Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
содержание
 

Цыганков П.А.

Международное сотрудничество: позиции политического реализма

 

Источник: Теория международных отношений: Хрестоматия /

Сост., науч. ред. и коммент. П.А. Цыганкова. – М.: Гардарики, 2002. С. 334–337.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста

на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

Мы уже убедились в том, что основные положения политического реализма, или «классической парадигмы» международно-политической науки, связаны с пониманием международных отношений как силового противоборства государств за власть в анархической среде на основе национальных интересов. Государства – главные и фактически единственные действующие лица, которые принимаются во внимание при анализе международной политики с позиций политического реализма. Более того, важнейшие мировые проблемы решаются крупнейшими и наиболее мощными из них: основным условием и инструментом международной стабильности и сохранения мира политический реализм считает баланс сил между великими державами, устанавливаемый ими самими. Удел остальных – малых и даже средних государств – добровольно или принудительно следовать правилам игры, которые им диктуют сильнейшие. При этом государства рассматриваются как некие непроницаемые и подобные друг другу величины, реагирующие, по сути, одинаково на внешние воздействия и различающиеся лишь своей величиной и мощью. Подобные позиции, которые в той или иной мере характерны для всех предшественников и представителей «классической парадигмы» от Фукидида и Никколо Макиавелли до Томаса Гоббса, от Николаса Спайкмена до Рейнхольда Нибура и Ганса Моргентау и от Джорджа Кеннана и Роберта Страус-Хюпе до Генри Киссинджера, фактически оставляют немного возможностей для анализа проблемы международного сотрудничества.

Вместе с тем было бы неверно сводить данное направление лишь к его самым общим, парадигмальным, положениям. Во-первых, политический реализм не представляет собой некоего монолита, а его сторонники отнюдь не демонстрируют полного единства взглядов по всем рассматриваемым ими проблемам международной политики: оживленная дискуссия ведется не только между политическим реализмом и другими направлениями международно-политической науки (прежде всего его традиционным «соперником» – идеализмом), но и в рамках самой «классической парадигмы». Во-вторых, реализм не получил бы такого распространения как в академической, так и в политической среде, если бы он не пытался осмыслить с присущих ему исходных позиций [с.334] все актуальные проблемы международных отношений. И то, и другое можно проследить на примере работы Арнольда Уолферса «Разногласия и сотрудничество. Эссе по международной политике» 1.

Арнольд Уолферс (1892–1968) – директор Вашингтонского центра исследования внешней политики в 1950–1960-е гг., с полным основанием может считаться одним из ведущих представителей политического реализма. Последовательно отстаивая положения «классической парадигмы», он описывал международные отношения как взаимодействия государств, уподобляя их бильярдным шарам, поскольку каждое государство, по его мнению, представляет собой «замкнутую, непроницаемую и суверенную величину». В полном соответствии с позициями политического реализма он считал основным мотивом поведения государств на международной арене национальные интересы. В то же время внешняя политика различных государств не представляет собой автоматической реакции на внешние воздействия. Во-первых, она во многом зависит от психологических особенностей политических лидеров, во-вторых, все в большей степени определяется возрастающей взаимозависимостью государств. Поэтому международные отношения, которые складываются из многообразия внешних политик различных государств, не только не исключают, но и предполагают международное сотрудничество.

Три группы основных целей, которые государства преследуют на международной арене, – это развитие, безопасность и сотрудничество. Последнее понимается А. Уолферсом как необходимая для безопасности государства его национальная «самоотреченность» (по сути, добровольный отказ государства от части своего суверенитета в целях своего (и общего) выживания), направленная на достижение международной солидарности, господства закона и мира. Признавая, что сотрудничество выходит за рамки национального интереса (в понимании реалистов), Уолферс подчеркивал, что они вовсе не обязательно противоречат друг другу, поскольку «самоотреченность» согласуется с другими элементами этого интереса.


Конечно, оставаясь в рамках классической парадигмы, Уолферс, хотя и отмечает, что «черта, разделяющая дружеские и враждебные отношения, не всегда четко определена», одновременно настаивает на предпочтительности вторых как объекта научного исследования: по его мнению, внимание общественного мнения и большинства авторов фиксируется именно на враждебных отношениях стран, поскольку спокойно протекающие взаимоотношения не вызывают большого интереса. В рамках основных положений рассматриваемой парадигмы остается [с.335] и понимание им сотрудничества как взаимодействия государств, рассматриваемых в качестве «организованных групп людей». Уолферс подчеркивает и то, что первостепенным видом сотрудничества остаются военные и военно-политические союзы и альянсы, заключаемые государствами в целях коллективной обороны. При этом он отвергает какую-либо возможность формирования международной системы коллективной безопасности, а тем более мирового правительства. Все это, конечно, обедняет анализ международного сотрудничества.

Однако, сводя международное сотрудничество к межгосударственным взаимодействиям, а последние – к военно-политическим объединениям, Уолферс призывал исследователей не упускать из вида и того, что в международную политику все более решительно вторгаются субстанциональные, межнациональные и наднациональные акторы, которые должны стать предметом академического анализа. Он отмечал «способность некоторых организаций действовать как национальные и транснациональные акторы», что объясняется, по его мнению, тем фактом, что люди идентифицируют себя не только с государствами-нациями, но и с другими организованными группами. Цитируемый ниже фрагмент из работы Уолферса свидетельствует также о том значении, которое автор придавал исследованию типов межгосударственного сотрудничества как адаптации (путем его расширения) содержания центральной категории «классической парадигмы» – «национальный интерес» – к намечавшимся новым реальностям международной жизни.

В наши дни проблема международного сотрудничества все более заметно перемещается с периферии в центр внимания и академических кругов, и государственных деятелей, международных организаций, руководителей крупных производственных, финансовых, информационных и иных структур и объединений. Примерно с 1980-х гг. изучение рассматриваемой проблемы выходит из тени конфликтологии и приобретает относительно самостоятельный характер. Предметом анализа становятся такие «малозначащие» с позиций прошлых лет вопросы, как внутренние причины сотрудничества, стимулирующая или препятствующая роль в его развитии международной среды, пути, ведущие к сотрудничеству, его причины и следствия, его формы и типы2. Весьма [с.336] важно, что дискуссия по проблемам международного сотрудничества все более выходит за рамки межпарадигмального спора о его возможности или невозможности в условиях анархической международной среды.

Иначе говоря, сегодня наблюдается явное повышение теоретического статуса рассматриваемой проблемы. Это связано с такими изменениями в международной среде, как возрастание экономической, финансовой и информационной взаимозависимости мира, массовый выход на мировую арену многообразных транснациональных акторов, революции в СМИ и средствах коммуникации, т.е. с изменениями, которые только намечались в период создания и выхода в свет работы А. Уолферса. В данной связи еще более примечательным становится тот факт, что многие ее положения сохраняют свое значение и в наши дни. [с.337]

 

Примечания

 

1 Wolfers A. A Discord and Collaboration. Essay of International Politics. Foreword by Reinhold Niebuhr; Baltimore: The Johns Hopkins Press, 1962.

Вернуться к тексту

2 См., например: Haas E. Why collaborate? Issue-Lankage and International Regimes // World Politics. 1980. Vol. 32; Krasner S. International Regimes. Ithaca, 1983; Keohane R. After Hegemony. Princeton, 1984; Grieco J. Anarchy and the Limits of Cooperation: A Realist Critique of the newest Liberal Internationalism // International Organization. 1988. Vol. 42; Kratochwil F. Rules, Norms, and Decisions: On the Conditions of Practical and Legal Reasoning in International Relations and Domestic Affairs. Cambridge, 1989; Stein A. Why Nations cooperate. Itaca, 1990; Milner H. International Theories of Cooperation: Strengths and Weaknesses // World Politics. 1992. Vol. 44; Hasenclever A., Mayer P., Rittberger V. Theories of International Regimes. Cambridge, 1997.

Вернуться к тексту

предыдущая

 

следующая
 
содержание