Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
оглавление
 

Мангейм Дж. Б., Рич Р.К.

Политология: Методы исследования

 

М.: Издательство “Весь Мир”, 1997. – 544 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста

на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

10. ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕНЕНИЕ СВОДНЫХ ДАННЫХ

 

Политолога не интересуют отдельные люди. Вернее, политолога (как ученого) интересуют отдельные индивиды лишь постольку, поскольку они являются составной частью изучаемой им группы людей. Например, мы можем изучать поведение какого-то конкретного губернатора, но не потому, что мы хотим узнать больше о губернаторе Смите, а потому, что, как нам кажется, из наблюдений над губернатором Смитом мы можем вынести лучшее представление об американских губернаторах вообще и можем научиться прогнозировать их поведение. Политолога интересует изучение групп или сообществ людей, таких, как совокупность американских избирателей, индийское крестьянство или российская бюрократия.

Иногда для изучения этих групп нам приходится собирать данные об их отдельных членах (или о репрезентативных выборках из них) и затем объединять, или сводить, эти данные, для того чтобы получить информацию о группе в целом. Однако зачастую совокупная информация о группе уже имеется. Данные, характеризующие группу или сообщество индивидов в совокупности, принято называть сводными данными.

Существует две основные разновидности сводных данных. Первая из них – это суммарные показатели, к которым относятся большие совокупности мер групповых признаков, получающиеся путем объединения данных о поведении всех членов группы. К сводным данным, к примеру, можно отнести население государства. Уровень рождаемости, смертности, грамотности, преступности – это все сводные показатели, получаемые посредством сложения всех соответствующих отдельных событий (смертей, рождений, преступлений и т д.) в группу и выражаемые в стандартизованных единицах (например, в расчете на тысячу человек населения). В каждом случае сводные данные отражают количество какого-то группового признака (или свойства), которым члены группы, будучи взятыми по [c.292] отдельности, не обладают. Индивид может выступать в качестве составной части населения, но не может быть самим населением. Индивиды могут рождаться, учиться, умирать, но не могут обладать коэффициентом рождаемости, грамотности, смертности в том же смысле, что и целое государство. Эти данные являются мерами совокупных признаков.

Ко второй основной разновидности сводных данных относятся те меры, которые отражают количество группового признака, выводимого не из объединения признаков отдельных членов группы, а из системных свойств группы. Такие меры часто называют системными показателями. Форма правления, например, – это системная переменная, и в любом государстве может быть установлена демократическая или недемократическая форма правления вне зависимости от того, какого поведения и каких взглядов – демократических или нет – придерживаются отдельные граждане этого государства. Точно так же бюджет любого округа в США может обнаруживать высокий уровень расходов на государственное образование вне зависимости от того, какое значение придают соответствующим проблемам отдельные жители этого округа.

Данные обеих указанных разновидностей, относящиеся к самым различным типам групп, можно получить из целого ряда источников. Группы можно разбить на две категории: территориальные группы (определяемые проживанием их членов в пределах определенного географического района, как-то: государства, города или переписного района) и демографические группы (определяемые личными признаками их членов, как, например, расовой принадлежностью или родом занятий).

Из этой главы вы узнаете, что использование сводных данных сопряжено с решением некоторых встающих при этом методологических проблем. Однако преимущества, получаемые от применения сводных данных, чаще всего сильно перевешивают возможные издержки. Использование сводных данных может быть сочтено необходимым или желательным тогда, когда индивидуальные данные (т.е. относящиеся к индивидуальным случаям) недоступны или слишком дорогостоящи. Можно привести следующие примеры. Если мы собираемся предпринять историческое исследование, то по крайней мере часть интересующих нас групп (например, население Чикаго в 1880 г.) [c.293] может принадлежать к числу уже умерших. Члены некоторых важных в политическом отношении групп (например, международных террористических организаций) могут упорно избегать интервьюирования и идентификации их личностей. Чаще, правда, политолог оказывается в ситуации, когда сбор индивидуальных данных теоретически возможен, но непомерно дорогостоящ. В особенности это относится к сравнительным исследованиям, поскольку расходы и организационные проблемы, связанные с проведением международного опроса, огромны.

Занимаясь вопросами, по которым индивидуальные данные почему-либо недоступны, политолог часто находит полезным использовать сводные данные, содержащие основную необходимую ему информацию. В настоящей главе читатель познакомится с тем, какие типы сводных данных являются доступными, какие бывают источники сводных данных, какие методологические проблемы встают при использовании сводных данных и, наконец, какие можно предложить общие правила сбора сводных данных. Читателю вскоре станет ясно, что правильное применение сводных данных требует мастерского владения методами сбора, обработки и анализа информации. Однако как студентам, так и профессиональным политологам приходится иметь дело чаще со сводными данными – в силу их большей доступности, – чем с любыми другими данными, получаемыми с помощью методов, описанных в предыдущих главах.

 

ТИПЫ СВОДНЫХ ДАННЫХ

 

Большая часть доступных политологам сводных данных бывает, как правило, собрана не политологами и не в исследовательских целях. Поэтому они зачастую имеют лишь косвенное отношение к конкретному политологическому исследованию. На самом деле при анализе сводных данных сложнее всего бывает уметь использовать имеющиеся данные в качестве показателей тех понятий, которые непосредственно интересуют исследователя. Например, на первый взгляд почти нет оснований думать, что политолога может заинтересовать число купленных в стране радиоприемников или величина оформленной подписки на газеты. В конце концов политолог – это не агент по сбыту печатной продукции. И все же соответствующие [c.294] цифры могут оказаться для него полезными, выступая в качестве косвенных показателей уровня обмена политической информацией в обществе или уровня его экономического развития, что само по себе, безусловно, входит в сферу интересов политологии. Точно так же и сведения о числе больничных коек в расчете на тысячу человек населения обретают определенную политологическую значимость, если их рассматривать как показатели, допустим, эффективности государственной политики в области здравоохранения или степени доступности медицинских услуг для различных социальных слоев в рамках города или государства.

Суть в том, что сводные данные часто не представляют самостоятельного интереса; поэтому, чтобы быть примененными с пользой для исследования, они нуждаются в определенной обработке. Не следует ориентироваться только на уже готовые показатели, но нужно уметь увидеть возможность объединения кажущихся не связанными друг с другом мер в пригодные для данного исследования показатели.

Существует шесть типов сводных данных1, приводимых ниже в порядке убывания их валидности и надежности.

1. Данные переписи (цензовые данные). Многие государства мира периодически предпринимают сплошные опросы всего населения (или, как минимум, всех семей), для того чтобы получить информацию, которую можно будет в дальнейшем использовать в целях регулирования налогообложения и планирования государственной политики. Среди прочего эта информация включает данные о количественном составе семьи, о половой принадлежности главы семьи, о времени проживания в данной местности, об уровне образования, о доходах семьи и о ее жилищных условиях. Хотя цензовые данные собираются по каждой семье индивидуально, но к тому времени, как они станут доступными исследователям в форме официальных учетных документов, они обретают вид суммарных итоговых цифр (например, общее число владельцев автомашин в некотором данном районе).

У цензовых данных есть целый ряд свойств, делающих их крайне ценными для политологического анализа. Во-первых, несмотря на то что в них встречаются ошибки2, данные переписи бывают в целом вполне надежными. Во-вторых, [c.295] поскольку измеряемые переписью переменные обычно просты, ее данные принято рассматривать как высоковалидные. В-третьих, в некоторых государствах сбор относительно стандартизованных данных продолжается в течение многих лет. Таким образом, данные переписи дают возможность выявлять исторические тенденции и проверять гипотезы о различных изменениях во времени. В-четвертых, поскольку цензовые данные обычно носят стандартизованный характер (а именно содержат ответы на одинаковые вопросы и подразделяют ответы на одинаковые классификационные категории), они сравнимы между собой и поэтому бывают весьма полезны при сравнивании различных государств, городов или регионов. Вдобавок ко всему цензовые данные легкодоступны. Во многих странах публикуются итоговые отчеты как о всеобщей переписи населения, проводимой обыкновенно раз в десять лет, так и о различного рода специализированных опросах, проводимых в промежутках между всеобщими переписями. ООН раз в год публикует “Демографический ежегодник”, где приводятся данные переписей в разных странах. В США имеется Бюро переписей – большой отдел обслуживания исследователей, который помогает найти и получить для работы нужные данные из тех, что имеются в распоряжении бюро.

2. Ведомственная статистика. В каждом государстве различные органы государственного управления, предприятия, профсоюзы и другие общественные организации занимаются сбором информации, связанной с их собственной деятельностью. Если эти данные удовлетворяют запросам конкретного социологического исследовательского проекта, они могут принести большую пользу исследованию.

Некоторые организации собирают данные самостоятельно, как это делают, например, международные корпорации, ведущие учет своих капиталовложений, больницы, регистрирующие сведения о пациентах, и городские управления, ведущие в целях налогообложения учет недвижимого имущества. Есть организации, которые используют данные, добытые другими агентствами (такими, как министерство торговли США), для преобразования их в форму различных индексов, отражающих, например, экономическое развитие или демографические сдвиги. В [c.296] США к такому типу организаций относятся Комиссия по вопросам экономического развития и Международная ассоциация городских руководителей.

У исследователя, желающего ознакомиться с ведомственной статистикой, могут возникнуть определенные проблемы. Первой и, наверное, самой важной является проблема получения доступа к информации. Данные, собираемые государственными учреждениями, являются обычно частью государственной статистики и легкодоступны, но данные, которые собираются неправительственными организациями, находятся в частной собственности последних. Некоторые организации – особенно это относится к частным компаниям – считают свои данные секретными и очень неохотно делятся ими. Зачастую проблема состоит даже не столько в том, чтобы добраться до информации, сколько в том, чтобы просто узнать о ее существовании. Ведь никаких централизованных списков статистических данных не существует, поскольку они собираются тысячами самых разных государственных и частных организаций, вовлеченных в деятельность по учету информации. Исследователь может упустить из виду массу важнейших данных в силу простого недостатка сведений о существовании или о содержании конкретной статистики.

Проблема состоит в том, что содержание и качество данных могут сильно варьировать, затрудняя возможность их сравнения и обобщения. Если профсоюзы учителей штатов Индиана и Огайо собирают о своих членах почти несравнимые данные, то и мы не можем использовать эту статистику для осмысленного сравнения этих профсоюзов. Если мы к тому же не знаем, как собиралась информация, то мы и не можем знать, до какой степени надежны приводимые цифры.

И наконец, данные могут находиться в неудобной для обработки форме. Бывает, что статистика естественного движения населения какого-то конкретного района (данные о рождениях, смертях, заключении и расторжении браков и пр.) будет доступна только в несведенной форме и только в центральном населенном пункте этого района, так что исследователю придется много часов провести в здании местного управления, занимаясь утомительным [c.297] переписыванием данных от руки, с тем чтобы их впоследствии можно было ввести в машину и подытожить.

Вышеуказанные проблемы возникают не всегда, и, даже когда исследователю приходится сталкиваться с ними, все равно потенциальная отдача от использования сводной информации обычно стоит тех усилий, которые были приложены для их решения.

3. Выборочные опросы. Опросное исследование предполагает сбор данных на индивидуальном уровне. В тех случаях, когда опросы основываются на выборках, репрезентативно отражающих интересующую нас группу населения, их результаты могут быть использованы нами в качестве сводных данных. Например, мы хотим сравнить уровни политической информированности граждан двух разных государств. Если в каждом из этих государств имеется своя служба изучения общественного мнения, которая регулярно проводит выборочные опросы населения (так, как это делают институты Гэллапа и Роупера в США), включая вопросы о таких поведенческих признаках, как величина подписки на общественно-политические журналы или время, потраченное на просмотр информационных телепрограмм, то результаты этих опросов мы можем применить для построения сводных мер нашей переменной. Подобным же образом иногда можно использовать результаты опросов, проводимых в академических целях3. Преимуществом опросных данных – если они грамотно собраны – является высокий уровень надежности и валидности, причем степень последней зависит от умения исследователя выводить новые показатели. Опросные данные тоже в целом доступны (во всяком случае, за определенную плату их можно получить у тех организаций или ученых, которые занимались их сбором), притом зачастую в удобной для использования форме.

4. Содержание публикаций. Для получения сводных данных можно предпринять и контент-анализ публикаций, финансируемых какой-то определенной организацией или распространяемых среди ее членов. Например, если мы изучаем процесс политизации населения Великобритании, то можно подвергнуть контент-анализу английские учебники по гражданскому праву на предмет определения того, какое внимание уделяется в них демократическим ценностям, и объединенные результаты такого анализа затем использовать в качестве единого показателя демократических ориентации населения страны. Точно [c.298] так же для получения показателя, отражающего соотношение интереса жителей развивающихся стран к международным делам и ко внутренней политике (или соотношение их симпатий к странам советского блока и к странам западного блока), мы могли бы прибегнуть к контент-анализу основных газет этих стран. И в том и в другом случаях результатом контент-анализа будет показатель определенного группового признака.

Сводные данные этого типа собираются исследователем специально для целей конкретного исследовательского проекта в отличие от тех, что берутся в готовом виде из какого-либо первичного источника, как, например, из отчета о результатах переписи. В силу этого доступность таких данных зависит от доступности необходимых публикаций и от того, располагает ли исследователь средствами для проведения контент-анализа. Надежность и валидность этих данных будут зависеть от умения исследователя правильно применять правила, описанные в гл.9. Сводные данные, собранные посредством контент-анализа публикаций, имеют то преимущество, что они могут быть пригодными для любого исследования, но получаемые с их помощью показатели базовых понятий бывают обычно весьма несовершенными. Ведь не очень ясно, насколько, например, можно быть уверенным в состоятельности утверждений о политических ценностях английских школьников, полученных на основе анализа учебников гражданского права.

5. Событийная информация. Политолога зачастую интересует такая информация об отдельных событиях, которая не отражается ни в отчетах о результатах переписи, ни в ведомственной статистике ввиду того, что эти события либо слишком редки, либо вообще выпадают из поля зрения статистики. Примерами событий такого рода могут служить восстания, революции, убийства, разрыв дипломатических отношений, привлечение государственных должностных лиц к суду за служебные злоупотребления, государственные перевороты и создание новых политических партий. Информация о таких событиях может оказаться полезной при построении показателей каких-либо групповых свойств. Например, уровень политической стабильности в стране можно было бы измерить путем подсчета числа актов политического насилия, имевших [c.299] место в течение определенного периода времени, а уровень политической коррупции в крупных городах – через подсчет числа случаев привлечения государственных чиновников к суду за взяточничество.

Процесс сбора событийной информации очень напоминает контент-анализ. После того как мы решим, какие события важны для нашего исследования, и тщательно их операционализируем (например, решим для себя, из каких действий состоит восстание), мы приступаем к систематическому обследованию всех источников (газет, ежегодников, записей радиопередач), в которых может содержаться информация об этих событиях, после чего подводим итог (следя при этом за тем, чтобы не посчитать одно и то же событие дважды, в том случае если оно упомянуто более чем в одном источнике). Кроме того, для получения более детализированной информации мы можем воспользоваться техникой контент-анализа. Например, для определения того, насколько серьезны общественные беспорядки, их можно классифицировать либо по продолжительности, либо по размерам примененного насилия, либо по числу участников.

Относительная надежность событийной информации может быть обеспечена за счет тщательной подготовки исследователя и благодаря контролю со стороны тех, кто регулярно читает источники. Однако сделать эту информацию валидной чрезвычайно трудно. Главная проблема заключается в полноте отчетности. Даже если исследователь просмотрел все известные источники или отчеты о каком-либо типе событий, все равно нельзя поручиться, что ни одно имевшее место событие подобного рода не избежало регистрации. Есть страны, в которых правительство строго контролирует сообщения о политических событиях, с тем чтобы огласку получала только предпочтительная, с точки зрения этого правительства, информация, поэтому о многих важных акциях (вроде применения войск для подавления забастовки) может не появиться никаких сообщений и, следовательно, никакой валидной меры, этих событий построить нельзя.

Вторая проблема проистекает из первой и связана с тем, что в сообщениях возможны неточности. Даже когда о событиях имеется какая-то информация, детали этой информации могут оказаться намеренно или ненамеренно [c.300] искаженными, эти проблемы, конечно, преодолимы, однако, планируя исследование с привлечением событийной информации, о них следует помнить и реалистически оценивать возможности построения таким путем валидных мер4.

6. Экспертные данные. Бывают случаи, когда данных, нужных для построения мер каких-то определенных совокупных свойств, просто не существует. В этих случаях исследователь может иногда прибегнуть к использованию суждений экспертов или лиц, знакомых с предметом исследования.

Рассмотрим пример исследования, предметом которого является лоббистская борьба нескольких заинтересованных групп в защиту и против природоохранного законодательства. По данному вопросу может не существовать никаких официальных документов, но исследователь вполне может расспросить ведущих законодателей о том, какая группа и сколь интенсивно, по их оценке, поддерживает это законодательство или противодействует ему в своей лоббистской деятельности. Точно так же, если исследователь не в состоянии собрать данные о том, насколько широко тот или иной государственный режим прибегает к насилию, чтобы удержаться у власти, он может обратиться к ученым, которые бывали в соответствующих странах и знакомы с их политическими системами, с просьбой дать оценку соответствующих режимов.

Экспертные данные очевидным образом страдают определенными недостатками. Прежде всего, степень точности таких данных ограничена рамками личного опыта экспертов. Чтобы не полагаться на неверные или ограниченные оценки, можно прибегнуть к помощи нескольких экспертов, сверяя их показания между собой. Однако зачастую трудно найти сразу несколько квалифицированных экспертов, которые бы отличались друг от друга уровнем подготовки и опытом знакомства с предметом исследования, так что даже привлечение целой группы экспертов не может подчас служить гарантией точности данных. Во-вторых, даже тогда, когда информация, полученная от эксперта, абсолютно достоверна, она носит в целом весьма размытый характер. Ведь в конце концов исследователь интересуется впечатлениями и мнением эксперта о сложных явлениях, а не о числе отдельных событий. Тем не [c.301] менее указанные ограничения не должны обескураживать исследователя. Важно, чтобы он помнил о них, планируя исследование и анализируя экспертные данные, ибо ошибочно было бы обращаться с этими данными как с более надежной и точной информацией, чем это есть на самом деле.

 

ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СВОДНЫХ ДАННЫХ

 

Из предшествующего изложения видно, что специфические проблемы, встающие при анализе сводных данных, меняются в зависимости от типов и источников этих данных. Существуют, однако, некоторые общие проблемы, с которыми всегда приходится сталкиваться при использовании сводных данных. Мы рассмотрим две такие проблемы, не ставя перед собой цели предложить готовые их решения, но желая предупредить исследователя о необходимости не упускать их из поля зрения.

Обсудим сначала так называемую проблему экологической ошибки, которую необходимо учитывать при составлении плана исследования и при спецификации и операционализации переменных, равно как и собственно при принятии решения об использовании сводных данных применительно к конкретному исследовательскому вопросу.

Исследователь рискует совершить одну из нескольких экологических ошибок всякий раз, как он пытается, основываясь на данных, собранных на одном уровне анализа, обобщить результаты на другой уровень анализа. Например, если мы, собирая данные о расовой принадлежности получателей государственного социального пособия в разных штатах США, обнаружим наличие сильной прямой зависимости между получением регулярной помощи от государства и принадлежностью к небелому населению, у нас может возникнуть искушение распространить этот результат на более высокий, т.е. общенациональный, уровень и объявить, что эта зависимость верна для данного государства в целом, либо, наоборот, обобщить “вниз”, допустив, что зависимость, обнаруживаемая в каждом отдельном штате, будет также верна и для каждого из его округов. Если же сведением данных мы занимаемся на общенациональном или окружном уровне, то, возможно – а по сути дела, почти наверняка, – мы обнаружим, что на [c.302] этих уровнях наблюдается зависимость, сильно отличная от той, которая была получена на основе данных, сведенных на уровне штата. Эмпирическое изучение “экологической” проблемы показало, что зависимости на разных уровнях могут быть не просто слабее или сильнее, но они могут быть даже разнонаправленными5. Когда исследователь экстраполирует результаты одного уровня анализа на другой, он рискует неверно проинтерпретировать свои данные и прийти к ошибочным выводам.

Значит ли это, что мы должны использовать только те данные, которые были сведены на уровне единиц анализа, изначально выбранных нами для изучения, и что мы в своем исследовании совсем не можем обобщать “вверх” или “вниз”? Нет, это не так. Существуют методы анализа данных, которые при определенных условиях помогают по меньшей мере свести к минимуму тот риск, с которым бывают связаны межуровневые обобщения6. Когда исследователь видит, что он волей обстоятельств вынужден использовать данные, сведенные не на том уровне анализа, с которым он имеет дело, а на другом, то, прежде чем собирать данные, он должен предусмотреть применение одного или нескольких таких методов и проследить, чтобы имеющиеся у него данные отвечали их требованиям.

Наверное, еще важнее проявлять бдительность – памятуя о риске “экологических” заключений – при планировании исследования и операционализации понятий. Здесь надо по возможности избегать применения показателей, требующих обобщения результатов разных уровней анализа. Пусть, например, задачей нашего исследования является определение зависимости между членством в профсоюзе и поддержкой демократической партии (в США), и в нашем распоряжении оказываются сводные данные по избирательным округам, где указано, какой процент избирателей каждого округа голосовал на последних выборах за демократов и какой процент трудящихся каждого округа состоит в профсоюзе. Мы сможем использовать эти данные только в том случае, если единицей нашего анализа являются избирательные округа, а целью анализа – суждения типа: “Чем больше в округе членов профсоюзов, тем больше вероятность, что на выборах в нем победит кандидат от демократов”. Однако если единицей анализа у нас выступают отдельные избиратели [c.303] (индивиды), то мы будем стремиться к получению суждений типа: “Члены профсоюзов, как правило, голосуют за кандидатов от демократов”. При этом мы не можем сколь-нибудь уверенно использовать сводные данные по избирательным округам, и будет разумнее, если мы попытаемся поискать данные, относящиеся к членству в профсоюзе и поведению на выборах отдельных индивидов.

Вторая (близкая первой) группа проблем, часто встречающихся при анализе сводных данных, связана с трудностями построения на основе сводных данных валидных показателей. Редко когда случается обнаружить сводные цифры, которые можно было бы использовать в качестве непосредственной меры какого-либо интересного для политолога понятия. Чаще всего мы имеем дело с числами, представляющими такие переменные, которые можно рассматривать как часть какого-то более крупного явления, с которым связаны наши базовые понятия. При изучении политических последствий научно-технического прогресса, например, исследователю, возможно, не удастся найти сводных данных, непосредственно отражающих уровень научно-технического прогресса в различных странах. Но он, наверное, сможет получить информацию о том, какая часть населения каждой страны грамотна, или живет в населенных пунктах численностью свыше 25 тыс. человек, или занята в несельскохозяйственных отраслях экономики; все эти параметры могут рассматриваться как составляющие научно-технического прогресса. Подобные цифры часто называют необработанными (“сырыми”) данными; они интересуют исследователя не сами по себе, а как основа для создания важных в рамках конкретного исследования понятий.

Перед исследователем стоит задача найти поддающиеся теоретическому и методологическому обоснованию пути превращения необработанных данных в пригодные для использования меры. Существует два основных подхода к этому – через формирование индексов и через преобразование данных.

Построение индекса заключается в сведении сложных данных в единый показатель, который отражает значение понятия полнее, чем любой из его компонентов. Широко используются три типа индексов – аддитивные, мультипликативные и взвешенные. Аддитивный индекс употребим [c.304] в тех случаях, когда доступные исследователю данные отражают различные меры одной и той же базовой переменной. Например, для получения показателя понятия “размеры экспорта сельскохозяйственной продукции” мы могли бы просто сложить все отчетные цифры, отражающие количество экспортированной пшеницы, кукурузы и соевых бобов (в бушелях); для выяснения размеров “религиозного сообщества” в некоторой стране можно было бы просуммировать все числовые данные, отражающие количество приверженцев различных религий, исповедуемых в этой стране.

Часто, однако, сводные данные отражают меры различных сторон некоторого явления, что не допускает возможности суммирования. Следуя законам математической логики, мы не можем, например, складывать число людей, участвовавших в беспорядках, с числом часов, в течение которых длились эти беспорядки, в надежде тем самым построить индекс степени серьезности беспорядков. Число участников и продолжительность являются неаддитивными элементами явления под названием “беспорядки”. Можно, однако, утверждать, что эти два элемента взаимодействуют друг с другом, и тогда для получения показателя степени серьезности беспорядков мы могли бы число участников умножить на число часов, вычислив таким образом число “человеко-часов”, пришедшихся на беспорядки. Полученный таким путем показатель называется мультипликативным индексом. Подобные индексы бывают нужны в тех случаях, когда мы измеряем различные аспекты некоторого понятия7.

При определенных обстоятельствах необработанные данные – для того чтобы стать обоснованным показателем понятий – нуждаются во взвешивании с помощью некоторого эталона. Например, использование числа участников антиправительственной манифестации в качестве показателя величины кредита доверия к правительству правомерно только тогда, когда это число выражено в форме процентного отношения к численности всего населения. Чтобы получить взвешенный индекс, мы должны одну переменную (число участников антиправительственных манифестаций) взвесить с помощью другой (численности населения). Точно так же, исходя из предположения, что десять демонстраций в год указывают на [c.305] большую политическую нестабильность, чем те же десять демонстраций, но растянутые на десять лет, мы могли бы число антиправительственных демонстраций взвесить с помощью эталонной переменной “время”, получив индекс количества демонстраций в год. Этот конкретный тип взвешивания называется стандартизацией.

Взвешивание – технически простая операция, но с концептуальной стороны зачастую бывает трудно определить, нуждается ли конкретная мера во взвешивании и что следует выбрать в качестве эталона веса. Неясно, к примеру, что выступает в роли спускового крючка гонки вооружений: абсолютные уровни вооружений вовлеченных в гонку государств или определенное соотношение этих уровней? Следует ли в качестве эталона веса использовать уровень вооружений государства-противника? Ответы на подобные вопросы обычно можно получить посредством эмпирического выяснения того, как именно применение взвешенных и невзвешенных показателей влияет на результаты статистического анализа.

Случается, что при использовании сводных данных исследователь сталкивается с такими мерами, которые невозможно сделать пригодными для целей конкретного исследования путем простого сочетания с другими мерами и их необходимо видоизменить в индивидуальном порядке. Иногда даже индексы после их видоизменения становятся более пригодными. Такие видоизменения обычно называются преобразованиями данных. Данные преобразуются главным образом для того, чтобы они отвечали требованиям определенных статистических процедур, которые исследователь намеревается применять в процессе анализа. Самым общим основанием для преобразования данных является необходимость избежать такого искажения результатов статистического анализа, которое бывает обусловлено определенными свойствами распределения необработанных данных.

Существует много методов преобразования данных, и каждый из них рассчитан на исправление вполне определенных изъянов, имеющихся у необработанных данных8. Однако логарифмическое преобразование может, пожалуй, служить хорошим общим примером того, как работают эти методы. Некоторые из наиболее часто используемых статистических процедур могут быть законно применены [c.306] только к данным с нормальным распределением (о нормальном распределении см. гл.15). Применение этих процедур к данным, не характеризующимся нормальным распределением, может привести к серьезной недооценке силы зависимостей, существующих между переменными, и к другим неверным выводам. Но необработанные сводные данные чаще всего не отличаются нормальным распределением. Логарифмические преобразования рассчитаны как раз на то, чтобы как можно более приблизить данные к нормальному распределению. Основная процедура состоит в том, что к “оценке” каждого случая в рамках множества необработанных данных прибавляется некоторая константа, после чего исходная оценка заменяется на подходящий логарифм с использованием логарифмической таблицы. Итог такого преобразования виден на рис.10.1, где показаны результаты преобразования гипотетических данных о числе людей, принявших участие в демонстрациях в защиту прав гомосексуалистов в 57 городах США. Распределение преобразованных данных (см. рис.10.1б) не образует нормальной, или колоколообразной, кривой, но оно гораздо ближе к ней, чем распределение необработанных данных (см. рис.10.1а).

 

а) Необработанные данные

(б) Преобразованные данные

 

Рис. 10.1. Влияние логарифмическою преобразования на гипотетические данные о демонстрациях в защиту прав гомосексуалистов, имевших место в 57 городах США.

 

Сказанное выше не следует интерпретировать в том смысле, что иметь дело сразу с несколькими мерами нежелательно. Наоборот, иметь множественные показатели (multiple indicators) понятий весьма желательно; при этом зачастую полезно как объединять разные меры в индексы, так [c.307] и изучать их на каком-то этапе анализа данных отдельно друг от друга. Это мотивируется тем, что использование множественных показателей позволяет контролировать степень обоснованности нашей операционализации понятий.

Пусть, например, мы хотим измерить понятие “дискриминация по признаку пола в сфере занятости” применительно к разным американским штатам. Допустим, нам удалось раздобыть данные по следующим переменным:

(1) соотношение средней заработной платы мужчин и женщин;

(2) доля женщин среди работников квалифицированного труда;

(3) соотношение уровней безработицы среди мужского и среди женского населения.

Мы можем использовать все три показателя, приписав каждому штату оценку (ранг) в рамках каждой переменной, а затем сравнив полученные результаты. Если те штаты, в которых выявляется наибольшая степень дискриминации по одному показателю, заняли высокий ранг и по другим показателям, то у нас есть все основания полагать, что каждый из этих показателей является валидной мерой базового понятия “дискриминация по признаку пола в сфере занятости”. С другой стороны, если мы обнаружим, что штаты, занявшие высокий ранг по двум каким-то показателям, по третьему из показателей имеют низкий ранг, то нам придется воздержаться от дальнейшего использования этого последнего девиантного показателя в качестве меры нашего базового понятия.

Чем больше независимых показателей удается выделить для каждого понятия, тем лучше, потому что большее количество показателей позволяет осуществить более основательную проверку валидности каждого из них. Так, в отношении предыдущего примера, где были выделены всего три меры, мы не можем быть совершенно уверены в том, что “девиантная” мера не является на самом деле валидной, а две другие, наоборот, лишенными валидности. Возможно, именно в силу своей валидности эта мера отклоняется от других показателей в том, как они ранжируют штаты. Если бы, однако, у нас было пять или десять мер, которые бы вполне непротиворечиво ранжировали штаты, наряду с одной стоящей в стороне от них мерой, то мы бы могли быть совершенно уверены в том, что валидности [c.308] лишена именно эта девиантная мера, а не остальные. Существует целый ряд методов, использующих множественные меры для проверки и усиления валидности показателей9.

Существует еще один очень важный вопрос, о котором необходимо помнить при использовании сводных данных. Он связан с тем фактом, что сводные данные доступны подчас только в форме, не позволяющей делать состоятельных сравнений между единицами. Так, например, если нас интересует, какое внимание уделяется в различных американских штатах вопросам народного образования, то нам следовало бы поискать данные о величине ежегодных расходов каждого штата на народное образование. Было бы, однако, некорректно сравнивать общую сумму денег, расходуемых Техасом, с общей суммой, расходуемой Род-Айлендом, ввиду того что эти штаты несопоставимы по размерам и благосостоянию. Род-Айленд может расходовать только малую долю того, что расходует Техас, и при этом демонстрировать большую степень заботы о народном образовании, благодаря тому что здесь на школы будет тратиться намного больше в расчете на каждого ребенка школьного возраста или относительно объема всего бюджета штата. Чтобы сравнить бюджеты штатов, нужно перевести данные об их расходах на образование в такую форму, которая бы учитывала имеющиеся между ними различия в численности населения и в величине бюджета. Если мы этого не сделаем, то у нас не будет валидного показателя базового понятия и наши выводы будут отражать не столько относительную величину заботы каждого штата о народном образовании, сколько его относительные размеры и благосостояние.

Подобные ситуации вынуждают нас каким-то образом стандартизовать наши меры. Мера является стандартизованной, когда она сформулирована так, чтобы в ней учитывались возможные расхождения между отдельными случаями в рамках переменных, отличных от той, которую она отображает. Очень часто бывает необходимо стандартизовать сводные данные перед тем, как приступать к сравнению единиц анализа. Это может повлечь за собой необходимость сбора данных по переменным, не имеющим прямого отношения к данному исследованию. Так, возвращаясь к предыдущему примеру, нам могут [c.309] понадобиться данные по численности населения и общей величине расходов штатов, чтобы с их помощью можно было стандартизовать расходы штатов на образование, выразив их в количестве долларов, приходящихся на обучение каждого ребенка школьного возраста, или в форме процентного отношения ко всему бюджету штата.

Точно так же, если бы мы захотели измерить понятие “милитаризация”, опираясь на цифры военных расходов различных государств, то, прежде чем делать какие бы то ни было сравнения, нам нужно было бы стандартизовать эту меру, выразив ее в форме процентного отношения к валовому национальному продукту (общая стоимость всех товаров и услуг, произведенных в данной стране за определенный период). Не сделай мы этого, и богатое государство будет выглядеть большим милитаристом, чем бедное, даже если оно расходует на военные цели относительно общей суммы своих доходов в десять раз меньше, чем бедное государство.

Итак, всякий раз, как вы собираетесь сравнивать какие-нибудь группы (страны, города, организации и т.п.), вам надо помнить о необходимости стандартизовать ваши меры и запланировать сбор дополнительных данных, которые могут понадобиться для стандартизации. Стандартизация обычно заключается в приведении меры к выражению вида “такое-то количество единиц в расчете на единицу какой-то другой переменной” или к форме процентного отношения к какой-то другой переменной. Это зачастую предполагает вычисление некоторого коэффициента, или уровня, как-то: уровень преступности (количество преступлений на тысячу человек населения), уровень грамотности (количество грамотных на тысячу человек населения), уровень детской смертности (количество детских смертей на тысячу рождений) и т.п. Дополнительная работа по сбору данных по тем переменным, с помощью которых должна быть стандартизована ключевая переменная, совершенно необходима, если стремиться к обоснованности сравнений между теоретически сильно различающимися случаями.

Итак, при анализе сводных данных исследователь должен не только проявлять осторожность в использовании необработанных данных в качестве показателей понятий, но и помнить о пользе множественных мер, а также о [c.310] возможности усовершенствования показателей посредством их сочетания, преобразования или стандартизации.

 

ИСТОЧНИКИ СВОДНЫХ ДАННЫХ

 

Количество имеющихся в мире сводных данных так велико, что начинает казаться, что для каждого эмпирически полезного понятия могут найтись свои показатели. Изобилие данных иногда само по себе представляет проблему для исследователя, когда тот вынужден просматривать сотни источников в поисках всех существующих показателей. И в то же время при всем многообразии имеющихся данных исследователь бывает часто не в состоянии найти показатели, относящиеся именно к тому понятию, которое он хочет измерить, именно к нужному ему периоду времени и сведенные именно на нужном ему уровне анализа.

Мы не можем перечислять все источники сводных данных10. Но мы упомянем те источники данных общего характера, которые скорее всего могут понадобиться политологу. Хотя некоторые источники включают в себя данные по целому ряду проблем и поэтому не могут быть охарактеризованы как содержащие какой-то один конкретный тип данных, мы сгруппировали перечисляемые ниже источники в соответствии с тем, какой основной тип данных в них отражен.

Ключ к успешной работе с любыми документами и архивами данных лежит в точном знании того, какой тип показателей вы ищете. В уяснении этого вам может помочь испытываемая вами гипотеза, разрабатываемая теория или точная формулировка вашего исследовательского вопроса, благодаря которой вы лучше поймете, какой тип данных (например, общенациональный показатель производительности труда или размеры вооруженных сил страны) необходим для операционализации применяемых в вашем исследовании понятий. Если вы отправляетесь в библиотеку с намерением просто полистать доступные источники и, возможно, натолкнуться на какие-то полезные показатели, то вас почти наверняка постигнет самая горькая и абсолютно заслуженная неудача. Если же вы идете туда, имея в голове ясно продуманный план исследования, то вы по крайней мере будете в состоянии объяснить библиографу или работнику справочного отдела, что вам нужно. [c.311]

1. Демографические и связанные с ними данные по США. Вся статистика, публикуемая службами федерального правительства, находит отражение в “Американском статистическом указателе” (“American Statistical Index”), который можно использовать для установления того, какие имеются источники по конкретным показателям. Кроме того, публикации Бюро переписей отражаются в “Каталоге публикаций итогов переписей в США” (“Catalog of the United States Census Publications”), где описаны данные переписей жилищного фонда, населения, правительственных учреждений, сельского хозяйства и пр. Большая часть этих данных суммируется в издании “Статистическая сводка по США” (“Statistical Abstract of the United States”), которое содержит избранные статистические очерки по США в целом и по отдельным регионам страны, а также обширный указатель государственных и частных источников данных. Итоги каждой переписи в США в сжатом виде приводятся в издании “Subject and U.S. Area Reports”. В издании “Каталог Бюро переписей” (“The Bureau of the Census Catalog”) описываются все материалы, находящиеся в распоряжении Бюро переписей (опубликованные и неопубликованные). Это издание содержит географический и предметный указатели и выходит ежеквартально.

Из специализированных источников наиболее широко используются “Справочник по избирательным округам США” (“Congressional District Data Book”), где приводится демографическая и экономическая информация, а также результаты голосования в различных избирательных округах США, и “Справочник по округам и городам США” (“County & City Data Book”), содержащий ежегодные демографические и экономические данные по отдельным штатам, округам, городам и городским поселениям с населением свыше 25 тыс. человек. Сходные сведения имеются и в “Справочнике по отдельным штатам и столичному району” (“The State and Metropolitan Area Data Book”), издаваемом Бюро переписей. Данные голосования в сжатом виде публикуются в “Справочнике по выборам в США” (“Guide to U.S. Elections”), где даются сведения о результатах выборов президентов, губернаторов штатов и депутатов сената и палаты представителей (начиная с 1824 г.), и в издании “Америка голосует” (“America Votes”), [c.312] освещающем результаты всеобщих и первичных выборов (с 1952 г.).

2. Демографические и связанные с ними данные по другим странам. Сознавая все трудности, возникающие при поиске сравнимых данных по практически любой переменной, некоторые исследователи взяли на себя труд составления справочных пособий, в которых приводятся сведения по общенациональным показателям, представляющим наибольший интерес для политолога. Особой популярностью пользуются следующие три справочника:

1. Тауlоr Ch. L., Jоdiсе D.A. (eds.). World Handbook of Political and Social Indicators. – New Haven: Yale Univ. Press, 1983. Здесь представлены показатели почти по всем странам мира, отражающие как демографические, так и политические особенности отдельных государств (например, форму и степень стабильности государственного режима и пр.);

2. Rummеl R.J. Dimensions of Nations. – New Haven: Yale Univ. Press, 1971. Данное издание представляет собой исследование 82 стран мира по 236 показателям демографических, экономических и политических признаков;

3. Вanks A.S. Cross-Polity Time-Series Data. – Cambridge (Mass.): MIT Press, 1971. Содержит сведения исторического характера по 102 политическим, экономическим и демографическим признакам для 155 государств.

Существуют также и другие подобные издания.

Имеется, кроме того, целый ряд источников, в которых содержатся данные, собираемые различными международными организациями и государствами. Исследователь, обращающийся к таким источникам, должен быть особенно внимателен в отношении сравнимости приводимых в них цифр. Статистическое бюро ООН, Отдел экономических и социальных проблем (UN Statistical Office, Department of Economical and Social Affairs), регулярно публикует три в высшей степени полезных издания. В “Статистическом ежегоднике” (“Statistical Yearbook”) в сжатом виде приводятся данные по народонаселению, экономической деятельности, системе образования, средствам связи всех стран мира. “Статистический ежегодник государственных бюджетов” (“Yearbook of National Accounts Statistics”) содержит подробную информацию об экономической [c.313] деятельности, а “Демографический ежегодник” (“Demographic Yearbook”) – исторические сведения по народонаселению, а также специальные очерки по отдельным проблемам (по территориальному распределению населения, по уровням смертности, по этническому составу населения и пр.). Кроме того, ЮНЕСКО публикует “Статистический ежегодник” (“Statistical Yearbook”), в котором суммируются данные документов ЮНЕСКО по вопросам народного образования, здравоохранения и др. Существует также “Ежегодник государственного деятеля” (“Statesman’s Yearbook”), предоставляющий подробную информацию о различных странах, собранную из ряда государственных и международных источников. “Ежегодник Европы” (“Europe Yearbook”) несет в себе различные сведения по европейским, а в последние годы и по неевропейским странам (в удобной для использования форме). Дополнительные цифры итогового характера можно обнаружить в изданиях “Мировой альманах” (“World Almanac”) и “Энциклопедия стран мира” (“Worldmark Encyclopedia of Nations”), снабженных хорошими указателями. Много экономической информации содержится в “Статистическом ежегоднике международной торговли” (“Yearbook of International Trade Statistics”).


3. Данные по правительственным учреждениям в США. Американские федеральные и местные органы власти выпускают тысячи публикаций, отражающих различные аспекты положения в обществе и их собственной деятельности и приуроченных к проведению различных мероприятий государственной политики. Конечно, в качестве наиболее плодовитого поставщика информации выступает федеральное правительство, чьи многочисленные публикации перечисляются в “Ежемесячном каталоге публикаций правительства США” (“Monthly Catalog of U.S. Government Publications”). Если вы приблизительно знаете, от какого ведомства или правительственного органа может исходить интересующая вас информация, то в “Ежемесячном каталоге” вы можете обнаружить сведения о публикациях этого органа. “Окружной ежегодник” (“County Yearbook”) .и “Муниципальный ежегодник” (“Municipal Yearbook”) содержат данные местного уровня по политическим, экономическим и демографическим переменным. [c.314]

4. Событийная информация. По своей природе событийные данные не могут фиксироваться регулярно и в сжатой форме. Их приходится отыскивать в текущих сводках новостей, составляемых, как правило, без какой-либо оглядки на специфические интересы политологов. Два наиболее полных источника газетных новостей – это указатели (индексы) к “Times of London” и “New York Times”. Еженедельный дайджест текущих событий (с распределением их по темам) представлен в “Facts-on-File”; впоследствии эти сведения собираются в ежегоднике “New Dictionary”, уделяющем основное внимание событиям внутри и вокруг США. “Deadline Data on World Affairs” сообщает о событиях в мире, группируя их по странам и темам. По-видимому, самым пространным дайджестом новостей общего характера является “Keesing’s Contemporary Archives: Weekly Diary of World Events”, где печатаются стенограммы важнейших речей, информация о выборах и сводки новостей, а также имеются предметный и именной указатели.

5. Опросные данные. Все перечисленные выше источники представляют данные в печатном виде. Использование их в крупных исследовательских проектах предполагает необходимость аккуратной регистрации данных и приведения их к машинночитаемому виду. Наиболее полезные источники опросных данных, наоборот, являют собой множества необработанных данных, зафиксированных в машинно-читаемой форме. Доступ к ним можно получить в ряде архивов данных, о которых мы говорили выше.

Важно упомянуть о том, что существует также много частных источников данных. Какие из них способны пригодиться в каждом конкретном исследовании, определяется спецификой предмета исследования. Если исследование касается структуры капиталовложений западноевропейских компаний, то полезные для нее данные можно найти в частных банках или общенациональных и международных ассоциациях банков.

 

СБОР СВОДНЫХ ДАННЫХ

 

Установив, какие источники данных нужны для исследования, исследователь оказывается перед проблемой перевода данных источника в пригодную для использования форму (кроме тех случаев, когда данные записаны на [c.315] перфокартах и магнитных носителях). Основная задача тут заключается в систематическом кодировании и регистрации данных.

Хотя эти операции займут всего лишь малую долю того времени, которая понадобилась бы для сбора тех же самых данных полевым способом, тем не менее такая работа может оказаться весьма трудоемкой. Поэтому очень важно организовать ее как можно более эффективно. Прежде всего следует заранее тщательно обдумать план исследования и ход намечаемого вами анализа данных, с тем чтобы уяснить для себя, применительно к каким именно случаям вам необходимы сводные данные и какие именно меры вас интересуют в отношении каждого из этих случаев. Не сделав этого, вы рискуете потерять время на фиксацию в конечном счете ненужных вам данных. Более того, если достаточно тщательно спланировать исследование, составив список приоритетных случаев и переменных, то при внезапно обнаруживающейся нехватке времени или средств на сбор данных можно будет легко принять наиболее рациональное решение, выключив из рассмотрения некоторые случаи или переменные, так чтобы обойтись при этом по возможности малыми жертвами. Если не принять такого решения, то это будет значить, что надо действовать строго последовательно, собирая либо сразу все данные по каждому случаю (в ситуации, когда вы хотите оставить за собой право опускать по ходу дела какие-то случаи, сохраняя, однако, все переменные), либо данные сразу по всем случаям для каждой переменной или собирать данные для всех случаев по каждой переменной в отдельно взятый момент (если вам нужна эта информация, но вы хотите иметь возможность исключить некоторые переменные).

Так или иначе вам понадобятся два основных средства сбора данных: набор спецификаций данных и регистрационный бланк данных (recording form). Спецификации данных – это просто подробные описания данных, подлежащих регистрации для каждого случая и для каждой переменной, включая любые инструкции по кодированию. Иногда в качестве спецификации может выступать одна-единственная фраза (в случае данных переписи и ведомственной статистики), например общая численность муниципальных служащих в 1980 г. или взрослое население [c.316] страны в 1970 г. Случается, однако, что простые по видимости данные требуют пространных спецификаций. Например, если мы хотим получить цифру, отражающую общую величину государственных расходов на программы социального обеспечения в каком-то определенном году, нам придется сформулировать, что в рамках данного исследования понимается под “программой социального обеспечения”; если нам нужна мера численности личного состава вооруженных сил государства, то мы должны будем включить в спецификацию этой меры оговорку, исключающую из подсчета полицейские силы применительно к тем странам, где полиция формально входит в состав вооруженных сил. Навыки работы с подобными деталями приходят в результате предварительного изучения, с одной стороны, предмета исследования, а с другой – различных систем фиксации конкретных единиц анализа. Но и после такого изучения исследователь может столкнуться с дополнительными трудностями. Так, например, может выясниться, что запланированные бюджетом и реальные расходы на социальное обеспечение сильно различаются или что в исследовании, предполагающем анализ временного ряда, необходимо учитывать поправки на инфляцию. Но какую бы корректировку ни приходилось вносить в исследование в ответ на подобные “хитрости” материала, делать это надо методологически грамотно и сообразуясь со значением понятия, операционализированного посредством конкретной меры.

При сборе событийной информации понадобятся очень подробные спецификации данных, гарантированно учитывающие все значимые различительные признаки. К примеру, может оказаться необходимым различать беспорядки и мирные демонстрации, про- и антиправительственные демонстрации и т.д. Самый надежный способ это сделать – занести в кодировочную инструкцию, которой предстоит пользоваться кодировщику при заполнении листа регистрации, те признаки (пусть даже мелкие), которые отличают интересующее исследователя событие от других событий. (О кодировании см. подробнее в гл.12.)

Регистрационный бланк предназначен для облегчения процесса сбора данных. Это аналог бланка интервью, используемого в опросном исследовании, поскольку, как и [c.317] бланк интервью, регистрационный бланк является средством систематизации и кодирования наблюдений. Если данные предстоит впоследствии переносить на перфокарты или на дисплей, в листе регистрации для ускорения ввода в машину может быть оговорена ширина каждого столбца, рассчитанного на запись того или иного типа информации. В книге Т.Р. Гурра11 приводится пример заполнения регистрационного бланка событийных данных (см. рис. 10.2 и 10.3).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Мы хотели бы призвать начинающих исследователей отдать должное потенциальным возможностям сводных данных как дополнения к другим видам данных. Хотя существует множество исследований, опирающихся исключительно на сводные данные, последние часто могут быть использованы также и для контрольной проверки точности результатов, полученных на основании данных других видов. Например, те, кому доводилось изучать поведение избирателей на выборах, наверняка сталкивались со случаями, когда те люди, которым свойственно всегда занимать сторону победителя, в интервью, взятых после выборов, начинают обманывать, заявляя, что они голосовали за победившего кандидата. Долю ложной информации в выборке здесь могут помочь оценить как раз сводные данные по результатам голосования. Если из ответов опрашиваемых следует, что за победителя на последних президентских выборах голосовало 75% избирателей округа, а статистика результатов голосования говорит, что реально за него голосовало лишь 25% избирателей, то результаты опроса придется признать недостаточно (по меньшей мере) валидным показателем той степени поддержки, которой победивший кандидат пользуется в данном округе.

Кроме подобного применения, возможно использование сводных данных в качестве основы для выработки дополнительных показателей понятий, что позволяет контролировать валидность с помощью множественных показателей (этот подход обсуждался нами выше). Так, желая определить степень стабильности социально-политического положения в некотором районе, мы могли бы, с одной [c.318] стороны, опросить жителей на предмет того, собираются ли они и дальше проживать в этом районе, а с другой – в качестве дополнительного показателя изучить сводные данные о частоте смены домовладельцев в районе за последние несколько лет. Когда результаты исследования подтверждаются данными, собранными столь различными методами, степень доверия к этим результатам сильно возрастает.

 

СТОЛКНОВЕНИЕ ЛИБЕРИЙСКИХ ЗАБАСТОВЩИКОВ С ПОЛИЦИЕЙ

Рис. 10.2. Кодирование статьи для анализа сводных данных

(взято из кн.: Gurr Т.R. Polimetrics. – Englewood Cliffs (NJ.): Prentice-Halt. 1972. p. 93).

 

[c.319]

 

КОДИРОВОЧНАЯ ТАБЛИЦА “ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА”

                                                                    Страна Либерия
Кодировщик _____Т9_____   Месяц и год кодирования   ___7 / 66_____
Источник(и) ________“Нью-Йорк Таймс”, 9 / 13 / 61__________________
Том и страница  _________________с. 21 ____________________________
Краткое содержание __Столкновение с полицией во время забастовок_


столбца

Содержание столбца

1 – 3

4 – 7

8







9 – 10
11 – 16

  Код государства
    0      6       0_    
  Численность населения
  _0    _0_     1       0_
  Характер сообщения
  1  единичное сообщение, текущий период, событие
      продолжается
  2  единичное сообщение, вплоть до настоящего времени,
      событие все еще продолжается
  3  единичное сообщение, событие завершилось
  4  сводка, текущий период, событие продолжается
  5  сводка, вплоть до настоящего времени, событие все еще продолжается
  6  сводка, событие завершилось
  _6      1_  (Год начала события)
  Период, охватываемый сообщением с _9 / 5 / 61_ 
  по _61_   _09_     1      1_
        год   месяц    день


17 – 21
17











18











19











20









21










22 – 26















27 – 30

  I. СВЕДЕНИЯ  ОБ  ИНИЦИАТОРАХ  СОБЫТИЯ
  ввввв  нет сведений
  Низшие слои
  0  нет или почти нет
  1  фермеры / крестьяне
  2  сельскохозяйственные наемные рабочие
  3  городские наемные рабочие
  4  безработные
  5  фермеры, наемные рабочие
  6  наемные рабочие, безработные
  7  фермеры, рабочие, безработные
  8  не поддающиеся классификации
  9  другие  ___________________

  Средние слои
  0  нет или почти нет
  1  студенты
  2  мелкие буржуа
  3  интеллигенция
  4  студенты, буржуа
  5  студенты, интеллигенция
  6  буржуа, интеллигенция
  7  все три
  8  не поддающиеся классификации
  9  другие  ___________________

  Правящие слои
  0  нет или почти нет
  1  военные / полицейские
  2  государственные служащие
  3  политическая элита
  4  военные / полицейские, служащие
  5  политическая элита, служащие
  6  военные / полицейские, элита
  7  все три
  8  не поддающиеся классификации
  9  другие  ___________________                                      [c.320]

  Местные инициаторы (резюме)
  0  нет или почти нет
  1  только низшие слои
  2  только средние слои
  3  только правящие слои
  4  низшие и средние слои
  5  низшие и правящие слои
  6  средние и правящие слои
  7  все три

  Приезжие инициаторы
  0  нет или почти нет
  1  сельские мигранты
  2  иностранные рабочие
  3  иностранные студенты
  4  беженцы
  5  политические изгнанники
  6  иностранная нелегальная группа
  7  несколько из вышеназванных
  8  другие

  Число инициаторов (приближенно)
  00000  (перейти к следующему подзаголовку)
  вввв1  от  1  до  40
  ввви3  от  41  до  80
  вввв8  от  81  до  240
  ввв16  от  241  до  400
  ввв32  от  401  до  900
  ввв64  от  901  до  1700
  вв128  от  1701  до  3500
  вв250  от  3501  до  6500
  вв500  от  6501  до  14000
  в1000  от  14001  до  27000
  в2000  от  27001  до  55000
  в4000  от  55001  до  110000
  ввввв  нет сведений

  Число инициаторов (по оценке)

  0000  (закодировано в предыдущей позиции)
  ввв4  менее 100
  вв40  101—1000, “сотни”, “много”
  в400  1001—10 000, “тысячи”
  4000 10001-100000
  вввв нет сведений
  другое


31 – 32














33 – 35





  II.  ГРУППОВОЙ  И  СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТТ
  Инициаторы, действующие в качестве членов
  в0   неорганизованной толпы
  в1  территориальной группы
  в2  этнической / языковой группы
  в3  религиозной группы
  в4  общественной группы
  в5  аполитичной студенческой группы
  в6  политической группы
  в7  экономической группы
  в8  правящей группы
  в9  нелегальной группы
  __  __  столкновение между двумя из вышеназванных; указать категории
  другие
  вв  нет сведений

  Ареал распространения события
  вв1  деревня или сельский округ
  вв3  несколько деревень, сельских округов или небольшой город
  вв5  город средних размеров
  в20  крупный штат или часть столицы                            [c.321]
  в40  несколько крупных штатов, или несколько крупных городов,
          или целиком вся столица
  в60  несколько штатов или крупных городов и столица
  в80  почти вся страна
  100  вся страна
  другой  _____________________
  ввв  нет сведений


36









37










38








39







40










41




42 – 45

  III.  ТИП  СОБЫТИЯ
  Общественные беспорядки
  0  нет
  1  демонстрация
   политическая забастовка
  3  хулиганские действия / бесчинства
  4  локальное восстание
  5  бандитизм / вооруженный налет
  6  стычка политического характера
  7  стычка неполитического характера

  Конспиративные акции
  0  нет
  1  заговор
  2  политическая чистка
  3  убийство
  4  бомбизм
  5  мелкий терроризм
  6  ограниченная партизанская война
  7  государственный переворот / путч
  8  вооруженный мятеж

  Вооруженные конфликты внутри страны
  0  нет
  1  крупномасштабный терроризм
  2  крупномасштабная партизанская война
  3  гражданская война (сепаратистская)
  4  тайная война (private war)
  5 крупномасштабное восстание
  6  беспорядки / конспиративные акции, являющиеся частью гражданской войны

  Форма события (резюме)
  1  беспорядки
  2  конспиративные акции
  3  гражданская война
  4 беспорядки и гражданская война
  5 конспиративные акции и гражданская война
  6 другая  ___________________________

  Число событий
  1  единичное явление
  2  два, “некоторое количество”
  3  три, “несколько”
  4  4 – 6
  5  7 – 11
  6  12 – 20
  7  21 – 35
  8  36 – 60
  9  более 61

  Форма распространенности событий
  1  единичное явление
  2  много разрозненных событий
  3  много одновременных событий

  Продолжительность события
  вввв  нет сведений
  ввв1  0,5 дня или менее
  ввв3  от 0,5 дня до 1 дня
  ввв5  от 1 до 2 дней
  вв10  от 2 до 4 дней
  вв20  от 4 дней до 1 недели                                          [c.322]
  вв40  от 1 до 2 недель
  вв80  от 2 недель до 1 месяца
  в160  от 1 до 2 месяцев
  в320  от 2 до 4 месяцев
  в640  от 4 до 9 месяцев
  1217  от 9 до 15 месяцев
  2000  от 15 месяцев до 2 лет
  4000  от 2 до 4,5 года
  Другая  ___________________


46 – 48
46









47












48

  IV. ОБЪЕКТЫ  СОБЫТИЯ
  ввв нет сведений
  Имущественные объекты
  0  нет или почти нет
  1  собственность иностранного государства
  2  иностранная частная собственность
  3  иностранная собственность в целом
  4  отечественная государственная собственность
  5  отечественная частная собственность
  6  отечественная собственность в целом
  7  иностранная и отечественная собственность

  Политические деятели
  0  нет или почти нет
  1  главные отечественные политические деятели
  2  второстепенные отечественные политические деятели
  3  армия / полиция, отечественные
  4  отдельная политическая  группа
  5  несколько из вышеназванных
  6  отечественные политические силы, не поддающиеся классификации
  7  иностранное государство
  8  иностранная армия
  9  отечественные и иностранные политические деятели

  Неполитические деятели
  0  нет или почти нет
  1  случайные лица
  2  этническая группа
  3  религиозная группа
  4  общественная группа
  5  экономическая группа
  6  несколько из вышеназванных
  7  не поддающиеся классификации
  8  иностранные неполитические деятели
  9  другие



49 – 51
49














50









51

V. ОТКРЫТО ДЕКЛАРИРОВАННЫЕ ИЛИ ОЧЕВИДНЫЕ ЦЕЛИ СОБЫТИЯ
  ввв  нет сведений
  Политические цели
  0  нет или почти нет
  1  ответная акция
  2  захват политической власти
  3  усиление политической активности
  4  нанесение удара по / подавление политического соперника
  5  поддержка / противодействие определенной внутренней политике
  6  поддержка / противодействие определенным политическим силам
      внутри страны
  7  противодействие политике иностранного государства или
      иностранных деятелей                                             [c.323]

    8  несколько из вышеназванных
    9  неясные политические цели
  10  другие

  Экономические цели
  0  нет или почти нет
  1  ответная акция
  2  захват материальных благ
  3  изменение отношений распределения
  4  противодействие определенным экономическим силам
  5  несколько из вышеназванных
  6  размытые экономические цели
  7  другие  __________________

  Социальные цели
  0  нет или почти нет
  1  ответная акция
  2  поддержка / противодействие определенной системе убеждений
  3  поддержка / противодействие определенной социальной группе
  4  увеличение общественных благ (повышение социального статуса,
      улучшение системы образования и т.д.)
  5  несколько из вышеназванных
  6  размытые социальные цели
  7  другие  __________________



52









53








54









55








56

  VI.  КАРАТЕЛЬНЫЕ  АКЦИИ

  Роль карательных сил
  0  не вступили в действие или вступили после окончания события
  1  жертвы
  2  пассивное присутствие
  3  оборонительные действия
  4  подавление события в умеренной форме
  5  подавление события в крайних формах
  6  провокационные действия
  в  нет сведений

  Тип карательных сил
  0  нет
  1  полиция
  2  армейские подразделения (отечественные)
  3  полиция и армейские подразделения (отечественные)
  4  иностранные армейские подразделения
  5  отечественные и иностранные
  в  нет сведений

  Численность карательных сил
  0  нет
  1  от 1 до 10
  2  от 11 до 100
  3  от 101 до 1000
  4  от 1001 до 10000
  5  от 10 001 до 100000
  6  от 100 001 до 1000 000
  в  нет сведений

  Число арестов и задержаний
  0  нет
  1  от 1 до 10
  2  от 11 до 100
  3  от 101 до 1000
  4  от 1001 до 10 000
  в  нет сведений
  Зарегистрированное число  ____10____

  Число жертв
  0  нет
  1  от 1 до 10                                                             [c.324]
  2  от 11 до 100
  3  от 101 до 1000
  4  от 1001 до 10000
  в  нет сведений
  Зарегистрированное число ________________



57 – 58







59











60 – 64



















65 – 68








69 – 72

  VII. РАЗМЕРЫ НАСИЛИЯ

  Размеры разрушений в районе, затронутом событием
  00  нет или почти нет
  01  легкие
  03  средние
  07  сильные
  10  опустошительные
  вв  нет сведений

  Кто понес потери?
  0  никто; по -видимому, никто
  1  инициаторы события
  2  жертвы
  3  карательные силы
  4  инициаторы и жертвы
  5  инициаторы и карательные силы
  6  жертвы и карательные силы
  7  все три
  8  кто-то (неопределенно)
  в  нет сведений

  Число смертей (приближенно)
  0000  (перейти к следующему подзаголовку)
  вввв0  нет; по-видимому, нет
  вввв1  от 1 до 2
  вввв3  от 3 до 6
  вввв8  от 7 до 16
  ввв16  от 17 до 32
  ввв32  от 33 до 64
  ввв64  от 65 до 130
  вв128  от 131 до 250
  вв256  от 251 до 500
  вв500  от 501 до 1000
  в1000  от 1001 до 2000
  в2000  от 2001 до 4000
  в4000  от 4001 до 8000
  в8000  от 8 001 до 16 000
  другое  _______________
  ввввв  нет сведений
  Зарегистрированное число ___________________

  Число смертей (по оценке)
  0000  (зарегистрировано в предыдущем заголовке)
  ввв4  10 или менее, “несколько”
  вв40  от 11 до 100, “десятки”, “много”
  в400  от 101 до 1000, “сотни”
  4000  от 1001 до 10000
  вввв  нет сведений
  Зарегистрированное число ___________________

  Число пострадавших
  ввв0  нет; по-видимому, нет
  ввв4  10 или менее, “несколько”
  вв40  от 1 до 100, “десятки”, “много”
  в400  от 101 до 1000, “сотни”
  4000  от 1001 до 10000
  вввв нет сведений
  Зарегистрированное число ___________________


73 -76


73







74






75




76

  VIII. ВНЕШНЯЯ ПОДДЕРЖКА
  вввв  нет сведений
  0000  в явной форме нет

  Поддержка, оказываемая инициаторам события
  0  в явной форме нет
  1  оружие и провиант                                                  [c.325]
  2  предоставление убежища
  3  предоставление услуг, обучение, подготовка
  4  военные советники, наемники
  5  воинские подразделения

  Поддержка, оказываемая правящему режиму
  0  в явной форме нет
  1  невоенная помощь
  2  военная техника
  3  военные кадры и услуги
  4  воинские подразделения

  Число стран, поддерживающих инициаторов события (указать какие)
  ____________ (США, Китай, СССР, Великобритания)
  Число _______ ; _______ ; _______ ; _______ .

  Число стран, поддерживающих правящий режим (указать какие)
  _______ (метрополия, Франция, США, Великобритания)
  Число _______ ; _______ ; _______ .

77

  Надежность сообщения
  0  неклассифицированная
  1  неизвестная
  2  сомнительная

78 – 80

  Код события
  _G_  _F_  _T_

КОММЕНТАРИИ, ИНЫЕ СВЕДЕНИЯ


 

Рис. 10.3. Регистрационный бланк сводных данных (пример заполнения)

(взято из кн.: Gurr T.R. Politimetrics. – Englewood Cliffs (N.J.): Prentice Hall, 1972. Р. 94-97) [c.326]

 

Дополнительная литература к главе 10

 

Специальных руководств, посвященных исключительно анализу сводных данных, не существует. Информация о сводных данных большей частью разбросана по отдельным работам, отражающим результаты применения различных методов анализа сводных данных. Методика использования сводных данных в политологии в общих чертах лучше всего описана в работах: Gurr T.R. Politimetrics. – Englewood Cliffs (N.J.): Prentice-Hall, 1972; Merritt R.L. Systematic Approaches to Comparative Politics. – Skokie (Ill.): Rand McNally, 1970. Chap. 2. Целый ряд практических советов приводится в работе: Stewагt D.W. Secondary Research. – Beveriy Hills (Calif.): Sage, 1984. Более развернутое изложение проблем и методов применения сводных данных (с примерами) содержится в кн.: Тауlоr Ch. L. (ed.) Aggregate Data Analysis. – Paris: Mouton, 1968. Дополнительные примеры исследований, основанных на сводных данных, собраны в кн.: Тufte Ed. R. (ed.) The Quantitative Analysis of Social Problems. – Reading (Mass.): Addison-Wesley, 1970. [c.327]

Работа: Steward Ph. L., et al. Political Mobility and the Soviet Political Process: A Partial Test of Two Models. // American Political Science Review. 1972. Vol. 66. P. 1269–1290, – представляет собой особо впечатляющий прием использования в качестве сводных данных результатов контент-анализа публикаций. Примером использования в качестве сводных данных результатов опроса может служить исследование: Hamilton R.F. Class and Politics in the United States. – N.Y.: Wiley, 1972. На использовании оценочных данных построена в основном работа: Banks A.S., Техtоr R.B. A Cross-Polity Survey. – Cambridge (Mass.): MIT Press, 1965. Весьма поучительным примером использования демографических данных и ведомственной статистики может считаться работа: Lеwis-Bесk M.S. The Relative Importance of Socioeconomic and Political Variables for Public Policy. // American Political Science Review. 1977. Vol. 71. P. 559–566.

Построение индексов обсуждается в работе: Valkonen Т. Individual and Structural Effects in Ecological Research. // Dоgan M., Rоkkan S. (eds). Social Ecology. Cambridge (Mass.): МГГ Press, 1968. P. 53–68, – а преобразование данных (и вообще способы сбора и применения сводных данных) – в кн.: Wеbb E.L. et al. Nonreactive Measures in the Social Sciences. – Boston Houghton Mifflin, 1981. [c.328]

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Предлагаемая здесь классификация в сокращенном виде взята из кн.: Меrritt R.L. Systematic Approaches to Comparative Politics. – Skokie (Ill.): Rand McNally, 1970. P. 27–36. [c.326]
Вернуться к тексту

2 Пример такой ошибки приведен в работе: Соаle A.J., Stephan F.F. The Case of the Indians and of the Teen Age Widows. // Journal of the American Statistical Association. 1962. Vol. 57. P. 338–347. [c.326]
Вернуться к тексту

3 Так, например, опросные данные, приведенные в кн.: Almond G.A, Vеrba S. The Civic Culture. – Boston: Little, Brown, 1965, – были использованы некоторыми учеными в качестве совокупных общенациональных показателей. [c.326]
Вернуться к тексту

4 Примеры использования событийной информации можно найти в работах: Feierabend I.K., Feierabend R.L. Aggressive Behaviors Within Politics, 1948–1962; A Cross-National Study. // Journal of Conflict Resolution. 1966. Vol. 10. P. 249–271; Gurr T., Ruttenberg Ch. The Conditions of Civil Violence. – Princeton, 1967. [c.326]
Вернуться к тексту

5 См. работы: Вlalосk H.M. (jr.). Causal Inferences in Non-experimental Research. – Chapel Hill: Univ. Of North Carolina Press, 1964. P. 102–104; Robinson W.S. Ecological Correlations and the Behavior of Individuals. // American Sociological Review. 1950. Vol. 15. P.351-357. [c.327]
Вернуться к тексту

6 Некоторые из них обсуждаются в работах: Сhivеlу W.Ph. Ecological Inference: The Use of Aggregate Data to Study Individuals. // American Political Science Review. 1969. Vol. 63. P. 1183–1196; Langbein L.I., Liсhtman A.J. Ecological Inference. – Beveriy Hills: Sage, 1978. [c.327]
Вернуться к тексту

7 На практике вопрос о том, существует ли мультипликативная зависимость между конкретными мерами реально или нет, должен решаться на основе эмпирического рассмотрения данных. Некоторые способы определения целесообразности применения мультипликативных индексов описаны в кн.: Gurr T.R. Politimetrics. – Englewood Cliffs, 1972. Pp. 107-108. [c.327]
Вернуться к тексту

8 Целый ряд возможных преобразований и следствий из них описан в работе: Кгuskal J.B. Statistical Analysis: Transformations of Data. // International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 15. – N.Y.: Macmillan, 1968. P. 182–193. [c.327]
Вернуться к тексту

9 В общем виде этот вопрос обсуждается в кн.: Lееge D.C., Francis W.L. Political Research. – N.Y.: Basic Books, 1974. Некоторые усложненные методы использования множественных мер представлены в кн.: Вlаlосk H.M., jr. (ed.). Measurement in the Social Sciences. – Chicago: Aldinc, 1974. Pt. 2. [c.327]
Вернуться к тексту

10 Некоторые источники перечислены в кн.: Miller D.C. Handbook of Research Design and Social Measurement, 5th ed. Newbury Paric, Calif.: Sage, 1991; Webb T. Ed. Al. Nonreactive Measures in the Social Sciences. – Boston: Hough for Mifflin, 1981. [c.327]
Вернуться к тексту

11 См также: Miсkоlus E.F. An Events Data Base for Analysis of Transnational Terrorism. // Heuer R.J., Jr., ed. Quantative Approaches to Political Intelligence. – Boulder, Colo.: Westview Press, 1978, pp. 127-164. [c.327]
Вернуться к тексту

 

предыдущая

 

следующая
 
оглавление