства в отношении торговли с Кубой). В разряд мнений входят суждения респондента о его предпочтениях или взглядах на определенные предметы и события. На выявление мнений нацелены, например, такие вопросы, как:“Вы за или против легализации торговли наркотиками?”, “Кого бы Вы хотели видеть победившим на предстоящих местных выборах?”. К отношениям можно причислить сравнительно устойчивые настроения респондентов и их оценки определенных событий, явлений и идей. Когда мы пытаемся выяснить, в какой мере население одобряет экономическую политику правительства, то при этом имеем дело с отношениями, на которых зачастую основываются определенные мнения. Поведенческие отчеты – это утверждения респондентов о том, как они поступают в том или ином случае (как голосуют, читают газетные передовицы, участвуют в деятельности какой-либо политической организации и т. п.)3.

При опросе средством операционализации понятий служат вопросы, а наблюдение состоит в фиксировании ответов респондентов на эти вопросы. Поэтому этот метод особенно подходит для тех исследований, в которых единицами анализа являются индивиды и основные используемые понятия также связаны с индивидами. В исследовании, имеющем дело с такими, допустим, понятиями, как среднегодовой импорт нефти Соединенными Штатами или число преступлений, совершаемых за год с использованием личного огнестрельного оружия, применение опроса неправомерно, потому что рядовые граждане, скорее всего, не располагают интересующей исследователя информацией об этих явлениях (хотя, наверно, интервью с кем-нибудь из представителей министерства энергетики или ФБР и дало бы требуемые сведения). Если же внимание исследователя сфокусировано на мнениях, отношениях или знаниях индивидов, то в этом случае выборочный опрос может оказаться самым оптимальным способом сбора данных. Однако это очень долгий и дорогостоящий метод. Исследователю следует учитывать, что обеспечить адекватное финансирование крупного проекта может быть очень трудно, поэтому, прежде чем [c.184] приступать к выборочному опросу, надо проверить, нет ли другого, более дешевого способа получения необходимой для целей данного исследования информации4.

 

ЭТАПЫ ПРОВЕДЕНИЯ ОПРОСА

 

Придя к решению использовать опрос в качестве метода сбора данных, какие шаги и в какой последовательности следует предпринимать?

Опросное исследование включает 14 основных видов процедур5. На практике может производиться сразу несколько процедур одновременно, и исследователь вправе по ходу опроса при необходимости возвращаться назад к той или иной процедуре или, наоборот, “перескакивать” вперед. Этапы опроса могут быть описаны следующим образом:

1. Концептуализация – определение цели исследования, выдвижение гипотез, уточнение понятий и нахождение их операциональных соответствий в данном опросе (операционализация).

2. Схематизация – установление процедур, которые должны быть применены во время опроса, и принятие решения о характере требуемой выборки.

3. Подготовка инструментария – составление анкеты или бланка интервью, определение числа и порядка вопросов, подготовка необходимых наглядных пособий или любых других подсобных средств.

4. Планирование – рассмотрение финансовых, административных, материально-технических и кадровых проблем, связанных с проведением опроса.

5. Построение выборки – отбор предполагаемых респондентов в соответствии с тем из методов, описанных в гл.5, который лучше других подходит для целей и средств данного исследования.

6. Инструктаж – подготовка интервьюеров, кодировщиков и другого обслуживающего опрос персонала к работе с респондентами и к обработке данных; снабжение персонала необходимыми материальными средствами.

7. Предварительное тестирование (pretesting) – опробование выбранного инструментария на выборке малых размеров с целью проверки правильности понимания респондентами инструкций и вопросов, а также проверки соответствия их ответов ожидаемому типу ответов. [c.185]

8. Опрос – почтовый, телефонный или очный опрос участников выборки с применением пилотажного инструментария.

9. Наблюдение за ходом опроса (мониторинг) – проверка корректности применения методики опрашивающими, а также контроль за тем, чтобы опрашивались строго только участники выборки (проверка записей интервьюеров, случаев отказа респондентов от опроса; прослушивание телефонных интервью).

10. Контрольная проверка – проверка (посредством дополнительных контактов с респондентами) того, все ли члены выборки оказались реально охвачены опросом и всели из них возвратили анкеты.

11. Кодирование – преобразование собранных данных в числовую форму.

12. Обработка – подготовка данных для анализа.

13. Анализ – переработка данных с помощью статистических и других средств с целью получения содержательных выводов.

14. Составление отчета – изложение результатов анализа в форме исследовательского отчета.

Далее в этой главе мы осветим некоторые основные моменты, которые исследователю следует принимать во внимание при проведении каждой из вышеупомянутых процедур.

 

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ

 

На этом этапе происходит сведение общего исследовательского вопроса к набору более конкретных вопросов, доступных для эмпирического изучения. При этом исследователю следует руководствоваться правилами, изложенными в гл. 2 и 3. От обсуждавшихся там процессов концептуализация отличается только тем, что в случае опроса операционализация понятий должна быть увязана с конкретной методикой сбора данных. Подробнее мы рассмотрим это требование при обсуждении инструментария и способов формулирования вопросов.

Решения, принятые на стадии концептуализации, весьма существенны для следующих этапов – схематизации опроса и построения выборки. Например, принимая решение о том, к какой группе населения приложима наша концепция, мы тем самым определяем приблизительные [c.186] границы нашей будущей выборки. Выбирая операционализацию, требующую очного интервьюирования, мы заранее ставим для себя условием обеспечение высокого уровня опроса. Лишь только приступая к обдумыванию теоретических аспектов исследования, мы уже должны сообразоваться с грядущими проблемами, например с проблемой наличных средств и с проблемой доступности респондентов.

 

СХЕМАТИЗАЦИЯ ОПРОСА

 

По своим целям опросы делятся на поисковые, описательные и объяснительные. Поисковый опрос помогает получить информацию, необходимую для более точной формулировки исследовательских вопросов и гипотез в том случае, если об изучаемом явлении известно недостаточно. Описательный опрос способствует точному измерению важных для теории переменных, но не дает основания для выводов о причинных связях. Объяснительный опрос способствует проверке гипотез о причинных связях и помогает понять наблюдаемые закономерности в свете теории. Он должен быть построен так, чтобы исключать любую конкурирующую гипотезу. Данные для каждого из этих типов опроса могут быть получены с помощью очного интервьюирования, телефонного интервьюирования, почтового и прессового анкетирования. Первые шаги в подготовке опроса заключаются в принятии решения о цели опроса и в выборе подходящего для этой цели способа сбора данных. Выбор цели в значительной степени обусловлен уровнем нашего теоретического и эмпирического знания о предмете. Характер методики сбора данных определяется, во-первых, выбранной нами операционализацией, а во-вторых, нашими материальными возможностями. Ниже мы еще поговорим об этом.

В качестве следующего шага нам предстоит избрать способ организации опроса. Основная дилемма, стоящая здесь перед нами, – предпочесть ли перекрестную (cross-sectional) или же лонгитюдную схему обследования6. При перекрестном опросе сбор данных производится всего один раз. При условии наличия репрезентативной выборки это позволяет описывать группы населения и отношения между переменными в этих группах в строго определенный момент времени, но лишает [c.187] нас возможности видеть развитие этих групп и отношений во времени. Перекрестный опрос предоставляет нам как бы моментальный снимок движущегося объекта. Такой тип более подходит для поискового или описательного опроса, однако при наличии хорошо разработанной теории и при надлежащем анализе данных он может сослужить неплохую службу и в объяснительном исследовании. Например, при изучении зависимости между типом личности и ее политическим поведением у нас может возникнуть желание утверждать, что уровень самоуважения является относительно устойчивой личностной чертой, лежащей в основе политической активности индивида. Если мы далее, в ходе опроса, установим, что лица с высоким уровнем самоуважения, как правило, более политически активны, чем лица с низким уровнем самоуважения, то у нас появится веское основание настаивать на том, что высокий уровень самоуважения приводит к (или является причиной) повышенной политической активности, несмотря на то что сбор данных, которыми мы располагаем, носил разовый характер.

При лонгитюдном опросе сбор данных производится более одного раза. Основные виды лонгитюдного опроса – это трендовое, когортное и панельное обследования.

В трендовых обследованиях в разное время опрашиваются члены нескольких разных выборок, составленных из представителей одной и той же совокупности (например, из избирателей штата Канзас). При этом каждый раз в опросе могут участвовать разные лица, но результаты всего обследования будут репрезентативно отражать тенденцию развития одной и той же совокупности в целом, поскольку, как уже говорилось в гл.5, каждая правильно построенная выборка будет эквивалентна любой другой выборке из данной совокупности. Так, например, если мы в результате проведенных в разное время опросов членов двух выборок из одной и той же группы населения выясним, что степень политических пристрастий респондентов в этих двух выборках неодинакова, то это будет значить, что за тот промежуток времени, который разделяет эти опросы, в степени политических пристрастий данной группы населения в целом произошли изменения. С помощью трендового обследования можно также изучать изменения, происходящие в зависимостях между переменными. Если [c.188] мы, к примеру, обнаруживаем, что из двух опросов, проведенных на выборках из одной и той же группы населения, зависимость между полом респондента и его политической активностью во втором выражена слабее, то можно заключить, что перед нами налицо тенденция к ослабеванию роли фактора пола в политической жизни данной группы населения.

Когортное обследование отличается от трендового тем, что, в то время как последнее репрезентативно по отношению к крупным группам населения или к населению в целом (например, к совокупности американских женщин, французских избирателей, алжирских студентов), первое нацелено на изучение во времени частных, специфических групп. Например, нам нужно сделать выборку из совокупности всех мексиканских граждан, легально иммигрировавших в США в 1985 г., а затем произвести выборку из той же самой группы тремя годами позже с целью определить степень ее адаптации к жизни в США. Хотя при этом в данной группе может наблюдаться некоторое уменьшение числа членов (за счет смертей или отъезда из США), однако новых членов не прибавится.

Как трендовое, так и когортное обследование помогает нам зарегистрировать изменение группы населения во времени, но. поскольку для каждого опроса строится своя выборка, мы не в состоянии определить, каких конкретно членов данной группы касаются наблюдаемые изменения. Это затрудняет выявление имеющихся причинных связей. В панельном обследовании в противоположность этому используется одна и та же выборка, обследуемая в разные моменты времени, что позволяет увидеть, каких членов группы касаются изменения, и определить те особенности личности или опыта респондента, которые связаны с этими изменениями. Например, мы можем проинтервьюировать членов одной и той же выборки из общей совокупности зарегистрированных в округе избирателей до, во время и после избирательной кампании, с тем чтобы установить, какие аспекты кампании в наибольшей степени повлияли на изменения во мнениях избирателей о кандидатах.

Однако наряду с этим важным преимуществом панельное обследование обладает и некоторыми недостатками. Во-первых, оно требует больших материальных издержек, поскольку не терять членов выборки из виду в течение длительного времени плюс опросить их несколько раз стоит недешево. [c.189] Во-вторых, при панельном обследовании исследователь может столкнуться с проблемой реактивности того типа, который описан в гл.4. Уже сам факт того, что человека несколько раз опрашивают по одному и тому же поводу, может вызвать у него желание изменить свое мнение или поведение, чего он, возможно, и не стал бы делать, если бы не опрос. Такая реакция может привести к искажениям в результатах. Во всяком случае, существует риск того, что данная выборка, включенная в исследование, перестанет быть репрезентативной по отношению к генеральной совокупности. В-третьих, валидность панельного исследования может быть поставлена под сомнение за счет убывания выборки. Убывание имеет место тогда, когда респонденты, опрошенные в первый раз, в последующие разы не опрашиваются. Если же те, кто выпадает из опроса, обладают такими релевантными для исследования особенностями, какими те, кто не выпадает из опроса, не обладают, то это может привести к сильно смещенной выборке, что вызовет смещение в результатах и одновременно не позволит экстраполировать их на генеральную совокупность.

Несмотря на эти недостатки, панельное обследование является самым действенным методом из тех, что используются в объяснительных исследованиях, и чаще всего окупает все расходы за счет той дополнительной информации, которую оно приносит.

Особым типом лонгитюдного обследования является экспериментальное обследование, при котором исследователь вызывает изменения в одной или нескольких независимых переменных в промежутке времени между первым и вторым опросами либо подгоняет опросы ко времени до и после некоторого ожидаемого изменения независимой переменной (например, до и после введения в действие нового закона или до и после избрания нового президента страны). Такое обследование может быть использовано в качестве полевого эксперимента и бывает особенно полезно при оценке той или иной правительственной политики.

 

ПОДГОТОВКА ИНСТРУМЕНТАРИЯ

 

Какую бы схему опроса мы ни избрали, нам в любом случае нужно будет разработать серию вопросов, используемых в качестве рабочего средства для получения [c.190] необходимых измерений. Эта процедура представляет собой продолжение процесса операционализации понятий, начатого на этапе концептуализации; целью ее является разработка инструментария опроса, т.е. либо анкеты, которую респондент заполняет самостоятельно, либо бланка интервью, который заполняется интервьюером в ходе проведения интервью.

При разработке инструментария исследователю следует обращать внимание на: (а) содержание, (б) тип, (в) форму, (г) словесную формулировку и (д) порядок вопросов. Содержание вопроса обусловливается общей исследовательской проблемой или гипотезой и в свою очередь определяет ту информацию, которая может быть получена из ответа. Что нужно знать, чтобы подтвердить гипотезу, и какие вопросы нужно задать, чтобы получить необходимую информацию? Очень важно уметь ясно себе представлять одновременно и то, какую информацию мы желаем получить в ответ на каждый вопрос анкеты, и то, как эта информация будет использована при анализе данных, что нового она внесет в наши знания об объекте исследования.

Почти о любом предмете можно задать массу самых разных вопросов, однако для того, чтобы респондент был в состоянии заполнить анкету, она должна быть относительно короткой. Очные интервью, как правило, должны длиться не более 45 минут, а телефонные – не дольше 20 мин. Анкета, пересылаемая по почте, вообще не должна превышать четырех страниц. Стремление к краткости, однако, не должно преобладать над необходимостью формулировать вопросы так, чтобы исключить конкурирующие гипотезы, которые могут возникнуть при анализе данных. Для решения этой проблемы можно посоветовать следовать двум общим правилам. Во-первых, число гипотез или исследовательских вопросов, изучаемых посредством опроса, должно быть сведено к минимуму; это позволит ограничить число переменных, по которым необходимо получить информацию. Во-вторых, отбирая вопросы, отсеивайте те из них, роль которых в предстоящем анализе данных вам заранее неясна.

Опросы обычно включают в себя как вопросы, специфические для данного исследования, так и вопросы общего, “фонового” характера, предназначенные для измерения тех параметров, которые – как это бывает ясно из данных предыдущих исследований – непосредственно [c.191] связаны с различительными признаками изучаемого типа политического поведения. Общие вопросы включаются в анкету для того, чтобы исключить конкурирующие гипотезы, относящиеся к таким “фоновым” параметрам, и чтобы уточнить наше понимание существующих зависимостей, проследив за тем, как они различаются в разных демографических группах. Практически в любой опросный инструментарий включаются (или по меньшей мере рассматриваются на предмет включения) вопросы, касающиеся следующих параметров:

 

 

Пол
возраст
расовая принадлежность
доход
вероисповедание
образование
род занятий

семейное положение
состав семьи
недвижимое имущество
партийность
национальность
срок проживания в данной местности
членство в общественных организациях

 

 

Тип вопроса определяется тем, имеет ли он открытый или закрытый набор возможных ответов. На вопрос с открытыми возможностями для ответа, или открытый вопрос (open-ended question), респондент волен отвечать своими словами; никакие варианты ответа извне ему не навязываются. Пример такого рода вопроса: “Какая проблема, по Вашему мнению, будет в этом году самой важной на местных выборах?” У подобных вопросов то преимущество, что они позволяют обнаружить непредвиденные повороты в ответах респондентов. Кроме того, они помогают избежать искажения информации, возникающего зачастую за счет наличия недоговоренности или тенденциозности в вариантах ответов, заранее подобранных исследователем. Однако у вопроса с открытыми возможностями для ответа есть и свои недостатки. Дело в том, что он сильно затрудняет сравнение ответов между собой, поскольку каждый респондент при ответе может исходить из своей уникальной, отличной от остальных “системы координат”. Кроме того, такие вопросы могут приводить к пустым или бестолковым ответам, к ответам не по существу или просто длинным, сложным для анализа.

Отвечая на вопрос с закрытым набором возможных ответов, или закрытый вопрос (closed-ended question), респондент [c.192] вынужден выбирать ответ из ограниченного числа предлагаемых в анкете вариантов. Вопросы этого типа легко поддаются сравнению и дальнейшей обработке, они исключают возможность появления не относящихся к делу ответов. Пример вопроса с закрытым набором возможных ответов: “Кем Вы себя считаете: (1) консерватором, (2) умеренным, (3) либералом?” Варианты ответов должны быть в совокупности исчерпывающими (т. е. они должны включать все ответы, какие только можно предугадать) и взаимоисключающими (т. е. на каждый вопрос должно допускаться не более одного варианта ответа). Кроме того, респонденту следует предоставить возможность отражать в ответе степень своей оценки в тех случаях, когда это является значимым. Такой вопрос, как, например: “Некоторые считают, что клиники, в которых производятся аборты женщинам из неимущих слоев, должны содержаться за счет федерального правительства. Согласны ли Вы с таким мнением?” – предполагает более широкий набор потенциальных ответов, чем просто “согласен” и “не согласен”. Спектр возможных оценок, наверно, лучше отразит ряд типа “полностью согласен”, “согласен”, “отношусь нейтрально”, “не согласен”, “совершенно не согласен” и “не знаю”.

Даже тогда, когда вопрос с закрытым набором возможных ответов построен хорошо, не исключен риск того, что подобранные исследователем варианты ответов могут повлиять на ответ респондента, а это явно нежелательно. Например, вопрос, подобный следующему: “Какая из приводимых ниже проблем, стоящих сегодня перед США, является, по Вашему мнению, самой важной?” – сам по себе уже подразумевает невозможное, а именно: будто исследователь в состоянии перечислить на выбор все мыслимые проблемы; тем самым использование в данном случае закрытого набора вариантов ответов может помешать обнаружить какую-то непредвиденную нами точку зрения. Выбор между двумя вышеописанными типами вопросов должен осуществляться с учетом как доступных нам средств обработки данных (“открытые” вопросы требуют более сложной обработки), так и теоретических и эмпирических знаний о предмете (“закрытые” вопросы требуют лучшей осведомленности о предмете).

Форма вопроса относится к способу его презентации. Помимо наиболее обычной формы: “устный (письменный) вопрос – устный (письменный) ответ”, – существует [c.193] целый ряд других способов, помогающих респонденту понять, о чем его спрашивают, и сделать сознательный выбор при ответе. Многие способы связаны с использованием наглядных пособий, таких, как схемы, фотографии, карточки с надписями и рисунками. Один из примеров – “термометр ощущений”, разработанный в Опросном научно-исследовательском центре Мичиганского университета. Респонденту предъявляют карточку с изображением “термометра ощущений” (см. рис.6.1) и просят оценить, какие ощущения – “горячие” или “холодные” – у него вызывает тот или иной объект (например, демократическая партия или мэр города, где он проживает), указывая на соответствующее показание “термометра”. Такое наглядное пособие помогает респонденту упорядочить большее число возможных вариантов (например, всех кандидатов на пост президента страны), чем он это мог бы сделать в уме. Процедура состоит в том, что исследователь просто спрашивает мнение респондента отдельно по [c.194] каждому варианту, а затем сравнивает показания “термометра”. Вообще, чем более сложные умственные операции требуются от респондента, тем полезнее могут оказаться наглядные пособия и другие варианты вопросно-ответной формы.

 

 

Рис. 6.1. “Термометр ощущений” как пример наглядного пособия

 

Решающим фактором успеха всего опроса является правильная словесная формулировка вопросов. Ведь если вы не сумеете точно сформулировать интересующий вас вопрос, то и полученный вами ответ не будет соответствовать тому роду данных, которые нужны для проверки вашей гипотезы. Если вопросы задаются таким образом, что они поощряют одни ответы в ущерб другим, то и результаты опроса будут отражать не столько реальный мир, сколько выбор, внушенный самой структурой вопроса. Конечно, в разных исследовательских проектах и вопросы предполагаются разные, но, несмотря на это, мы можем предложить несколько общих правил составления пунктов опроса, способных обеспечить надежные и достоверные результаты. (Более подробно правила формулирования вопросов излагаются в гл.7.)

Во-первых, во всех случаях, когда это не наносит урон содержанию исследования, старайтесь включать те вопросы и понятия, которые были успешно использованы в предыдущих исследованиях. В настоящее время в политологии существует целый ряд хорошо разработанных и всесторонне опробованных в плане их надежности (валидности) стандартизованных мер понятий (measure of concept) из числа часто применяемых на практике7. Использование их в опросе избавляет исследователя от необходимости разрабатывать какие-то новые меры; кроме того, это позволяет сравнивать результаты разных исследовательских проектов.

Во-вторых, прежде чем включать какой-то вопрос в опросный лист, проверьте, могут ли вообще данные респонденты располагать информацией, необходимой для ответа на него. Не спрашивайте респондента о том, чего он заведомо не испытал или не знает, а если возникает сомнение в компетентности респондента, то для ее проверки можно воспользоваться пробными вопросами. В порядке пробы респондента сначала выясняют его уровень знания предмета, а затем просят выразить свое мнение об этом предмете или высказать суждение о нем. Например, можно [c.195] спросить: “Скажите, пожалуйста, какова позиция кандидата Смита по вопросу о торговле с ЮАР?” – и, если респондент ответит правильно, задать следующий вопрос:“Вы согласны с такой позицией?” Такой прием позволяет удостовериться в том, что респондент не будет говорить о том, чего он не знает, например из нежелания признаться в своем незнании.

В-третьих, зачастую полезнее, чем вопросы, могут оказаться утверждения о предмете. При этом исследователь обыкновенно просит респондента сказать, в какой степени он согласен или не согласен с серией утверждений, подобранных так, чтобы отразить различные точки зрения по интересующему исследователя предмету. Такая форма имеет ряд преимуществ по сравнению с просто вопросами. С одной стороны, она предоставляет исследователю простое средство измерения интенсивности оценок в тех случаях, когда это важно. С другой стороны, она помогает добиться того, чтобы все респонденты в своих ответах исходили из одной “системы координат”, что увеличивает надежность и достоверность измерений. Кроме того, утверждения на различные темы могут быть перемешаны так, чтобы респондент не догадался, к чему в конечном счете клонит исследователь. Если, к примеру, целью опроса является определить степень согласованности декларируемых респондентами взглядов на гражданские свободы с их терпимостью или нетерпимостью по отношению к отклоняющимся от нормы социальным группам, то серия вопросов, последовательно вытекающих друг из друга, может побудить респондента увидеть неувязки в своих ответах и устранить их, невзирая на то, каково его мнение в действительности. Вместе с тем серия утверждений, выявляющих ту же самую зависимость, но перемежающихся утверждениями на другие темы, не дает разглядеть очевидной закономерности и легко сбивает с толку чересчур догадливого респондента. Наконец, утверждения по сравнению с вопросами легче использовать при построении сложных мер отношений, называемых шкалами или индексами (см. гл.8).

В-четвертых, используя утверждения вместо вопросов, помните, что респонденты имеют обыкновение соглашаться с утверждениями исследователя независимо от своей собственной точки зрения. Эта закономерность называется [c.196] ответной тенденцией (response set), и в тех пунктах опроса, в которых она не учтена, проявляется сдвиг в сторону ответной тенденции (response set bias). Этот феномен легко заметить, если пытаться измерить степень политического консерватизма сначала с помощью шести утверждений, с которыми консервативно настроенные лица по идее должны согласиться, а затем снова с помощью других шести утверждений, с которыми эти лица, скорее всего, не согласятся. Первое измерение почти наверняка “покажет” значительно больший процент консерваторов, чем второе, вне зависимости от реального числа консерваторов в выборке. Пункты опроса следует перемешивать между собой так, чтобы иногда ожидалось согласие, а иногда несогласие с той или иной точкой зрения или отношением.

В-пятых, измерение переменной с помощью одного-единственного пункта опроса может вызвать смещение в результатах. Например, если для измерения степени недовольства населения мерами по устранению расовой сегрегации в школах руководствоваться только ответами на один-единственный вопрос: “Вы одобряете совместную перевозку школьников на автобусах, невзирая на расовую принадлежность?”– то в результате можно переоценить степень общественной оппозиции ввиду того, что респонденты лишены в этом вопросе возможности рассмотреть все те аргументы “за” и “против”, которые в реальной ситуации, возможно, смягчили бы их позицию8. Для измерения отношений, которые могут служить основанием для действий в целом, более предпочтительно использовать сразу несколько пунктов опроса и формировать индекс или шкалу (как это показано в гл.8).

Помимо составления отдельных пунктов опроса, исследователь должен подумать и об организации опросного инструментария в целом. Добротные анкеты и бланки интервью обычно состоят из четырех основных частей: вводной части, нескольких вопросов для разминки, основных вопросов и биографических вопросов. (В случае очного интервью имеет место также предварительная часть, во время которой интервьюер выясняет, соответствует ли респондент требованиям данной выборки, и получает его согласие на проведение интервью. Мы еще вернемся к этому в гл.7 при разговоре о подготовке интервьюеров.) [c.197]

Во вводной части респонденту разъясняются задачи исследования, так чтобы убедить его в важности опроса и в том, что опрос заслуживает того, чтобы потратить на него время. Зачастую это удается сделать посредством апелляции к какой-нибудь высокой цели или к общепризнанному авторитету. Если у опроса имеется влиятельный спонсор, то желаемый эффект может произвести фраза типа: “Государственный отдел по трудоустройству поручил нам...” или “Мы проводим опрос для института социологических исследований...”. Объясняя задачу исследования, важно стараться избегать специальных терминов, не употребляющихся респондентами в повседневном общении. Например, было бы неразумно обращаться к респонденту со словами: “Мы проводим исследование связей между массами и элитой с целью определения, в какой степени формальные механизмы представительства являются ширмой для социального контроля со стороны политической элиты”, – даже если это высказывание отражает реальную цель исследования. Правильнее было бы сказать иначе: “Мы хотим выяснить, какие у вас – и у таких людей, как вы, – имеются контакты с выборными представителями власти, и мы надеемся, что результаты этого исследования помогут улучшить работу нашего правительства”. Не рекомендуется лгать респондентам, но вместе с тем во вводной части нельзя раскрывать ту информацию, которая может привести к искажениям в ответах. Если респонденту сообщить, что объектом исследования являются расовые предрассудки, то он будет давать иные ответы, чем если ему сказать, что исследование касается просто отношений между гражданами или какой-нибудь другой нейтральной темы.

Вводная часть может помочь интервьюеру установить хороший контакт с респондентом, а также развеять возможные опасения последнего относительно того, не служит ли опрос прикрытием для каких-либо неблаговидных целей.

Разминочные вопросы тоже помогают достичь непринужденности в общении с респондентом. Это беспристрастные, нейтральные вопросы, задающиеся с целью завязать беседу. Для разминки хорошо бывает спросить респондента о том, давно ли он живет в данной местности, или о том, какие наиболее актуальные проблемы стоят, по его мнению, перед страной или перед его округом. Однако каждый вопрос, [c.198] отобранный в качестве разминочного, должен быть релевантен для данного исследования и должен играть свою определенную роль в анализе, иначе он пропадет втуне. Поэтому разминочные вопросы не выискивают специально, а отбирают из числа основных вопросов.

Основные вопросы составляют ядро опросного инструментария. Порядок пунктов внутри этой группы определяется главным образом необходимостью придерживаться логического хода опроса. Порядок вопросов отнюдь не всегда неважен. Случается, что исследователь хочет задать один и тот же вопрос несколькими способами. При этом различные модификации этого вопроса не должны занимать смежные места в опросе, чтобы респондент не счел их избыточными. Подобным же образом если некоторое явление нуждается в том, чтобы о нем были заданы как общие, так и частные вопросы, то сначала лучше задать общий вопрос, чтобы получить ответ, не обусловленный рядом частных уточнений. Кроме того, вопросы с открытыми возможностями для ответа имеет смысл помещать перед вопросами с закрытым набором возможных ответов, касающимися той же темы, чтобы варианты ответов, предлагаемые в вопросах “закрытого” типа, не могли искажающе повлиять на ответы на вопросы “открытого” типа. Если есть основание полагать, что порядок вопросов будет влиять на ответы, то проверить это можно в ходе предварительного тестирования.

Биографические вопросы имеют целью получение фактических данных о респонденте; иные из них подчас считаются сугубо личными. Эти вопросы обычно помещаются в конец опроса, чтобы у респондента не возникло раньше времени впечатления, что исследователь сует нос не в свое дело, – это может помешать опросу. Хотя люди, как правило, довольно охотно сообщают сведения о своем доходе или семейном положении, получение адекватных ответов на биографические вопросы требует аккуратных словесных формулировок.

Помещение биографических вопросов в конец опроса имеет еще то дополнительное преимущество, что скучные вопросы, с какими людям обычно приходиться сталкиваться при заполнении всякого рода бланков, откладываются на потом, а сначала задаются интересные вопросы, и, таким образом, респондент не успевает сразу заскучать. [c.199] Это особенно важно при самостоятельном заполнении анкеты респондентом, потому что ряд шаблонных вопросов в самом начале, ассоциируясь с выполнением какой-то нудной работы, может отбить у респондента охоту заполнять анкету, тогда как вопросы, касающиеся важных проблем, могут, наоборот, возбудить его интерес к заполнению анкеты.

После того как мы разработали основные детали инструментария, нам надо принять решение, как лучше разместить их на бумаге. Это то, что определяет формат инструментария. Эрл Бэбби утверждает: “Формат анкеты, может быть, не менее важен, чем содержание и формулировка вопросов. Неправильная подача текста в анкете может привести к тому, что респонденты станут пропускать вопросы, неверно их понимать и даже в крайнем случае могут бросить заполнять анкету”9. Не менее важным может оказаться и формат бланка интервью. Плохо составленный бланк сбивает с толку интервьюера, заставляет его перескакивать через вопросы, неаккуратно фиксировать ответы и в итоге отталкивает респондента неуклюжим ведением интервью. Мы можем предложить несколько правил расположения анкеты или бланка интервью на бумаге.

Первое правило заключается в том, чтобы не скучивать на листе пункты опроса. Трудно переоценить урон, который может нанести опросу чересчур тесное расположение текста на странице. Во избежание ошибок на каждой странице опросного инструмента оставляйте как можно больше свободного места. В случае бланка интервью эта мера облегчит для интервьюера следование инструкции и фиксирование ответов. В случае самостоятельно заполняемой анкеты это поможет респонденту правильно прочитать и отметить нужные пункты, а кроме того, создаст у него впечатление, что заполнить анкету нетрудно. Уж лучше пусть анкета содержит много листов с несколькими пунктами опроса на каждом из них, чем несколько листов со многими пунктами опроса на каждом. Общее количество страниц в меньшей степени значимо, чем четкое расположение текста на каждой из них, однако нельзя не считаться и с тем эмпирическим фактом, что на заполнение 10 правильно составленных страниц опросного инструмента уходит примерно 30 минут, а это как раз то время, в течение [c.200] которого исследователю обычно удается задерживать внимание респондента.

При расположении материала на бланке интервью исследователь должен одновременно учитывать нужды интервьюера, кодировщика (который будет считывать информацию с заполненного листа) и тех, кто будет заниматься подготовкой этой информации для машинной обработки. Один из основных вопросов, встающих при этом, – пользоваться ли предварительно закодированным инструментом. Детально кодирование информации обсуждается в гл.12. В основе своей это операция придания числовых символов ответам, записанным в словесной форме. В предварительно закодированном опросном инструменте каждому ответу уже приписан свой числовой символ, чего нет в предварительно не закодированном инструменте. На рис.6.2 в качестве примера представлена часть предварительно закодированного бланка интервью. Мелкие цифры рядом с закодированными ответами обозначают ту колонку перфокарты, в которую должен быть внесен код. Стрелки указывают оператору, вводящему данные в компьютер, на необходимость перехода к другой строке или новому полю для ввода данных. [c.201]

 

 

Рис. 6.2. Отрывок предварительно закодированного бланка интервью
(пример вымышленный, по сравнению с реальным опросом вопросы несколько упрощены)
[c.202]

 

Предварительное кодирование инструмента имеет два преимущества. Во-первых, оно в состоянии ускорить процесс интервьюирования, облегчая для интервьюера задачу фиксирования ответов. В большинстве случаев интервьюеру проще обвести в кружок или выписать числовой символ, обозначающий ответ, чем выписывать сам ответ. Это также способствует снижению числа ошибок при считывании и интерпретации заполненного бланка интервью. Во-вторых, предварительное кодирование позволяет оператору работать прямо с опросным инструментом после его заполнения; при этом из обработки устраняется лишняя процедура, связанная с переносом информации с опросного инструмента на какой-то другой носитель, приспособленный для ввода данных в машину.

Хотя существует много разных способов расположения материала на листе предварительно закодированного инструмента, тем не менее важно, чтобы все ответы были по возможности сосредоточены на одной стороне листа, так чтобы респонденты не обращали внимания на те цифры и стрелки, которые их не касаются. [c.201]

Один из самых важных моментов, который следует учитывать при предварительном кодировании, – это то, каким способом отождествить все листы и перфокарты, содержащие ответы одного и того же респондента. Как правило, каждому респонденту приписывается свой номер, отличный от остальных, и этот номер проставляется [c.203] в первых нескольких колонках всех перфокарт, содержащих данные опроса этого респондента. Номер также должен быть записан на каждой странице бланка интервью или анкеты, чтобы обработанные данные можно было сверять с необработанными. В том случае, если на респондента приходится две и более перфокарты, в последней колонке каждой из них указывается, которая это карта из числа всех, относящихся к данному респонденту.

Составление предварительной инструкции, обеспечивающей точное и упорядоченное заполнение опросного инструмента, – одно из самых трудных дел при подготовке инструментария. Интервьюер имеет возможность хорошо подготовиться и фактически выучить наизусть весь бланк интервью, да и то в сложных случаях ему без инструкции не обойтись. У респондента, самостоятельно заполняющего анкету, нет и такой возможности, потому что анкету он видит впервые. На рис.6.3 показан один из способов, помогающих респонденту ориентироваться в вопросах. Каждому ответу здесь приписан свой номер. Согласно инструкции, респондент должен обвести кружком номер, соответствующий его ответу, и далее оператор сможет прямо с листа ввести этот номер в машину. Стрелки указывают респонденту, в какой последовательности двигаться от вопроса к вопросу. [c.204]

 

 

Рис. 6.3. Отрывок почтовой анкеты (пример вымышленный)

 

ПЛАНИРОВАНИЕ ОПРОСА И ПОСТРОЕНИЕ ВЫБОРКИ

 

Разобравшись с форматом и содержанием опросного инструментария, исследователь может переходить к следующим этапам опроса – построению выборки и планированию. Методы построения выборки уже обсуждались выше, в гл.5, поэтому здесь мы их не будем затрагивать.

Этап планирования включает в себя:

1) принятие решения о типе предстоящего опроса;
2) разработку вопросов материально-технического обеспечения опроса;
3) разработку вопросов финансирования опроса.

Характер исследовательской проблемы определяет, какой тип опроса необходим, но то, какой тип возможен, диктуется наличием или степенью доступности соответствующих материальных средств. Опросная практика предоставляет нам на выбор четыре основных типа: очное интервьюирование, телефонное интервьюирование, [c.204] анкетирование по почте и опрос через прессу. Принимая то или иное решение, следует учитывать следующие особенности каждого из этих четырех типов опроса.

Очное интервьюирование – это самый гибкий тип, поскольку оно допускает использование самых разнообразных способов опрашивания (например, применение наглядных пособий), а также предоставляет интервьюеру возможность настойчиво добиваться от респондента ответа на каждый вопрос, одновременно разъясняя ему непонятные места. Кроме того, очное интервьюирование поставляет исследователю самый большой объем данных, в силу того что при личном общении интервьюер может, как правило, удерживать внимание респондента дольше, чем при телефонном разговоре или при анкетировании. Скорость получения ответов в очных интервью тоже обычно выше. Однако у этого типа опроса есть и свои недостатки. Прежде всего, он очень дорогостоящ, и только наиболее важные исследовательские проекты позволяют финансировать его. Еще одно неудобство состоит в том, что очные интервью иногда дают сильно искаженные результаты, что обусловлено спецификой самого процесса интервьюирования. Зафиксированные ответы могут отражать не столько реальный мир или реальные отношения, сколько воздействие на респондента обстановки, в которой протекает интервью, реакцию респондента на конкретного интервьюера и его стиль опроса, тенденциозность интервьюера и допускаемые им в процессе опроса ошибки или отступления от правил.

Кроме того, последовательный “от двери к двери” опрос трудно контролировать и контролировать качественно. Исследователь не имеет возможности наблюдать за работой интервьюеров в действии (в “полевых условиях”) и должен опираться на различные способы последующей обработки интервью, чтобы удостовериться, что опрос был проведен должным образом. Хотя такие способы как установление контактов с респондентами с целью проверить, были ли они действительно опрошены, а также сравнение ответов, полученных разными интервьюерами, могут дать определенный эффект, они все же не совсем надежны и отнимают много времени. [c.205]

Почтовый опрос – другой возможный тип опроса с целым рядом преимуществ:

1. Поскольку почтовые опросы стоят намного дешевле, чем очные, они допускают более широкий круг распространения опросного инструмента и, соответственно, большие выборки.

2. Почтовый опрос позволяет избежать многих неудобств, связанных с распространением опросного инструмента. К таким сложностям относится нежелание интервьюеров работать в определенных районах и их неумение брать интервью у индивидов или семей определенного типа.

3. Почтовый опрос позволяет также избежать тех искажений в результатах, которые обусловлены личными качествами интервьюера.

4. Благодаря анонимности, обеспечиваемой за счет распространения опросного инструмента по почте, ответы респондентов бывают более правдивыми.

5. При почтовом опросе у респондента больше времени на обдумывание ответов, которые соответственно в большей степени отражают его истинные настроения, чем ответы, порождаемые в спешке в ходе очного интервью.

6. За счет централизованности процедуры кодирования и большей стандартизации всех остальных процедур в почтовом опросе меньше риск дублировании ошибок при обработке данных.

7. Почтовый опрос требует меньшего количества обслуживающего персонала. Это позволяет сэкономить деньги и время, а также обеспечивает большую стандартизацию при обработке данных.

Но, к сожалению, у почтового опроса тоже есть свои ограничения. Прежде всего, этот тип опроса требует разработки единообразного опросного листа, рассылаемого по почте всем респондентам выборки, причем выборка должна быть достаточно представительной. Но подобного единого образца, одинаково приемлемого для опроса разных групп населения, данные о которых требуется обобщить, во многих случаях просто не существует. Во-вторых, для того чтобы опрос протекал достаточно быстро, анкеты должны быть короткими. Это значит, что от каждого контакта с респондентом может быть получено относительно небольшое количество информации. В-третьих, исследователь лишен возможности контролировать действия [c.206] респондента по заполнению анкеты. Это чревато, в частности, тем, что анкета может быть заполнена не по правилам или же каким-то другим лицом, не входящим в данную выборку; кроме того, процесс заполнения анкеты может неоправданно затянуться. В-четвертых, на почтовый опрос нельзя полностью положиться в отношении валидности получаемой информации. Ведь у респондента есть время, чтобы “подсмотреть” ответ на вопрос анкеты, особенно если это касается вопроса на проверку знаний (типа такого: “Как фамилия сенатора от Вашего штата?”). И наконец, существуют такие исследовательские проблемы, которые требуют усложненной техники опроса, доступной только опытному интервьюеру.

Телефонный опрос занимает промежуточное положение между очным и почтовым сразу в нескольких отношениях. Число задаваемых вопросов в нем обычно несколько больше, чем в почтовом опросе, но меньше, чем в очном. Скорость получения ответа, как правило, ниже, чем в очном, но выше, чем в почтовом опросе. Хотя источники искажения информации, обусловленные личностью интервьюера, устранены не полностью, все же голос в телефонной трубке менее способен привести к искажениям в ответах, чем живой человек. Наконец, и требования к подготовке обслуживающего персонала находятся в промежутке между тем, чего требует опрос очный, и тем, чего требует почтовый.

К преимуществам телефонного опроса принадлежат относительная быстрота получения ответа, наличие контроля над респондентом и хорошие возможности по обеспечению более адекватных ответов. Его основной недостаток связан с трудностью получения несмещенной выборки. Ведь те люди, у которых телефона нет или телефоны которых не указаны в телефонном справочнике, могут быть не менее релевантными для исследования, чем остальные. И поэтому исключение их из выборки может привести к искаженным результатам. Например, в справочнике часто не указываются домашние телефоны должностных лиц, а многие неимущие люди вообще не имеют телефонов. И это может решающим образом повлиять на итоги такого опроса, целью которого является, например, изучение зависимости между величиной личных доходов и политическим поведением индивида. То, в какой степени [c.207] при телефонном опросе достижима репрезентативность выборки, зависит в основном от особенностей той совокупности людей, в отношении которой требуется сделать обобщение. Смещение выборки, связанное с отсутствием некоторых телефонных номеров, удается преодолеть с помощью метода рандомизированного набора телефонных номеров (random digit dialing) (т. е. с применением датчика случайных чисел), который к тому же увеличивает скорость проведения телефонного опроса10. Организации, профессионально занимающиеся телефонными опросами, широко используют специально разработанные компьютерные технологии. Их применение позволяет сократить число ошибок, так как, во-первых, пользуясь программой, интервьюер точно следует от вопроса к вопросу, а во-вторых, ответы запоминаются автоматически, по мере того, как они заносятся опрашивающим. Современное оборудование также используется для высококачественного контролирования. Для этого существует 2 способа. Первый: контролер группы может прослушивать любое интервью в любое время, чтобы исправить замеченную ошибку спрашивающего. Второй: поскольку данные заносятся в компьютер по мере поступления, легко заметить, в какой мере репрезентативна получаемая информация и внести необходимые коррективы еще в ходе работы.

 

ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ФИНАНСИРОВАНИЕМ ОПРОСА

 

После того как исследователь определил, какой тип опроса позволит получить наиболее полные и надежные данные по интересующему его вопросу, решающим становится поиск необходимых для опроса финансовых средств. Финансированием политологических исследований занимаются как государственные учреждения, так и частные фонды, основываясь при этом на рассмотрении развернутых предложений научных проектов. В поиске возможных спонсоров успех может зависеть от:

(а) наличия финансирующей организации, которая оказывает поддержку исследованиям предлагаемого типа;

(б) тщательности в подготовке такого развернутого плана исследования, в котором бы ясно и убедительно демонстрировалась его обоснованность и научная значимость;

(в) наличия у финансирующей организации нужных фондов в момент предложения ей проекта, а также от [c.208] наличия у нее намерения вложить средства именно в проект предлагаемого типа.

Профессиональный политолог почти всегда имеет возможность связаться с соответствующими подразделениями своего института, которые располагают информацией о доступных на данный момент источниках финансирования и могут помочь в подготовке развернутой заявки о проекте. Разработка ее составляет основную часть этапа планирования, однако, прежде чем она может быть написана, должны быть продуманы все детали материально-технического обеспечения опроса, с тем чтобы в заявку можно было включить четкий план организации опроса и его подробный бюджет. В плане организации исследование делится на целый ряд частных подзаданий, для каждого из которых указываются сроки исполнения и ответственные исполнители. Кроме того, в этом плане оговаривается порядок осуществления централизованного контроля за поступающими данными и порядок отчетности всех исполнителей перед руководителем (руководителями) проекта. В бюджете должны быть перечислены все намечаемые в проекте статьи расходов. Основные их виды – это затраты на оплату труда руководящего и обслуживающего персонала, транспортные услуги, услуги средств связи, обучение персонала, кодирование и проверку данных, оборудование, секретарские и конторские услуги, эксплуатацию компьютеров и других средств обработки данных.

 

ОБУЧЕНИЕ И ИНСТРУКТАЖ ПЕРСОНАЛА

 

Обучение и инструктаж персонала – один из важнейших этапов подготовки опроса, поскольку отдельные ошибки и оплошности в работе кодировщиков, интервьюеров и других сотрудников могут привести к несостоятельности результатов опроса в целом. Располагая достаточными средствами, исследователь может обратиться к услугам фирмы, специализирующейся на проведении опросов и имеющей в своем штате опытных интервьюеров; имея дело с таким персоналом, исследователю остается проинструктировать его только в том, что касается особенностей применения конкретного опросного инструментария. При более скромных материальных возможностях исследователю приходится пользоваться услугами интервьюеров, работающих по совместительству (обычно это бывают студенты), которых – прежде [c.209] чем допускать к полевой работе – надо предварительно обучить. Большая часть сведений о технике интервьюирования, которые могут понадобиться исследователю при обучении интервьюеров, содержится в гл.7. Здесь же мы хотели бы затронуть только вопрос о том, как подготовить интервьюера к вспомогательным операциям, связанным с проведением интервью.

Прежде всего у каждого интервьюера должна быть своя папка-скоросшиватель, где должны находиться все материалы, касающиеся опроса, а именно:

1. Листы бланка интервью; причем начало интервью с каждым новым респондентом хорошо бы отмечать листом цветной бумаги, чтобы легче было ориентироваться; скалывать скрепками листы отдельного интервью можно лишь после его завершения.

2. Карта района, где будет работать интервьюер, с пояснениями, как ему найти адреса нужных респондентов.

3. Рекомендательное письмо, предъявляемое респонденту в том случае, если он захочет удостовериться в цели интервью.

4. Все необходимые наглядные пособия.

5. Лист, на котором фиксируются детали договоренности с тем или иным респондентом (или семьей) о сроках посещения его (ее) интервьюером (в том числе повторного посещения).

6. Набор ручек, заправленных чернилами какого-нибудь темного цвета, чтобы он контрастировал одновременно и с белой бумагой, и с черным типографским шрифтом бланка интервью (это сразу облегчает фиксирование ответов и кодирование).

Папка-скоросшиватель позволяет интервьюеру по ходу интервью оперативно вынимать и вкладывать обратно нужные листы.

На оборотной стороне первого листа каждого бланка интервью должно быть предусмотрено место для фиксирования причин и обстоятельств возможного отказа респондента от интервьюирования, для описания обстановки, в которой протекает интервью (шумно, мешают посторонние и т. п.), и общей реакции респондента (настроен враждебно, дружелюбно, недоверчиво).

Укомплектовав папку необходимыми материалами, неплохо испытать ее в работе на ком-нибудь из знакомых [c.210] или коллег, чтобы откорректировать имеющиеся погрешности, и лишь потом давать ее интервьюерам. Затем следует проинструктировать интервьюеров относительно того, как пользоваться этими материалами. Для лучшего понимания надо инструктировать одновременно не более пяти интервьюеров; таким образом, если проект крупный, на инструктаж может понадобиться несколько занятий. Иногда бывает полезно показать интервьюерам фильм или продемонстрировать им на практике, как правильно проводить интервью. В любом случае, а особенно тогда, когда интервьюеры совсем неопытны, исследователь должен проследить, чтобы каждый интервьюер в его присутствии потренировался в ведении интервью на ком-нибудь из других членов группы; исследователь при этом должен проверять правильность понимания интервьюером соответствующих процедур.

 

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ

 

Предварительное тестирование опросного инструментария и всех сопутствующих процедур организации опроса столь же важен для успеха исследования, как пробная поездка – для успешной покупки подержанного автомобиля. Он помогает обнаружить проблемы, которые в полной мере могут проявиться только в реальных полевых условиях.

Предварительное тестирование проводится с помощью опроса небольшой выборки респондентов, сходных по ряду свойств с теми, которые будут опрашиваться в составе большой выборки. Выборка в предварительном тестировании не обязательно должна быть представительной в отношении более крупной группы населения. Куда важнее, чтобы она была построена таким образом, чтобы в процедуру предварительного тестирования оказались включенными члены всех таких групп респондентов, которые способны реагировать на инструментарий по-разному. Если, к примеру, имеются основания полагать, что малообразованные люди будут испытывать трудности в пользовании инструментарием, исследователь должен приложить все усилия, чтобы включить в предварительное тестирование респондентов с низким уровнем образования, даже если они составляют лишь незначительную часть исследуемой группы населения. [c.211]

Предварительное тестирование может служить как для тестирования инструментария, в котором исследователь вполне уверен, так и в целях усовершенствования инструментария в ситуации, когда предмет исследования хуже известен исследователю. В первом случае инструментарий проходит предварительное испытание в своем окончательном варианте. Во втором же случае исследователь может захотеть поэкспериментировать с разными вариантами (макетами) инструмента, чтобы узнать, какой из них удобнее в работе. Предварительное тестирование такого типа может включать в себя:

1. Тестирование различных словесных формулировок и форм вопросов.

2. Опробование анкеты, предназначающейся для самостоятельного заполнения респондентом, в очном интервью, чтобы в процессе живого общения с респондентом выявились возможные трудности ее заполнения.

3. Употребление открытых вопросов для выявления типичных ответов, которые затем можно будет включить в набор ответов на закрытые вопросы, с тем чтобы использовать последние в окончательном варианте.

4. Тестирование различных видов инструментария (почтовых анкет, очных интервью, телефонных интервью) с целью определения годности каждого из них.

После внесения в инструментарий коррективов исследователю следует еще раз опробовать его в предварительном тестировании, чтобы выяснить, не сохранилось ли в нем каких-либо недочетов и не возникло ли новых ошибок.

При предварительном тестировании инструмента, рассчитанного на интервьюирование, исследователь может сам провести ряд интервью, чтобы почувствовать инструмент в работе и чтобы увидеть, сколь он эффективен в работе с типическими респондентами. Если это невозможно, то исследователь по крайней мере должен сразу после того, как интервьюеры вернутся с опроса, сесть с каждым из них за стол и еще раз детально просмотреть весь инструмент и сопутствующие процедуры, чтобы установить, в каких пунктах инструкция неясна, какие конкретно процедуры неуклюжи или неудобны в применении, какие вопросы смущают или сбивают с толку респондентов.

Зачастую предварительное тестирование является способом проверки не только опросного инструмента, но и [c.212] техники взятия выборки, а также процедур оперирования с данными. Если в результате применения интервьюером предписанной выборочной техники выясняется, что выборка в предварительном тестировании совершенно нерепрезентативна или что число отобранных респондентов неоправданно мало, то применимость данной выборочной техники в данной исследовательской ситуации ставится под вопрос и требует пересмотра. Если интервьюер, используя отобранные для предварительного тестирования процедуры, испытывает затруднения в фиксировании и получении данных, то для массового полевого исследования следует разработать другие процедуры.

Иногда, когда социологи и политологи предполагают осуществить совершенно новый для них проект исследования, они должны взять на вооружение процедуру пилотажного исследования. Пилотажное исследование – это и есть осуществление широкомасштабного проекта, только в миниатюрном виде. Оно составляется на основе логического осмысления всей проблемы будущего исследования, приблизительного расположения вопросов с точки зрения их очевидной целесообразности. В ходе пилотажа проверяются все процедуры, весь инструментарий исследования, выбраковываются неудачные вопросы, вносятся коррективы на отдельных этапах исследования.

Конечно, предварительное тестирование требует средств и времени, но оно абсолютно необходимо, потому что без его проведения исследователь рискует получить негодные или вводящие в заблуждение данные. К проведению предварительного тестирования надо относиться как к покупке страховки, без которой вы можете в какой-то момент оказаться перед целой горой очень дорогостоящей, но негодной информации, чего не случится, если вы вовремя обнаружите и откорректируете все возможные недочеты.

 

ПРОВЕДЕНИЕ ОПРОСА

 

Завершив подготовительную работу, мы можем наконец приступить к собственно опросу. Он является ядром всего исследования, поскольку именно в ходе него происходит непосредственный сбор данных. То, какие процедуры производятся на этом этапе, зависит от типа [c.213] проводимого опроса. В гл.7 мы приведем несколько советов касательно очного и телефонного интервьюирования. Здесь же мы упомянем о важнейших моментах проведения почтового опроса.

Самые серьезные проблемы, связанные с почтовым опросом, – это невозвращение и задержки с возвращением анкет, искажения в ответах и неправильно заполненные анкеты. В среднем для почтового опроса считается вполне допустимым возврат анкет в размере 50% общего числа разосланных, а 70%-ный возврат считается очень хорошим показателем. Однако отсутствие искажений в ответах важнее, чем высокий процент возврата анкет, поскольку задержка с возвращением анкет чревата лишь тем, что выборка будет нерепрезентативной. Существует несколько методов обеспечения большего процента возврата. Они включают в себя следующее.

В почтовом опросе обычно в одном конверте посылаются анкета, сопроводительное письмо, разъясняющее цель опроса, и пустой конверт для отсылки анкеты обратно. Если опрос невелик, анкеты могут непосредственно вручаться респондентам кем-нибудь из персонала опроса, а затем таким же путем забираться у них обратно. В этом случае респонденту труднее забыть по рассеянности об опросе и не заполнить анкету.

Повторное напоминание по почте помогает не только существенно ускорить возврат анкет, но и установить, кто из респондентов почему-либо не получил первого письма. Обыкновенно бывает достаточно трех почтовых отправлений (первого и двух других с напоминаниями). При условии, если возможно легко определить адреса респондентов, уже вернувших анкеты, повторные письма из соображений экономии имеет смысл рассылать только тем, кто анкет не вернул. Если же адреса вернувших анкеты установить затруднительно или не удается вовсе, хорошим решением может явиться рассылка повторных писем всем членам выборки с выражением благодарности в адрес тех, кто ответил, и с напоминанием о необходимости ответить всем остальным. Повторное почтовое отправление должно содержать письмо с просьбой прислать обратно заполненную анкету и дополнительный экземпляр анкеты на тот случай, если первый экземпляр был утерян или не дошел до респондента. [c.214]

Во все почтовые отправления бывает разумно вложить номер телефона, по которому респонденты могут обращаться с вопросами. Это ускоряет процесс возврата анкет и, кроме того, снижает число анкет, заполненных неправильно. Следует также учитывать, что люди, как правило, более склонны отвечать на вопросы анкеты, если она анонимна. Поэтому процент возврата анкет увеличится, если на анкете не будет стоять никаких лишних, непонятных респонденту отметок или цифр (например, ее порядкового номера), которые респондент может воспринять как способ опознания его личности.

Некоторые исследователи предпочитают платить респондентам за возврат анкеты. Процесс получения ответов может ускориться, однако при этом увеличивается риск искажения результатов, ибо те, кого привлекают столь небольшие суммы денег, какие им обычно готов предложить исследователь, вполне могут оказаться нетипичными для данной группы населения в целом и практика денежного вознаграждения может привести к нерепрезентативному переполнению выборки подобными респондентами. Кроме того, оплачивание труда респондентов исключает анонимность опроса, поскольку, прежде чем заплатить, исследователь должен быть в состоянии определить, кто из респондентов вернул анкеты, а кто нет.

 

НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ХОДОМ ОПРОСА (МОНИТОРИНГ)

 

Мониторинг опроса необходим для обеспечения валидности и обобщаемости результатов. С помощью тщательного мониторинга можно выявить случаи чересчур медленного или неравномерного хода опроса и внести в него нужную коррекцию. Во всех типах опроса это предполагает аккуратное сохранение всех заполненных инструментов по мере их поступления.

В случае почтового опроса каждая возвращенная анкета должна быть вскрыта, проверена на предмет правильности ее заполнения и подшита в общий комплект (файл). Каждой анкете должен быть придан серийный номер, так чтобы впоследствии можно было легко установить время ее возврата. Число анкет, поступивших за день, должно отмечаться в особом журнале, чтобы исследователь имел возможность следить за ходом возврата анкет. Если по возвращенной анкете можно установить личность респондента, то исследователю [c.215] следует фиксировать поступление анкет таким образом, чтобы при этом выявлялись возможные диспропорции в ходе их возврата. Если выяснится, что какая-то географическая или демографическая группа респондентов очень пассивно отвечает на анкеты, то может понадобиться лишний раз напомнить им об опросе – иначе выборка может стать нерепрезентативной. Вдобавок к этому просматривание поступающих анкет помогает обнаружить промахи, допущенные респондентом, например пропуск последней страницы инструмента или неверное прочтение инструкции в той ее части, где говорится, как следует отмечать нужные пункты анкеты. Последующий телефонный звонок или уточняющее письмо (в случае неанонимного опроса) может помочь спасти анкету, которую иначе придется признать недействительной.

В случае очного опроса мониторинг производится главным образом посредством выслушивания исследователем устных отчетов интервьюеров, по мере того как они возвращаются с опроса. Исследователь или его опытный ассистент должен проверять заполненные бланки интервью с целью определения: (1) те ли люди (те ли семьи) были опрошены, (2) все ли опросные листы были заполнены и возвращены, (3) указаны ли в путеводителе дата и время проведения интервью, (4) проставлены ли в бланке код интервьюера и опознавательный номер респондента, (5) для всех ли отказов давать интервью изложены соответствующие причины и везде ли, где надо, отмечена договоренность о сроке дополнительного визита к респонденту (если во время первого визита интервьюера респондент почему-либо был недоступен). Все это помогает обеспечить правильность выборки и способствует дальнейшей верификации данных.

Мониторинг телефонного опроса включает в себя периодическую проверку записей интервьюеров по тем же параметрам, что и в случае очного интервьюирования. Кроме того, у исследователя или руководителя полевого обследования зачастую имеется возможность тайно прослушивать выборочные интервью. Эта мера усиливает у интервьюеров чувство ответственности, а также помогает обнаруживать и устранять недочеты, допускаемые ими в ходе применения инструмента.

Тщательный мониторинг способен сыграть значительную роль в обеспечении валидности результатов опроса. [c.216]

 

КОНТРОЛЬНАЯ ПРОВЕРКА

 

Контрольная проверка (верификация) особенно важна при очном опросе, когда интервьюер – в случае его недобросовестности – имеет возможность сфальсифицировать результаты интервью, да и добросовестный интервьюер может ошибиться, опросив не того, кого надо. Бывали случаи, что непрофессиональные интервьюеры, чтобы избежать долгих хождений, сочиняли вымышленные интервью, а приходящие няни выдавали себя за хозяев дома и давали за них интервью. Контрольная проверка позволяет исследователю устранить ошибки этого типа и удостовериться в том, что выборка формируется согласно установленной процедуре.

Верификация итогов очного интервью обычно сводится к дополнительной встрече (разговору) с тем или иным респондентом с целью определения: (1) имело ли место интервью на самом деле, (2) все ли вопросы задал интервьюер и все ли ответы он правильно записал. Чтобы это выяснить, спросите респондента, когда имело место интервью и сколько приблизительно оно длилось. Если респондент подтвердит факт проведения интервью, попросите его ответить еще раз на два простых вопроса (взятых из середины и из конца интервью) под тем предлогом, что его первоначальные ответы были записаны неразборчиво. Сверьте новые ответы с теми, которые были зафиксированы ранее.

Поскольку методика построения выборки иногда не позволяет исследователю заранее знать имена или адреса респондентов, то тогда ему имеет смысл воспользоваться обратным телефонным справочником, где телефонные номера перечисляются в порядке их возрастания, который соответствует расположению дома на местности, а не тому или иному порядку расположения фамилий абонентов. Исследователю следует набирать номера тех домов, которые, согласно выборке, должны были попасть под опрос. В подобном случае неправильно было бы звонить просто тем респондентам, фамилии которых указаны в возвращенных анкетах.

Если телефонная связь оказывается неэффективной, то по тем адресам, которые должны были попасть в опрос, могут быть разосланы письма (со вложенными в них открытками с обратным адресом и с упомянутыми выше [c.217] вопросами), обращенные к тому из членов семьи, кто давал интервью, с просьбой заполнить и отослать обратно открытку.

В широкомасштабных опросах верификация осуществляется на выборочной основе, поскольку связываться еще раз со всеми респондентами может оказаться чересчур накладно. Однако если в ходе выборочной проверки в материалах интервьюера обнаруживается хоть одна значительная ошибка или хоть один случай фальсификации, то проверке должны быть подвергнуты и все остальные взятые им (ею) интервью.

 

ВТОРИЧНЫЙ АНАЛИЗ ДАННЫХ ОПРОСА

 

Остальные этапы опросного исследования рассмотрены в других главах. Здесь мы не будем забегать вперед, но тем не менее нам хотелось бы остановиться на некоторых аспектах анализа данных, не затронутых в других главах.

Надо иметь в виду, что большинство политологов (возможно, даже большая часть политологов, публикующих книги и статьи, основанные на опросных данных) никогда сами не проводят опроса. Происходит это потому, что зачастую очень трудно получить необходимую финансовую поддержку, а также потому, что ответить на тот или иной исследовательский вопрос нередко вполне возможно, используя опросные данные, собранные другими. Изучение данных, собранных кем-то другим, называется вторичным анализом. Ввиду общей дороговизны опросов такой анализ опросных данных весьма обычен11.

Бытует мнение, что вторичный анализ является анализом низшего сорта по сравнению с первичным сбором данных, поскольку он не дает новой информации, пригодной для изучения. Такой подход представляется ошибочным, ибо вторичный анализ иногда бывает в высшей степени желателен в силу целого ряда причин. Прежде всего, результаты почти любого опроса содержат данные, которые первоначальный исследователь нигде не использовал из-за того, что они имеют лишь косвенное отношение к изучаемому им вопросу. А какой-то другой исследователь, возможно, найдет, что эти данные прекрасно подходят для ответа на занимающий его вопрос. Таким образом, вторичный анализ обеспечивает более полное использование данных и способствует экономии средств в ситуации, [c.218] когда уже имеется вполне достаточно нужной информации. Во-вторых, опросы (как и любой другой столь же назойливый, с точки зрения населения, способ сбора информации) несут в себе опасность контаминации населения. Это означает, что многочисленные повторные исследования одного и того же явления среди одной и той же группы населения фактически могут спровоцировать изменения в этом явлении или же вызвать нежелание людей участвовать в дальнейших опросах. Не требуя дополнительных полевых исследований, вторичный анализ сводит на нет возможность подобного рода контаминации. В-третьих, хотя вообще в распоряжении политолога имеется множество методов анализа данных, в рамках одного исследования он будет склонен использовать лишь некоторые из них. А при вторичном анализе исследователь может применить к изучению тех же самых данных другие или новые методы, что, возможно, расширит его понимание предмета или даже приведет к другому ответу на тот же самый, первоначальный исследовательский вопрос.

Самый плодотворный подход при вторичном анализе заключается в том, чтобы сначала выбрать исследовательский вопрос, выработать подлежащие верификации гипотезы, а затем заняться поиском завершенных исследований, в которых имеются данные, необходимые для верификации этих гипотез. Работа в противоположном направлении (т.е. сначала обнаружение некоторого добротного корпуса данных, а затем его изучение в надежде натолкнуться на какой-нибудь важный исследовательский вопрос) хотя в иных случаях и окупается, но зато сильно ограничивает спектр вопросов, доступных взору исследователя.

Первое требование, предъявляемое к корпусу данных, состоит в том, чтобы он был основан на выборке из релевантной для данной задачи группы населения. Например, если мы хотим сделать некоторое обобщение касательно всех женщин США, то изучение выборки из общего числа женщин-избирателей штата Канзас ничего нам не даст. Второе требование касается того, чтобы инструмент опроса содержал релевантные для данной задачи операционализации ключевых переменных, входящих в те гипотезы, которые подлежат верификации. Если, к примеру, в исследовании центральное место занимает проблема различий [c.219] между белыми и неграми, а в первичном корпусе данных расовые различия фиксированы лишь как различия между белыми и небелыми, то изучение этого корпуса в свете данной исследовательской задачи ничего не даст, поскольку в категорию небелых, кроме негров, входят и другие расовые группы (мексиканцы, индейцы и пр.).

Как же выяснить, подходит для нас или нет то или иное исследование? Прежде всего, в хороших исследовательских отчетах описывается операционализация ключевых переменных и указывается, какая выборка была использована в исследовании. Затем, в книгах и журнальных статьях порой можно найти вполне достаточно информации, чтобы судить о пригодности для наших целей приводимого там корпуса данных; поэтому изучение литературы – один из важнейших источников данных для вторичного анализа. Наконец, и некоторые политологи не откажутся поделиться своими данными, если их об этом попросить, поэтому корпус данных иногда можно получить, обратившись непосредственно к автору интересующего нас исследования.

К счастью, есть и более систематический и надежный путь к тому, чтобы обнаружить и получить доступ к данным для вторичного анализа. Существует ряд учреждений, собирающих данные так же, как библиотеки собирают книги. Такие учреждения называются архивами данных. Они занимаются классификацией данных, имеющей целью облегчение их дальнейшего поиска, а также переводят данные в форму, удобную для исследователей, которые не имеют отношения к первичному исследованию, в рамках которого были собраны данные. Затем исследователям за плату предоставляется доступ к хранящейся в архиве информации. Ниже перечислены некоторые из наиболее важных архивов социологических данных в США:

Бюро прикладных социологических исследований, Колумбийский университет, Нью-Йорк (Bureau of Applied Social Research, Columbia University, New York), – собрание данных опросов общего характера, проводившихся в США;

Библиотека международных социологических данных и справочная служба. Опросный научно-исследовательский центр, Калифорнийский университет, Беркли (International Data Library and Reference Service, Survey Research Center, University of California, Berkeley), – большое собрание результатов опросов, проводившихся за пределами США, в основном [c.220] в Азии и Латинской Америке; Межуниверситетский консорциум политических и социологических исследований, Мичиганский университет, Анн-Арбор (Inter-University Consortium for Political and Social Research, University of Michigan, Ann Arbor), – очень большое собрание данных опросов, проводившихся в США и за их пределами; особое внимание уделяется политологическим переменным, имеются корпуса сравнительных данных по разным странам и обширный корпус данных по политическому поведению в США;

Центр политологических данных Льюиса Хэрриса, Университет Северной Каролины, Чэпел-Хилл (Louis Harris Political Data Center, University of North Carolina, Chapel Hill), – собрание результатов опросов, проводившихся в США Агентством Льюиса Хэрриса по изучению общественного мнения (Louis Harris Public Opinion Polling Agency);

Центр по обследованию общественного мнения в США, Чикагский университет, Чикаго (National Opinion Research Center, University of Chicago, Chicago), – собрание результатов опросов, проводившихся данным центром в США, содержит подразделы по ряду социальных проблем; Центр но изучению общественного мнения Роупера, Уильямс-колледж, Уильямстаун, Массачусетс (Roper Public Opinion Research Center, Williams College, Williamstown, Massachusetts), – самый большой в США архив социологических данных, содержащий результаты опросов в разных странах и по широкому кругу проблем;

Библиотечная служба социологических данных и программ, Висконсинский университет, Мэдисон (Social Science Data and Program library Service, University of Wisconsin, Madison), – собрание, содержащее главным образом данные по социально-экономическим условиям жизни в США, а также специальный файл данных с характеристиками американских городов.

Каждое из этих учреждений публикует списки и общее описание имеющихся и поступающих в его распоряжение опросных данных. Если мы обнаруживаем в таких списках предположительно интересующее нас исследование, то определить его реальную пользу для нас можно по книге кодов. В ней указываются все вопросы, задававшиеся в ходе опроса, и объясняется способ кодирования ответов, что может позволить нам оценить степень соответствия операционализации [c.221] данного исследования нашим гипотезам. После этого за плату мы можем получить из архива нужные данные.

Опрос представляет собой в высшей степени гибкий метод сбора данных, поскольку он может быть легко приспособлен к получению данных по очень широкому кругу вопросов. Однако для того, чтобы в полной мере осознать потенциал опроса, необходимо ближе познакомиться с процессом интервьюирования, составляющего во многом стержень всего опроса, а также с возможностями возникновения данных, обеспечиваемыми техникой шкалирования. Этим вопросам посвящены гл. 7 и 8. [c.222]

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ 6

 

Литература по опросным исследованиям в социологии самая обширная. Это свидетельствует о том, что опросный метод широко используется не только в социологии и психологии, но также в политологии и других смежных дисциплинах.

Относительно полный обзор опросной методики приводится в кн.: Fоwlеr Р.J., Jr. Survey Research Methods. – Newbury Park, Calif.: Sage, 1988. Издание: Backstrom Ch.H., Hursh-Cesаr G.J. Survey Research. – N.Y.: John Wiley & Sons, 1981, 2nd ed., – представляет собой сравнительно краткое введение в методику опроса, очень ценимое политологами за возможность использовать в практической деятельности. См. также: Ноinvillе G. et al. Survey Research Practice. – L.: Heinemann Educational Books, 1978.

О новшествах в опросных методах можно узнать со страниц журнала “Public Opinion Quarterly”. Например, см. там статью: Сlаusen Aage R. Response Validity. // Public Opinion Quarterly. – 1968–1969. – Vol.32. – P.588-606.

Приемы формулирования вопросов и операционализации в общих чертах рассматриваются в кн.: Oppenheim A.N. Questionnaire Design and Attitude Measurement. – N.Y.: Basic Books, 1966.

Вопросы проведения почтовых опросов очень подробно обсуждаются в издании: Еrdоs P.L. Professional Mail Surveys. – N.Y.: Mc-Graw-Hill, 1970.

В кн.: Davis J.A. Elementary Survey Analysis. – Englewood Cliffs (NJ.): Prentice-Hall, 1971, – излагаются основы анализа опросных данных в форме, доступной даже для начинающих. Более подробно эта тема рассматривается в отличной книге: Rosenberg M. The Logic of Survey Analysis. – N.Y.: Basic Books, 1968.

Вторичный анализ результатов выборочных опросов является темой кн.: Нуman H.H. Secondary Analysis of Sample Surveys. – N.Y.: Wiley, 1972. О приемах интервьюирования см. в кн.: Dоuglas J.D. Creative Interviewing.– Beverly Hills: Sage, 1984; Guezel P.J., Beckmans T.R., Сannell Ch.F. General Interviewing Techniques. – Ann Arbor, Mich.: Institute for Social Research, 1983. [c.223]

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Краткий обзор истории опросного метода содержится в кн.: Babbie E.A. Survey Research Methods. – Belmont, Calif.: Wadsworth, 1973.
Вернуться к тексту

2 Это определение исключает из рассмотрения “опросы”, не предполагающие процедуры научного построения выборки. Опросы общественного мнения и интервьюирование уличных прохожих, основанные на случайной выборке, несут в себе информацию лишь о конкретном факте, а именно о том, что конкретные индивиды ответили на вопросы так-то; при этом нет никаких оснований полагать, что другие индивиды на их месте отвечали бы так же.
Вернуться к тексту

3 Более подробно разница между мнениями, знаниями и отношениями обсуждается в статье: Мilbrath L.W. The Nature of Political Beliefs and the Relationships of the Individual to the Government. // American Behavioral Scientist. - 1968. - Vol. 12. P.28–36.
Вернуться к тексту

4 Некоторые рекомендации по этому поводу приводятся в статье: Сamрbеll A., Katina G. The Sample Survey: A Technique for Social Science Research. – // Research Methods in the Behavioral Sciences. / Ed.: Festinger L., Katz D. et al. - N.Y.: Holt, Rinehart & Winston, 1965.
Вернуться к тексту

5 Ниже приводится список опросных процедур, впервые предложенный в кн.: Васkstrоm Ch.N., Hursh G.D. Survey Research. – Evapston (Ill): Northwestern University Press, 1963. P.19.
Вернуться к тексту

6 Проблема выбора схемы опроса обсуждается также в кн.: Babbie E.A. Survey Research Methods. – Belmont, Calif.: Wadsworth, 1973. P.62–68.
Вернуться к тексту

7 Некоторые из них перечислены в кн.: Robinson J.R., Rusk J.G., Head К.В. Measures of Political Attitudes. – Ann Arbor Institute for Social Research, 1968; Robinson J.R., Shaver Ph.R. Measures of Social Psychological Attitudes. – Ann Asbor. Institute for Social Research, 1973.
Вернуться к тексту

8 Бoлee подробно об этом см. в: Suchman H. Attitudes vs. Attitudes Versus Attitudes vs. Actions. // Public Opinion Quarterly. - 1972. - Vol.36. - P.347-354.
Вернуться к тексту

9 Babbie E.A. Survey Research Methods. – Belmont, Calif.: Wadsworth, 1973. P.145.
Вернуться к тексту

10 Метод рандомизированного набора телефонных номеров и другие методы построения выборки в телефонном опросе описаны в кн.: Dillman D.A. Mail and Telephone Surveys. - N.Y.: Wiley, 1978, ch.7.
Вернуться к тексту

11 О значении вторичного анализа данных опроса см. в: Stеwаrd D.W. Secondary Research. – Newbury Park, Calif.: Sage, 1984.
Вернуться к тексту

 

предыдущая

 

следующая
 
оглавление