Библиотека Михаила Грачева

 

Предыдущая
публикация
Алфавитный указатель
сочинений И.В. Сталина

 

Оглавление тома 17
сочинений И.В. Сталина
Следующая
публикация

Сталин И.В.

Письмо В.М. Молотову

21 августа 1929 года

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 17. – Тверь: Научно-издательская

компания “Северная корона”, 2004. С. 292–298.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

3дpaвствуй, т. Молотов!

 

1) Об Англии. Литвинов не прав. Литвинов не хочет понять, что Гендерсон подменил вопрос о процедуре вопросом о разрешении (а не только о переговорах) спорных (всех!) вопросов. Пойти на это значит зачеркнуть наши завоевания по дипломатической части, вооружить врагов против себя и загнать себя в тупик. Какие бы разговоры ни вел Довгалевский после декларации Гендерсона и ответа НКИД, они (разговоры) были бы изображены, как переговоры по существу дела, и мы оказались бы в глупейшем положении. Я думаю, что передача вопроса из Президиума в сессию ЦИКа не понадобится, т.к., если Гендерсон откажется от своей позиции, дело можно исчерпать в Президиуме, если не откажется, мы можем вырешить вопрос прямо в сессии ЦИКа (минуя Президиум), молчаливо исходя из того, что под “пленумом президиума” подразумевается сессия ЦИКа. Стало быть, твой вопрос о “подчеркивании передачи дела из Президиума в сессию ЦИКа” – отпадает.

2) Об Азербайджане. Гикало надо поддержать вовсю, ибо он прав в основном (сохранение более или менее работоспособных людей из старых кадров местных работников). Артак и Шатуновская расценивают снятие Мирзояна Центральным Комитетом ВКП как свою победу, так же, как Шацкин расценивает победу партии над правыми как свою победу над слепковцами. Все это чепуха и глупость. Следовало бы и Шатуновскую, и Артака направить обратно в Москву в Комакадемию (куда они были ранее откомандированы и откуда они теперь вернулись в Баку “по решению бакинского актива”). Добра от них в Баку нельзя ждать. Чего можно ждать от них – это видно из глупой статьи Красного в “Комсомольской правде” про Баку [c.292] (опять “Комсомольская правда” впуталась не в свое дело!). Надо сохранить и Буниат-заде, и предсовнаркома Азербайджана. Все Шатуновские и Артаки не стоят, как работники, одного Буниат-заде. Багирова (несмотря на его грехи в прошлом) придется утвердить предчека Азербайджана: сейчас он единственный человек, который сумеет справиться с поднявшими голову мусаватистами и иттихадистами в азербайджанской деревне. Дело это серьезное, и здесь шутить нельзя. Жаль (очень жаль) Касумова. Это – один из лучших работников, способный стать в будущем крупным работником. Просьба: вопрос об его направлении куда-либо не решать без моего участия.

3) О Заккрайкоме. Заккрайком не руководит национальными ЦК. Он не способен ими руководить. Его надо основательно подчистить и обновить. Вопрос этот сложный. Его придется отложить до осени.

4) “Заявление” И.Н. Смирнова представляет гнусность. Никаких уступок нельзя давать этим господам, желающим снять с себя 58 статью и потом обосноваться в Москве для своей вредительской “работы”.

5) Ты прав, говоря, что Бухарин катится вниз. Печально, но факт. Что же, – стало быть, – “судьба”. Странно только, что он надеется провести партию мелкожульническими “маневрами”. Типичный представитель бесхребетно-интеллигентского пустоцвета в политике с уклоном в сторону кадетского адвоката. Бог с ним…

6) Предложения о хлебозаготовках приняты Политбюро. Это хорошо. Но этого, по-моему, недостаточно. Дело теперь в исполнении решения Политбюро. Нет нужды доказывать, что все заготовительные организации (особенно на Украине) будут обходить это решение. Боюсь, далее, что ОГПУ не узнает ничего о решении Политбюро и оно (решение) застрянет в “недрах” ОГПУ. Нужно поэтому потребовать от заготовительных организаций, ОГПУ, Колхозцентра и т. д.:

а) копии своих распоряжений подчиненным им органам во исполнение решения ПБ; [c.293]

б) регулярного отчета через каждые две недели (а еще лучше в неделю раз) о результатах исполнения решения. Нужно вовлечь также в это дело РКИ–ЦКК. Не знаю, как ты смотришь на дело и перспективу хлебозаготовок (Микоян, возможно, воображает, что, ежели решения приняты, так у него уже лежат в элеваторах 130 миллионов пудов неприкосновенного запаса). Я же думаю, что с хлебозаготовками у нас пока что неблагополучно. Суди сам: за первую десятидневку августа мы имеем всего лишь 15% выполнения плана. Допустим, что за остальные две десятидневки будем иметь не по 15%, а по 20%, – это все-таки не то, что нам нужно теперь. Боюсь, что этот неблагополучный темп ляжет в основу дальнейших заготовок. А хлебозаготовки в нынешнем году – основное в нашей практике, – если на этом сорвемся, все будет смято. А опасность срыва будет расти, если вы не будете налегать на исполнение решений ЦК со всей жестокостью и неvмолимостью.

7) Обрати серьезное внимание на нефтяное дело на Урале. Решили, оказывается, поставить всего лишь 10 буровых за год. Буровые инструменты большей частью ударные, а не вращательные, т.е. проходка будет убийственно медленная. Это значит, что ВСНХ и “шефы” Уралнефти – Азнефть и Грознефть относятся к делу добычи нефти на Урале так же приблизительно, как Нобель относился к Ухте. Это безобразие и преступление. Надо, по-моему: а) организовать теперь же специальный трест “Уралнефть”, освободив Урал от его “шефов”, готовых притушить нефтедобычу на Урале; б) во главе “Уралнефти” поставить опытного коммуниста-нефтяника, прогнав с Урала вредителя Добрынского (кажется, Добрынский), данного “шефом” Грознефтью (на тебе, боже, что нам не гоже); в) обязать ВСНХ поставить в этом же году от 40 до 80 буровых с вращательными станками. Без таких и подобных мер дело затормозится (или даже заглохнет) и никакой реальной разведки на Урале не будет у нас.

Ну, пока все. Жму руку.

 

И. Сталин.

[c.294]

 

P.S. О Хлопкоме. По сведениям, как хлопкомовцы, так и госплановцы (особенно хлопкомовцы) не верят в правильность решения ПБ насчет расширения хлопковой пятилетки и хотят его провалить на практике, чтобы доказать свою правоту. Если это верно (я думаю, что большая доза вероятия есть в этом), надо признать, что такая “идея” хлопкомовцев есть наиболее гнусный вид вредительства, заслуживающий самого жестокого наказания. Надо полагать, вообще, что Мамаеву долго не жить во главе Хлопкома. Возможно, что он сумеет освободиться от старых рутинных традиций Хлопкома, но это, мне кажется, маловероятно. Поэтому вполне правильно, что ЦК задумал сейчас же снабдить Главхлопком новыми крупными работниками. Фушман, пожалуй, пригодится для этого дела. Харитонов, может быть, тоже подошел бы, если он способен честно работать. Шадунц был бы очень хорош, но Серго решительно возражает. Поэтому было бы лучше Рейнгольда отдать Главхлопкому вместо Шадунца. Взамен Фушмана и Харитонова следовало бы дать РКИ других равноценных работников.


 

21/VIII–29.

И. Сталин.

 

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову.

1925–1936 гг. С. 144–148.

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5388.

 

ПРИМЕЧАНИЕ

 

В конце 1928 года секретарь Баилово-Биби-Эйбатского РК Компартии Азербайджана Стамболцян (партийная кличка Артак) и заведующая организационным отделом того же райкома Шатуновская выступили против руководителей Бакинского комитета партии во главе с Мирзояном, обвинив их в недостаточной борьбе с правым уклоном и в недооценке самокритики. После неудачных попыток привлечь на свою сторону других активистов Бакинской парторганизации Артак и Шатуновская были сняты со своих должностей. Они подали жалобы в ЦК ВКП[б).

В силу сложившейся к концу 1928 года неблагоприятной обстановки в Баку был направлен полномочным представителем ОГПУ и председателем ГПУ Закавказья С.Ф. Реденс. В результате [c.295] проверки были выявлены вопиющие факты злоупотреблений, вплоть до уголовщины, в которой оказалось замешано руководство ГПУ Азербайджана. Партийное руководство республики приложило руку к сокрытию ряда фактов и освобождению виновных от партийной и уголовной ответственности. Лишь вмешательство центра и принципиальность Реденса позволили навести относительный порядок, результатом чего стали, в частности, отставка руководства республиканского ГПУ и “откомандирование в распоряжение ЦК ВКП(б)” первого секретаря Компартии Азербайджана Л.И. Мирзояна.

С октября 1929 года Артак – слушатель курсов марксизма-ленинизма при ЦИК СССР, Шатуновская – курсант курсов марксизма-ленинизма ЦК ВКП[б).

В “Комсомольской правде” 21 августа 1929 года была опубликована статья Б. Красного “Партийные “воспитатели” бакинского комсомола”. В ней говорилось об участии руководства комсомола Азербайджана в конфликтах, охвативших Закавказскую партийную организацию.

30 января 1930 года ПБ приняло предложение Заккрайкома о выдвижении Буниат-заде на пост председателя Азербайджанского СНК, Мусабекова – на пост председателя Азербайджанского ЦИК.

24 сентября 1929 года на заседании партколлегии ЦКК ВКП (б) рассматривался вопрос об ответственных работниках Азербайджанской парторганизации. В решении о Багирове говорилось: “Указать тов. Багирову, что он не принял мер против недопустимых методов расправы в органах ГПУ, будучи председателем Азербайджанского ГПУ в 1924 году, предупредив его, что при повторении таких случаев в аппарате ГПУ он будет нести всю ответственность, как председатель Азербайджанского ГПУ”.

В 1929 году после высылки Троцкого за границу многие его сторонники, находившиеся в ссылке, выступили с покаянными заявлениями и просили восстановить их в партии. Среди них – И.Н. Смирнов, Тер-Ваганян и другие. С июля до конца октября 1929 года группа Смирнова подготовила несколько вариантов своего заявления. Во-первых, признавая свои ошибки, они выступали также с критикой политики Сталина и требовали вернуть в страну Троцкого. Постепенно отступая, они переписали свое заявление в приемлемом для Сталина виде (тексты этих документов см.: Известия ЦК КПСС. 1991. N 6. С. 74–76). 30 октября ПБ приняло решение: “Заявление Смирнова И.Н. считать приемлемым”. Заявление было опубликовано в “Правде” 3 ноября.

Ранее, 25 октября, ПБ приняло решение:

“По отношению к тем из бывших троцкистов, к которым были применены меры административного порядка, открыто [c.296] заявляющим о своем разрыве с оппозицией и прекращении фракционной борьбы, признании генеральной линии партии и решений партии правильными (хотя их заявлений и не достаточно для принятия в партию), ОГПУ должно отменить административные меры; что же касается активных бывших троцкистов, то ГПУ смягчает им административную меру, ограничиваясь применением полуссылки с изъятием пунктов, где им должно быть воспрещено проживание”.

29 августа 1929 года принимается постановление ПБ “О ходе хлебозаготовок и проведении директив ПБ”:

“а) Отметить медленность выполнения, а в некоторых случаях и непроведение на деле, директив ЦК по разворачиванию хлебозаготовок, по борьбе с хлебной спекуляцией, с конкуренцией между хлебозаготовителями и со случаями задержек в сдаче хлеба совхозами и колхозами и продажи ими хлеба на сторону. б) Отметить слабый ход заготовок по Средней и Нижней Волге, по Северному Кавказу, а также по Сибири и Казакстану. в) Поручить тт. Молотову и Микояну составить проект директивы Политбюро местным партийным организациям о выполнении на деле директив ЦК о систематической проверке их выполнения и об информации ЦК со стороны местных партийных организаций о результатах принятых мер. Проект директивы проголосовать опросом и разослать от имени Политбюро ЦК. г) На ближайшее время ставить на каждом заседании Политбюро информацию наркомторга о ходе хлебозаготовок и исполнении директив ЦК, с вызовом руководителей центров основных заготовляющих организаций и ОГПУ. д) Для проверки исполнения директив ЦК и помощи местным организациям по усилению хлебозаготовок командировать т. Микояна на Волгу и Северный Кавказ сроком на две недели, а т. Эйсмонта в Казакстан. Для той же цели мобилизовать тт. Бадаева, Киселева, Анцеловича и Леонова. Место и время выезда мобилизованных тт. наметить Секретариату ЦК по соглашению с т. Микояном. е) Предложить ОГПУ обеспечить на деле осуществление директивы Политбюро о проведении решительных мер репрессий в отношении городских и связанных с городами спекулянтов хлебными продуктами и доложить о принятых мерах через неделю в Политбюро”.

5 сентября 1929 года ПБ приняло решение “Об Уралнефти”, в котором говорилось:

“а) Поручить СТО и Госплану: 1) Обеспечить в контрольных цифрах на 29/30 г. такой темп развития Уралнефти, который даст возможность постановки 50 буровых скважин, с установлением наиболее совершенных и подходящих к грунту методов бурения и с соответственным увеличением размеров капитальных [c.297] работ, примерно до 15 милл. руб.; 2) Обеспечить в импортном плане на 29/30 г. соответствующий импорт для Уралнефти; 3) Предусмотреть в контрольных цифрах НКПС все необходимые мероприятия по увеличению перевозок Уралнефти по магистрали и постройке подъездных путей в районе нефтедобычи; б) Назначить председателем треста Уралнефти т. К. Румянцева”.

В постановлении ЦК ВКП(б) “О работе Главхлопкома”, принятом 18 июля 1929 года, предусматривалось резкое увеличение недавно одобренного пятилетнего плана развития хлопководства. Если по пятилетнему плану в 1932 году предусматривалось получить 590,4 тысячи тонн хлопкового волокна, то постановление ЦК требовало довести этот показатель до 787,2 тысячи тонн.

30 ноября 1929 года Мамаев был освобожден от работы в Главхлопкоме и назначен зам. председателя правления Амторга. [c.298]

 

Предыдущая
публикация
Алфавитный указатель
сочинений И.В. Сталина

 

Оглавление тома 17
сочинений И.В. Сталина
Следующая
публикация




Яндекс.Реклама: