Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
оглавление
 

Гегель Г.В.Ф.

Философская пропедевтика

 

Источник:

Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет: 2 т. – Т. 2. /

Сост., общ. ред. А.В. Гулыги. – М.: Мысль, 1971. С. 7–209.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

ВТОРОЙ КУРС. СРЕДНИЙ КЛАСС

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДУХА И ЛОГИКА

 

ВТОРОЙ ОТДЕЛ. ЛОГИКА

 

Вторая часть. Сущность

 

Приложение об антиномиях13

 

§ 69

 

Категории, т.е. определения бытия, просты. Однако такие определения, которые не суть первые элементы, определения сущности, просты лишь постольку, поскольку противоположные моменты сведены в них в простоту. Таким образом, если такая категория сказывается о каком-нибудь субъекте и указанные противоположные моменты развертываются в анализе, то о субъекте должны быть сказаны оба этих момента, вследствие чего и возникают антиномические высказывания, каждое из которых в равной мере истинно.

 

§ 70

 

Кант обратил внимание главным образом на антиномии разума, однако не исчерпал антитетики последнего, так как установил только некоторые из ее форм.

 

I. Антиномия конечности или бесконечности мира во времени и пространстве.

Антиномия в отношении времени.

 

а) Тезис

 

Мир имеет начало во времени. [c.108]

 

§ 71

 

Доказательство. Допустим, что мир не имеет начала во времени, тогда до всякого данного момента времени протекла вечность и, стало быть, прошел бесконечный ряд следующих друг за другом состояний вещей в мире. Но бесконечность ряда в том и состоит, что его никогда нельзя закончить путем последовательного синтеза; стало быть, бесконечный мировой ряд невозможен; значит, начало мира во времени необходимо.

 

b) Антитезис

 

Мир не имеет начала во времени и во временном отношении бесконечен.

 

§ 72

 

Доказательство. Предположим, что он имеет начало. Тогда необходимо допустить, что до начала было время, в котором мира не было, т.е. пустое время. В пустом же времени не может возникнуть ничего, так как тут нет никаких предпосылок для существования, а существующее имеет условием только существующее и ограничено только существующим. Следовательно, мир не может иметь начала, и всякое наличное бытие предполагает другое, и так до бесконечности.

 

§ 73

 

Доказательства этой антиномии вкратце сводятся к следующему прямому противопоставлению:

1. Мир во временном отношении конечен, т.е. имеет границу. В доказательстве тезиса такая граница предположена, а именно “теперь” или какой-нибудь данный момент времени.

2. Наличное бытие не может иметь границей небытие, пустое время, а только другое наличное бытие. Ограничивающиеся начала относятся друг к другу позитивно, и одно имеет то же самое определение, что и другое. И так как каждое наличное бытие ограничено, [c.109] или конечно, т.е. является таким, за которое нужно выйти, то этим положен прогресс в бесконечность.)

 

§ 74

 

Истинное решение этой антиномии состоит в том, что ни эта граница сама по себе, ни эта бесконечность сама по себе, не являются чем-то истинным, ибо эта граница – такая, за которую нужно выходить, а бесконечность эта – такая, которой всякий раз снова недостает границы. Истинная бесконечность – это рефлексия в себя, и разум рассматривает не мир во времени, а мир в его сущности и понятии.

2) Антиномия в отношении пространства.

 

а) Тезис

 

Мир ограничен в пространстве.

 

§ 75

 

Доказательство. Допустим, что он не ограничен, тогда он есть данное бесконечное целое из одновременно существующих вещей. Такое целое можно рассматривать как завершенное только благодаря синтезу содержащихся в нем частей. Но для завершения этого синтеза требуется бесконечное время, которое пришлось бы предположить как протекшее, что невозможно. Итак, бесконечный агрегат существующих вещей нельзя рассматривать как одновременно данное целое. Следовательно, мир в пространстве не бесконечен, а заключен в границы.

 

b) Антитезис

 

Мир не ограничен в пространстве.

 

§ 76

 

Доказательство. Допустим, что мир пространственно ограничен, в таком случае он находится в неограниченном [c.110] пустом пространстве; он, следовательно, должен иметь отношение к пустому пространству, т.е. к ничто (zu keinen Gegenstande). Но такое отношение, а стало быть, и отношение мира к пустому пространству есть ничто (Nichts); следовательно, мир пространственно бесконечен.

 

§ 77

 

Доказательства этих антиномических высказываний покоятся по сути дела тоже на прямых утверждениях.

1) Доказательство тезиса связывает полноту (Vollendung) одновременно данной тотальности, полноту пространственного мира, с последовательностью времени, в которое якобы должен совершиться и быть закончен этот синтез, что отчасти неверно, отчасти излишне, ибо речь-то идет как раз не о последовательности, а о сосуществовании в пространственном мире. Кроме того, допуская бесконечное протекшее время, мы допускаем и некоторое “теперь”. Точно так же, собственно, и в пространстве можно допустить некоторое “здесь”, т.е. границу пространства, из чего, разумеется, мы в праве заключить о невозможности безграничности пространства.

2) Поскольку, собственно, за границу в пространстве можно выходить, то этим положено отрицание границы, поскольку же это отрицание есть по существу нечто отрицательное границы, то последнее обусловлено ею. Здесь, следовательно, точно так же, как и у предыдущей антиномии, положен бесконечный прогресс.

 

II. Антиномия простоты или сложности субстанций.

 

а) Тезис

 

Всякая сложная субстанция состоит из простых частей.

 

§ 78

 

Доказательство. Допустим, что сложные субстанции не состоят из простых частей. Тогда, если бы мы устранили мысленно всё сложение, то не осталось бы пи одной сложной части; а так как простых частей нет, то [c.111] не осталось бы ничего, следовательно, не было бы дано никакой субстанции. Итак, сложение мысленно нельзя устранить. Но сложное не состояло бы и из субстанций, так как сложение есть лишь случайное отношение субстанций, без которого они должны существовать как самостоятельно (fur sich) пребывающие сущности. Значит, субстанциально сложное должно состоять из простых частей. Отсюда следует, что все вещи в мире суть простые сущности и что сложение есть только внешнее состояние их.

 

b) Антитезис

 

Ни одна сложная вещь не состоит из простых частей, и вообще в ней нет ничего простого.

 

§ 79

 

Доказательство. Предположим, что сложная вещь состоит из простых частей. Так как всякое внешнее отношение, стало быть также и всякое сложение возможно только в пространстве, то пространство, занимаемое сложной вещью, должно состоять из стольких же частей, из скольких состоит эта вещь. Но пространство состоит не из простых частей, а из пространств. Следовательно, всякая часть сложной вещи должна занимать пространство. Но безусловно первоначальные части всего сложного просты. Следовательно, простое занимает какое-то пространство. А так как все реальное, занимающее какое-то пространство, содержит в себе многообразие находящихся вне друг друга частей и, следовательно, является сложным, то простое должно было бы быть субстанциально сложным, что противоречиво.


 

§ 80

 

Доказательство тезиса содержит прямое утверждение о том, что сложение есть внешнее отношение, т.е. нечто случайное, а потому существенным является простое. Доказательство антитезиса тоже покоится на прямом утверждении, что субстанции по своей природе пространственны и, следовательно, сложны. [c.112] Собственно говоря, эта антиномия та же, что и предыдущая, т.е. выражает содержащуюся в наличном бытии противоположность границы и выхождения за нее.

 

III. Антиномия противоположности между причинностью по законам природы и свободой.

 

а) Тезис

 

Причинность по законам природы не единственная причинность в явлениях мира, существует еще и причинность из-за (aus) свободы.

 

§ 81

 

Доказательство. Допустим, что нет никакой иной причинности, кроме причинности по законам природы; тогда все, что происходит, предполагает предшествующее состояние, за которым оно неизбежно следует согласно правилу. Но предшествующее состояние само должно быть чем-то таким, что произошло, так как если бы оно существовало всегда, то и следствие его не возникло бы во времени, а существовало бы всегда. Следовательно, причинность, благодаря которой нечто происходит, сама есть нечто происшедшее, опять-таки предполагающее предшествующее состояние и его причинность, и т.д. до бесконечности. Итак, всегда имеется лишь относительное, а не первое начало, и потому вообще нет никакой полноты ряда у происходящих друг от друга причин. Между тем закон природы состоит именно в том, что ничто не происходит без достаточно определенной a priori причины. Следовательно, утверждение, будто всякая причинность возможна только по законам природы, противоречит само себе, и потому нельзя допустить, что причинность по законам природы есть единственная причинность.

 

b) Антитезис

 

Нет никакой свободы, все совершается в мире только по законам природы. [c.113]

 

§ 82

 

Доказательство. Допустим, что существует свобода, а именно способность безусловно начать некоторое состояние, а стало быть, и ряд следствий его. В таком случае благодаря этой спонтанности должен безусловно начинаться не только некоторый ряд, но и определение самой этой спонтанности, так что ничто не предшествует, посредством чего определилось бы это происходящее действие по постоянным законам. Однако всякое начало действования предполагает состояние еще не действующей причины, а динамически первое начало действия предполагает состояние, не находящееся ни в какой причинной связи с предшествующим состоянием той же самой причины, т.е. никоим образом не вытекающее из него. Следовательно, свобода противоположна закону причинности и представляет собой такое соединение последовательных состояний действующих причин, при котором невозможно никакое единство опыта и которого, следовательно, нет ни в одном опыте, – пустое порождение мысли.

 

§ 83

 

Эта антиномия, если ее рассматривать абстрактно, покоится на противоречии, присущем отношению причинности. А именно, причина означает 1) нечто первоначальное, первое, само себя движущее; 2) но она есть нечто обусловленное тем нечто, на которое она действует, и ее деятельность переходит в действие. В этом смысле ее нужно рассматривать не как истинно первоначальное, а саму опять-таки как нечто положенное. Если держаться первой точки зрения, то нужно допустить абсолютную причинность, причинность через свободу; со второй же точки зрения, сама причина становится чем-то происшедшим, и тем самым начинается прогресс в бесконечность.

 

§ 84

 

Истинное решение данной антиномии состоит во взаимодействии, в том, что причина, переходящая в действие в последнем снова имеет обратное причинное действие, благодаря которому первая причина в свою очередь превращается в [c.114] действие, т.е. в нечто положенное. Эта взаимность означает, следовательно, что ни тот, ни другой из моментов причинности не являются абсолютными сами по себе, но только этот Замкнутый внутри себя круг тотальности существует в себе и для себя.

 

а) Тезис

 

К миру принадлежит безусловно необходимая сущность.

 

§ 85

 

Доказательство. Чувственно воспринимаемый мир как целое всех явлений содержит в себе также некоторый ряд изменений. Но всякое изменение подчинено своему условию, которое делает его необходимым. Далее, всякое обусловленное предполагает в отношении своего существования полный ряд условий вплоть до абсолютно безусловного, которое одно только абсолютно необходимо. Следовательно, абсолютно необходимое должно существовать, если существует изменение как следствие. Но это необходимое само принадлежит к чувственно воспринимаемому миру; в самом деле, если предположить, что оно находится вне чувственно воспринимаемого мира, то это означало бы, что весь ряд изменений в мире получает от него начало, в то время как сама эта необходимая причина не принадлежит к чувственно воспринимаемому миру. Но это невозможно, ибо поскольку начало временного ряда может быть определено только тем, что предшествует по времени, то высшее условие начала того или иного ряда изменений Должно существовать в мире, когда этого ряда еще не было; следовательно, это высшее условие принадлежит ко времени, т.е. к [области] явлений, к самому чувственно воспринимаемому миру. Следовательно, в самом содержится нечто безусловно необходимое. [c.115]

 

b) Антитезис

 

Нет никакой абсолютно необходимой сущности – ни в мире, ни вне мира – как его причины.

 

§ 86

 

Доказательство. Предположим, что сам мир или в мире есть необходимая сущность; в таком случае в ряду его изменений было бы или безусловно необходимое начало, стало быть, без причины, что противоречит динамическому закону определенности всех явлений, или же сам этот ряд не имел бы никакого начала и тем не менее был бы в целом абсолютно необходимым и безусловным, хотя все его части случайны и обусловлены, что противоречит самому себе, так как существование определенного множества не может быть необходимым, если ни одна часть его не обладает сама по себе необходимым существованием. Предположим, далее, что безусловно необходимая причина мира находится вне мира, в таком случае она должна была бы первой давать начало существованию мировых изменений и их ряда; если бы она начинала действовать, ее каузальность должна была бы находиться во времени, а значит, в совокупности явлений, следовательно, находилась бы не вне мира. Итак, ни в мире, ни вне его нет абсолютно необходимой сущности.

 

§ 87

 

Эта антиномия содержит в общем ту же противоположность, что и предыдущая. Вместе с обусловленным полагается условие, и притом условие как таковое, т.е. абсолютное условие, не имеющее своей необходимости в чем-либо другом. Но именно потому, что условие связано с обусловленным, вернее, потому, что обусловленное содержится в понятии условия, условие само принадлежит к сфере обусловленного, т.е. представляет собой нечто обусловленное. С одной стороны, положено абсолютно необходимое существо, с другой же – только относительная необходимость и тем самым случайность. [c.116]

 

Примечание

 

13 См.: Кант И. Сочинения. Т. 3. М., 1964. C. 404–407, 410–413, 418–421, 424–427.

Вернуться к тексту

 

предыдущая

 

следующая
 
оглавление