Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
оглавление
 

Гроций Г.

О праве войны и мира

 

М.: Ладомир, 1994. – 868 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста

на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

Книга I

Глава V. Кто ведет войны надлежащим образом?

 

 

I. Войны ведутся или в своих интересах – такова главная причина войн.

II. Или в чужих интересах.

III. Или, наконец, ради приобретения средств, каковы рабы и подданные.

IV. По праву естественному никому не возбраняется воевать.

 

I. Войны ведутся или в своих интересах – такова главная причина войн

 

Подобно тому как во всем прочем, так и в действиях произвольных обычно возможны троякого рода действующие причины: главные, содействующие и посредствующие. Главная действующая причина войны, по большей части, есть тот, о чьем деле идет спор; в войне частной – частное лицо, в войне публичной – государственная власть, преимущественно же – верховная. А может ли война вестись одним ради других, не участвующих в военных действиях, мы это узнаем в другом месте. Между тем запомним, что по природе каждый является защитником своего права, для чего нам и даны руки.

 

II. Или в чужих интересах

 

1. Что же касается помощи другому, насколько это в наших силах, это не только дозволено, но и дело чести (L. servus, D. de servis export.). Правильно сказано теми, кто писал об обязанностях, что для человека нет ничего нужнее самого человека (Цицерон, «Об обязанностях», кн. II, из Панэтия). Ведь существуют же между людьми различные взаимные узы, побуждающие ко взаимопомощи (D. Ad 1. Si quis in eervitutem. D. de fur. 1. prohibemus. C. de lure fiscl.), ибо и родственники соединяются для взаимной помощи, и привлекаются соседи и сограждане того же государства; оттуда и пошло выражение: «Вперед, квириты и квиритарии [клиенты]». Аристотель сказал, что каждому следует вооружиться как для самозащиты в случае обиды, так и для защиты кровных родственников, благодетелей и, наконец, в помощь союзникам, потерпевшим насилия («Риторика», гл. III). А Солон1 учил, что благоденствуют те государства, в которых каждый считает чужие обиды своими.

2. Но при отсутствии прочных взаимных уз достаточна общность человеческой природы (Бартол, на L. Ut vim. D. de lust. et iure, № 7 u 8; Ясон, там же, № 29: Касталион, ad 1. I lus gent, там же; Бартол, на L. Hostes. D. de capt., гл. 9; Иннокентий, к С. sicut. de lureiur. и на С. olim de rest epol. [c. 180] № 16; Панормитан, № 1.8; Сильвестр, толк. на слово «война», вопр. 8). Человеку не чуждо ничто человеческое. Менандру принадлежит следующий отрывок:

 

Когда своим бессовестным обидчикам

Отмщать поодиночке мы откажемся.

С

другими, опасаясь равной участи,

Объединим взаимные усилия,

Тогда невинным дерзкие насильники

Не страшны; наблюдаемые бдительно.

Они заслужат тяжкое возмездие,

Исчезнут иль останутся немногие.

А изречение Демокрита гласит так: «Угнетенных насилием следует защищать по мере сил и не оставлять без помощи: это справедливо и похвально». То же самое изъясняет Лактанций (кн. VI): «Бог, не наделивший разумом прочих животных, снабдил их естественным оружием для самозащиты от нападений и опасностей. Человеку же, созданному нагим и хрупким, чтобы наставить его еще больше мудростью, он, кроме всего прочего, дал некое чувство приязни, дабы человек человека охранял, любил, дабы они заботились друг о друге и оказывали взаимную помощь против всяких опасностей».

 

III. Или, наконец, ради приобретения средств, каковы рабы и подданные

 

Под тем, что мы назвали средствами, понимается здесь не оружие и не что-либо тому подобное, но те, кто в своем поведении зависит от воли других. Так сын отца есть как бы его естественная часть (L. cum sumus, С. de agrlcolls, XI; Сенека, «Спорные вопросы», I), таков и раб, как бы часть хозяина в силу закона (Аристотель, «О нравах», кн. V, гл. IV).

Ибо подобно тому, как часть не только есть часть целого, так же как целое находится в отношении к части, но и целое есть часть всего [высшего] целого, так точно владение есть нечто, принадлежащее самому владельцу. Демокрит говорит: «Слугами пользуются подобно тому, как членами тела пользуются для тех или иных целей». Как раб в семье, такое же место в государстве занимает подданный, и потому он есть орудие начальствующего.

 

IV. По праву естественному никому не возбраняется воевать

 

Нет сомнения в том, что все подданные по природе могут быть призваны на военную службу; тем не менее некоторых устраняет особый закон, подобно тому как некогда в Риме устранялись рабы2, ныне же повсеместно духовенство3 (Фома Аквинский, Secunda Secundae, 40, ст. 2; Сильвестр, толк. на слово «война», III). Этот закон, впрочем, как и все в том же роде, следует толковать, внося в него изъятия по соображениям высшей необходимости. Здесь можно ограничиться сказанным в общей форме о подручных и подданных; подробности же будут сообщены в своем месте. [c. 181]

 

Примечания к главе V

 

1 Слова эти передает Плутарх: «Из государств наиболее благополучно то, в котором не испытавшие насилия противятся ему не в меньшей мере, чем те, кто его испытал, а покушающиеся на насилие подвергаются наказанию». Сюда же относится и это место из комедии Плавта «Канат»:

 

Насилию сверните шею прежде, чем до вас дойдет.

Вернуться к тексту

2 Сервий, «На “Энеиду”» (IX).

Вернуться к тексту

3 И левиты некогда были освобождены от воинской повинности, как указано у Иосифа Флавия. О духовенстве см. у Никиты Хониата (кн. VII: капитулярий Карла Лысого, данный в Спарнике (XXXVII), у Грациана (Can. cleric, dist. V, caus. XXIII, quaest. VIII). И некоторые постановления соборов содержат те же правила; а о том, насколько тщательнее они соблюдались греками, нежели латинянами [католиками], см. у Анны Комнины. [c. 182]

Вернуться к тексту

предыдущая

 

следующая
 
оглавление