Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
оглавление
 

Гегель Г.В.Ф.

Философская пропедевтика

 

Источник:

Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет: 2 т. – Т. 2. /

Сост., общ. ред. А.В. Гулыги. – М.: Мысль, 1971. С. 7–209.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

ВТОРОЙ КУРС. СРЕДНИЙ КЛАСС

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДУХА И ЛОГИКА

 

ПЕРВЫЙ ОТДЕЛ.

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДУХА, ИЛИ НАУКА О СОЗНАНИИ

 

Введение

 

§ 1

 

Наше обычное знание представляет себе лишь предмет, который оно знает, но в то же время не представляет себе себя, т.е. самого знания. Целое же, которое налицо в знании, это не только предмет, но и Я, которое знает, а также взаимоотношение между мной и предметом – сознание.

 

§ 2

 

В философии определения знания рассматриваются не односторонне, только как определения вещей, а вместе с знанием, которому они принадлежат по меньшей мере настолько же, насколько и вещам; иначе говоря, они берутся не только как объективные, но и как субъективные определения, или скорее как определенные виды отношения объекта и субъекта друг к другу.

 

§ 3

 

Поскольку в знании находятся вещи и их определения, то, с одной стороны, возможно представление, что они существуют вне сознания сами по себе и даются сознанию просто как нечто чуждое и готовое. С другой же стороны, поскольку для знания настолько же [c.79] существенно и сознание, становится возможным также и представление, что сознание само создает себе этот свой мир и само своими действиями и своей деятельностью целиком либо отчасти производит или модифицирует определения этого мира. Первый способ представления называется реализмом, второй – идеализмом. Здесь следует рассматривать всеобщие определения вещей только вообще как определенное отношение объекта к субъекту. Субъект, мыслимый более определенно, есть дух. Дух проявляет себя, существенно соотносясь с каким-либо существующим предметом, в этом смысле он есть сознание. Учение о сознании есть поэтому феноменология духа. Дух же в плане его самодеятельности внутри себя самого и по отношению к себе независимо от отношения к чему-либо другому рассматривается в специальной науке о духе, в психологии.

 

§ 4

 

Субъект, мыслимый более определенно, есть дух. Дух проявляет себя, существенно соотносясь с каким-либо существующим прежметом, в этом смысле он есть сознание. Учение о сознании есть поэтому феноменология духа.

 

§ 5

 

Дух же в плане его самодеятельности внутри себя самого и по отношению к себе независимо от отношения к чему-либо другому рассматривается в специальной науке о духе, в психологии.

 

§ 6

 

Сознание есть, собственно говоря, знание о каком-либо предмете, безразлично, внешний он или внутренний, предстает ли он перед духом без участия духа или же произведен этим духом. Дух рассматривается в плане его деятельности, если определения его сознания приписываются ему самому.

 

§ 7

 

Сознание есть определенное отношение Я к предмету. Если исходить из предмета, то можно сказать, что сознание различается в соответствии с различием предметов, которыми оно обладает. [c.80]

 

§ 8

 

В то же время, однако, и предмет по сути дела определен соответственно сознанию. Различие предмета можно поэтому, наоборот, рассматривать как зависящее от развития сознания. Эта обоюдность выступает в сфере явлений самого сознания и не решает упомянутого выше (§ 3) вопроса о том, как само по себе обстоит дело с этими определениями.

 

§ 9

 

Соответственно различию своего предмета сознание вообще имеет три ступени. А именно предмет есть либо противостоящий Я объект, либо само Я, либо нечто предметное, которое столь же принадлежит и Я, – мысль. Эти определения не взяты эмпирически извне, но они суть моменты самого сознания. Таким образом, существуют:

1) сознание вообще,

2) самосознание,

3) разум.

 

Первая ступень. Сознание вообще

 

§ 10

 

Сознание вообще бывает 1) чувственным, 2) воспринимающим и 3) рассудочным.

 

А. Чувственное сознание

 

§ 11

 

Простое чувственное сознание – это непосредственная достоверность некоторого внешнего предмета. Выражением непосредственности такого предмета, является то, что он есть, и притом есть предмет этот, существующий теперь, во времени, и здесь, в пространстве, совершенно отличный от всех остальных предметов и вполне определенный в себе самом. [c.81]

 

§ 12

 

Как это теперь, так и это здесь суть нечто исчезающее. “Теперь”, существуя, уже не существует больше, потому что его уже сменило другое “теперь”, которое, однако, исчезло столь же непосредственно. Тем не менее “теперь” остается. Это остающееся “теперь” есть всеобщее “теперь”, есть и то, и это “теперь”, и ни одно из них. Это “здесь”, которое я имею в виду и на которое показываю, имеет правую и левую стороны, верх и низ, заднюю и переднюю часть и т.д. до бесконечности; иными словами, показанное “здесь” не есть простое и, следовательно, определенное “здесь”, а представляет собой совокупность многого. Таким образом, поистине существующим является не абстрактная чувственная определенность, а всеобщее.

 

В. Восприятие

 

§ 13

 

Восприятие имеет предметом уже не чувственное, поскольку оно непосредственно, а чувственное, поскольку оно существует одновременно и как нечто всеобщее. Восприятие – это смесь чувственных определений и определений рефлексии.

 

§ 14

 

Предмет этого сознания поэтому вещь с ее свойствами. Чувственные свойства a) даны сами по себе и непосредственны в чувстве, и в то же время определены благодаря соотношению с другими и опосредствованы; b) они принадлежат одной вещи и в этом смысле, с одной стороны, заключены в ее единичности, с другой же стороны, обладают всеобщностью, вследствие которой выходят за пределы этой единичной вещи и одновременно являются независимыми друг от друга.

 

§ 15

 

Поскольку свойства сущностно опосредованны, они зависят в своем существовании от чего-то другого [c.82] и изменяются. Они суть только акциденции. Вещи же в силу того, что их свойства составляют их суть, так как именно свойствами они как раз и отличаются друг от друга, прекращают свое существование вместе с изменением их свойств и представляют собой чередование возникновения и исчезновения.

 

§ 16

 

В этом изменении не только вот это нечто снимает себя и становится чем-то иным, но исчезает и это иное. Но иное иного, или изменение изменчивого, есть становление постоянного, существующего по себе и внутреннего.

 

С. Рассудок

 

§ 17

 

Итак, предмет получил то определение, что он обладает a) некоторой совершенно акцидентальной стороной, но b) обладает также и существенной стороной, постоянными свойствами. Сознание, поскольку для него предмет обладает этим определением, представляет собой рассудок, считающий вещи в восприятии лишь явлениями и рассматривающий внутреннее в вещах.

 

§ 18

 

Внутреннее в вещах то в них, что отчасти не зависит от явления, именно от его многообразия, представляющего собой нечто по отношению к самому себе внешнее, отчасти же то, что своим понятием связано с явлением. Поэтому внутреннее есть 1) простая сила, которая переходит к наличному бытию, к проявлению.

 

§ 19

 

2) При этом различении сила остается тождественной во всей чувственной разности явлений. Закон явления есть его спокойное, всеобщее отражение. Он представляет собой некоторое отношение всеобщих [c.83] постоянных определений, различие которых сперва выступает в законе как внешнее различие закона. Хотя из всеобщности и устойчивости этого отношения вытекает его необходимость, но это различение не оказывается таким определенным в себе и внутренним различением, при котором одно из определений непосредственно содержится в понятии другого.

 

§ 20

 

Это понятие, примененное к самому сознанию, дает следующую ступень сознания. До сих пор в отношении к своему предмету сознание было чем-то чуждым и безразличным. Теперь же, когда различие вообще сделалось различием, которое в равной мере не является таковым, существовавший до сих пор способ отличения сознания от его предмета теряет силу. Теперь сознание имеет предмет и относится к иному, которое, однако, не является непосредственно иным. Оно, таким образом, имеет в качестве предмета себя самого.

 

§ 21

 

Иными словами, непосредственно: внутреннее в вещах есть мысль, или же понятие о вещах. Когда сознание имеет своим предметом внутреннее, оно имеет этим предметом мысль, или, что то же, свою собственную форму или рефлексию, т.е. вообще самого себя.

 

Вторая ступень. Самосознание

 

§ 22

 

Как самосознание Я созерцает само себя, к выражением его в его чистоте является Я = Я, или: Я есть Я.

 

§ 23

 

Этот принцип самосознания лишен всякого содержания. Стремление самосознания в том и состоит, чтобы [c.84] реализовать свое понятие и полностью осознать себя. Самосознание является поэтому 1) деятельным: снимает инобытие предметов и отождествляет их с собой, 2) отчуждает само себя и тем сообщает себе предметность и наличное бытие. И то и другое представляет собой одну и ту же деятельность. Быть определенным для самосознания то же самое, что самому определить себя, и наоборот. Оно само себя порождает как предмет.


 

§ 24

 

В своем образовании, или движении, самосознание проходит три ступени: 1) вожделение (Begierde), связанное с направленностью самосознания на другие вещи; 2) отношение господства и рабства, связанное с направленностью самосознания на другое, не равное ему самосознание; 3) всеобщее самосознание, узнающее себя в других самосознаниях, и притом признающее себя равным им, как и они признают себя равными ему самому.

 

А. Вожделение

 

§ 25

 

Итак, обе стороны самосознания, полагающая и снимающая, непосредственно соединены друг с другом. Самосознание, полагая себя через отрицание инобытия, является практическим сознанием. Таким образом, если внутри подлинного сознания, которое называется также теоретическим, его собственные определения и определения предмета изменялись сами по себе, то теперь это происходит благодаря деятельности самого сознания, и притом для него. Оно сознает, что эта снимающая деятельность принадлежит ему. В понятии самосознания заключается определение еще не реализованного различия. Поскольку в общем-то это различие делается в самосознании заметным, самосознание ощущает внутри самого себя некоторое инобытие, какое-то отрицание самого себя, иначе говоря, чувствует какой-то недостаток, испытывает некоторую потребность. [c.85]

 

§ 26

 

Это ощущение своего инобытия противоречит равенству самосознания с самим собой. Ощущаемая необходимость снять это противоречие есть побуждение. Перед самосознанием как сознанием отрицание, или инобытие, предстает в виде внешней, отличной от него вещи, которая, однако, уже определена самосознанием 1) как нечто соответствующее побуждению и 2) как нечто негативное в себе, чье существование (Bestehen) должно быть снято этой самостью и приведено в равенство с нею.

 

§ 27

 

Таким образом, деятельность вожделения снимает инобытие предмета, его существование вообще, и соединяет предмет с субъектом, вследствие чего вожделение удовлетворяется. Последнее, стало быть, обусловлено: 1) внешним, безразлично по отношению к нему существующим предметом, иначе говоря, сознанием; 2) деятельность вожделения приводит к удовлетворению только посредством снятия предмета. Самосознание приходит, следовательно, только к своему самоощущению.

 

§ 28

 

На ступени вожделения самосознание относится к себе как единичное самосознание. На этой ступени оно связано с лишенным самости предметом, который в себе и для себя является иным предметом, нежели самосознание. Последнее поэтому достигает своего равенства с самим собой в отношении предмета только путем снятия предмета. Вожделение, собственно говоря, 1) разрушительно; 2) удовлетворяя его, самосознание приходит поэтому только к самоощущению того, что субъект как единичный существует для себя, т.е. к неопределенному понятию о субъекте, связанном с объективностью. [c.86]

 

В. Господство и рабство

 

§ 29

 

Понятие о самосознании как некотором субъекте, который в то же время существует объективно, указывает на то обстоятельство, что для этого самосознания существует некоторое другое самосознание.

 

§ 30

 

Самосознание, существующее для некоторого другого самосознания, существует не как простой объект последнего, а как его другая самость. Я отнюдь не является абстрактной всеобщностью, в которой, как таковой, нет никакого различия, никакого определения. Поскольку Я выступает как предмет Я, оно существует для него с этой стороны как то же самое. В другом оно созерцает самого себя.

 

§ 31

 

Это самосознание одного [Я] в другом есть 1) абстрактный момент их тождественности; 2) но каждое Я имеет также и то определение, что для другого Я оно выступает как внешний объект и в этом смысле как непосредственное, чувственное и конкретное наличное бытие; 3) каждое [Я] существует абсолютно для себя и особняком по отношению к другому [Я] и требует того, чтобы и для другого быть таким же и считаться тем же, созерцать в другом свою свободу как свободу чего-то существующего для себя, иначе говоря, быть им признанным.

 

§ 32

 

Чтобы сделать себя значимым в качестве свободного и быть признанным, самосознание должно представить себя другому как свободное от природного наличного бытия. Этот момент необходим как и момент свободы самосознания внутри себя. Абсолютное равенство Я с самим собой по существу не непосредственно, но оно создается снятием чувственной непосредственности, [c.87] вместе с чем самосознание превращается для другого в свободное и независимое от чувственного. Так оно выказывает себя соответствующим своему понятию, и, благодаря тому что оно придает Я реальность, оно должно быть признано.

 

§ 33

 

Но самостоятельность является свободой не столько вне и от непосредственного чувственного, непосредственно наличного бытия и свободой от него, сколько скорее внутри последнего. Оба этих момента одинаково необходимы, однако ценность их не одинакова. Когда появляется неравенство, заключающееся в том, что для одного из двух самосознаний имеет существенное значение свобода, а не чувственное наличное бытие, для другого же это последнее, а не свобода, то при обязательном взаимном признании в определенной деятельности между ними возникает отношение господства и рабства или вообще служения и покорности. Это различие самостоятельности дано как непосредственное отношение природы.

 

§ 34

 

Поскольку каждое из двух противостоящих друг другу самосознаний, несомненно, стремится к тому, чтобы по отношению к другому самосознанию и для другого самосознания доказать и утвердить себя в качестве некоторого абсолютного для-себя-бытия, то самосознание, которое свободе предпочитает жизнь, вступает в отношении рабства и тем самым показывает, что оно не способно в себе самом абстрагироваться для своей независимости от своего наличного бытия.

 

§ 35

 

Эта чисто негативная свобода, состоящая в абстрагировании от своего природного наличного бытия, не соответствует, однако, понятию свободы, ибо последняя есть равенство самому себе в инобытии и заключается отчасти в созерцании своей самости [c.88] в другой самости, а отчасти в свободе не от наличного бытия вообще, но внутри наличного бытия. Истинная свобода сама обладает наличным бытием. Услужающий лишен самости. В качестве своей самости он имеет другую самость. Он отчужден от себя, снят в господине как единичное Я и созерцает свою существенную самость как нечто иное. Господин же, напротив, в услужающем созерцает другое Я как снятое, а свою собственную единичную волю как сохраненную. (История Робинзона и Пятницы.)

 

§ 36

 

Но собственная личная и отдельная воля услужающего, если присмотреться как следует, совершенно исчезает в страхе перед господином, во внутреннем чувстве собственной негативности. Его труд услужения другому есть в себе отчасти известное отчуждение своей воли, отчасти же он представляет собой одновременное с отрицанием собственных желаний и позитивное формирование внешних вещей посредством труда, если посредством него самость превращает свои определения в форму вещей и в своем произведении созерцает себя как опредмеченную. Отчуждение несущественного произвола является моментом истинного повиновения. (Писистрат учил афинян повиноваться. Тем самым он претворил в действительность законы Солона, а после того как афиняне научились этому, господа для них уже были не нужны.)9.

 

§ 37

 

Это отчуждение отдельности как самости есть момент, посредством которого самосознание совершает переход к тому, чтобы быть всеобщей волей, совершает переход к позитивной свободе.

 

С. Всеобщность самосознания

 

§ 38

 

Всеобщее самосознание есть взгляд на себя не как на какую-то особенную, отличную от других, а как на [c.89] существующую по себе, всеобщую самость. Такою самостью оно признает само себя и другие самосознания в себе, и таким оно признается ими.

 

§ 39

 

В плане этой своей существенной всеобщности самосознание для себя реально лишь тогда, когда оно сознает в другом свое отражение (я знаю, что другие знают меня в качестве самих себя) и, принадлежа как чистая духовная всеобщность семье, отечеству и т.д., знает себя как существенную самость. (Это самосознание – основа всяких добродетелей, любви, чести, дружбы, храбрости, всякой самоотверженности, всякой славы и т.д.)

 

Третья ступень. Разум

 

§ 40

 

Разум – это высшее соединение сознания и самосознания, т.е. знания о предмете и знания о себе. Он есть достоверность того, что его определения являются столь же предметными определениями, определениями сущности вещей, сколь и нашими собственными мыслями. Он столь же есть достоверность его самого, субъективность, сколь и бытие, или объективность, в одном и том же мышлении.

 

§ 41

 

Или же то, что мы постигаем посредством разума, представляет собой 1) содержание, которое не только состоит из наших чистых представлений или мыслей, созданных нами для себя, но и заключает существующую в себе и для себя сущность предметов и обладает объективной реальностью, 2) созерцание, которое не является чуждым для Я, данным ему, но проникнуто последним, усвоено им, тем самым столь же и произведено. [c.90]

 

§ 42

 

Знание разума есть поэтому не только субъективная достоверность, но и истина, так как истина заключается в соответствии или скорее в единстве достоверности и бытия или предметности. [c.91]

 

Примечание

 

9 Писистрат (ум. 527 г. до н. э.) – афинский тиран, младший современник Солона. Солон (около 638–558 гг. до н.э.) – знаменитый афинский реформатор и законодатель. Ср. оценку Писистрата в “Философии истории” Гегеля: “Господство Писистрата и его сыновей, по-видимому, было необходимо для того, чтобы приучить их к порядку и миру, а граждан – к законодательству Солона” (Сочинения, т. VIII, стр. 243).

Вернуться к тексту

 

предыдущая

 

следующая
 
оглавление