Библиотека Михаила Грачева

предыдущая

 

следующая
 
содержание
 

История Всесоюзной коммунистической

партии (большевиков):

Краткий курс

Под редакцией Комиссии ЦК ВКП (б);

Одобрен ЦК ВКП (б), 1938 г.

 

М.: ОГИЗ – Госполитиздат, 1946. – 352 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

ГЛАВА IX

ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА НА МИРНУЮ РАБОТУ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

(1921-1925 годы)

 

1. Советская страна после ликвидации интервенции и гражданской войны. Трудности восстановительного периода

 

Покончив с войной, Советская страна стала переходить на рельсы мирного хозяйственного строительства. Необходимо было залечить раны, нанесенные войной. Необходимо было восстановить разрушенное народное хозяйство, привести в порядок промышленность, транспорт, сельское хозяйство.

Но переход на мирное строительство пришлось проделать в чрезвычайно трудной обстановке. Победа в гражданской войне далась нелегко. Страна была разорена четырехлетней империалистической войной и трехлетней войной с интервенцией.

Общая продукция сельского хозяйства в 1920 году составляла лишь около половины довоенной. А ведь довоенный уровень – это был уровень нищенской царской российской деревни. Вдобавок в 1920 году многие губернии были охвачены неурожаем. Крестьянское хозяйство переживало тяжелое положение.

Еще хуже было положение промышленности, находившейся в состоянии разрухи. Продукция крупной промышленности в 1920 году была почти в семь раз меньше довоенной. Большинство фабрик и заводов стояло, рудники и шахты были разрушены, затоплены. В особо тяжелом состоянии находилась металлургия. Выплавка чугуна за весь 1921 год составляла всего лишь 116,3 тысячи тонн, то есть около 3 процентов довоенного производства чугуна. Не хватало топлива. Транспорт был разрушен. Имевшиеся в стране запасы металла и мануфактуры были почти исчерпаны. В стране был острый недостаток самого необходимого: хлеба, жиров, мяса, обуви, одежды, спичек, соли, керосина, мыла. [c.237]

Пока шла война, люди мирились с этими недостатками и нехватками, а иногда даже переставали их замечать. Но теперь, когда войны не стало, люди вдруг почувствовали нестерпимость этих недостатков и нехваток и стали требовать немедленного их устранения.

Появилось недовольство среди крестьян. В огне гражданской войны создался и закрепился военно-политический союз рабочего класса и крестьянства. Этот союз держался на известной основе: крестьянин получал от Советской власти землю и защиту от помещика, от кулака, рабочие получали от крестьянства продовольствие по продразверстке.

Теперь эта основа оказывалась уже недостаточной.

Советское государство вынуждено было брать у крестьянина по продразверстке все излишки для нужд обороны страны. Победа в гражданской войне была бы невозможна без продразверстки, без политики военного коммунизма. Политика военного коммунизма была вынуждена войной, интервенцией. Пока велась война, крестьянство шло на продразверстку и не замечало нехватки товаров, но когда война окончилась и угроза возвращения помещика миновала, крестьянин стал выражать недовольство изъятием всех излишков, недовольство системой продразверстки и стал требовать, чтобы его снабжали достаточным количеством товаров.

Вся система военного коммунизма, как отмечал Ленин, пришла в столкновение с интересами крестьянства.

Стихия недовольства задела и рабочий класс. Пролетариат перенес на себе главные тяготы гражданской воины, героически и самоотверженно борясь против полчищ белогвардейцев и интервентов, против разрухи и голода. Лучшие, наиболее сознательные, самоотверженные и дисциплинированные рабочие горели огнем социалистического энтузиазма. Но глубочайшая хозяйственная разруха оказала влияние и на рабочий класс. Немногие фабрики и заводы, которые еще действовали, испытывали большие перебои в работе. Рабочие вынуждены были заниматься кустарничеством, выделкой зажигалок, мешочничеством. Стала ослабевать классовая база диктатуры пролетариата, рабочий класс распылялся, часть рабочих уходила в деревню, переставала быть рабочими, деклассировалась. На почве голода и усталости проявлялось недовольство части рабочих.

Перед партией встал вопрос о выработке новой установки партии по всем вопросам хозяйственной жизни страны, соответствующей новой обстановке.

И партия приступила к выработке новой установки по вопросам хозяйственного строительства.

Но классовый враг не дремал. Он пытался использовать тяжелое хозяйственное положение, пытался использовать недовольство крестьян. Вспыхнули организованные белогвардейцами [c.238] и эсерами кулацкие мятежи в Сибири, на Украине, в Тамбовской губернии (антоновщина). Оживилась деятельность всякого рода контрреволюционных элементов – меньшевиков, эсеров, анархистов, белогвардейцев, буржуазных националистов. Враг перешел к новым тактическим приемам борьбы против. Советской власти. Он стал перекрашиваться под советский цвет и выдвигал уже не старый провалившийся лозунг: “долой Советы”, а новый лозунг: “за Советы, но без коммунистов”.

Ярким проявлением новой тактики классового врага явился контрреволюционный кронштадтский мятеж. Он начался за неделю до Х съезда партии, в марте 1921 года. Во главе мятежа стали белогвардейцы, связанные с эсерами, меньшевиками и представителями иностранных государств. Свои стремления восстановить власть и собственность капиталистов и помещиков мятежники на первых порах старались прикрыть “советской” вывеской. Они выдвинули лозунг: “Советы без коммунистов”. Контрреволюция пыталась использовать недовольство мелкобуржуазных масс для того, чтобы под якобы советским лозунгом свергнуть Советскую власть.

Два обстоятельства облегчили возникновение кронштадтского мятежа: ухудшение состава матросов на военных судах и слабость большевистской организации в Кронштадте. Старые матросы, которые участвовали в Октябрьской революции, почти поголовно ушли на фронт и геройски сражались в рядах Красной армии. Во флот пришли новые пополнения, не закаленные в революции. Эти пополнения представляли собой еще совершенно сырую крестьянскую массу, отражавшую недовольство крестьянства продразверсткой. Что касается кронштадтской большевистской организации того периода, то она была сильно ослаблена рядом мобилизации на фронт. Эти обстоятельства дали возможность эсеро-меньшевикам и белогвардейцам пролезть в Кронштадт и овладеть им.

Мятежники забрали первоклассную крепость, флот, огромное количество вооружения и снарядов. Международная контрреволюция торжествовала победу. Но слишком рано ликовали враги. Мятеж был быстро подавлен советскими войсками. Партия послала против кронштадтских мятежников лучших своих сынов – делегатов Х съезда во главе с тов. Ворошиловым. Красноармейцы шли на Кронштадт по тонкому льду. Лед проваливался, и многие тонули. Приходилось идти на штурм почти неприступных фортов Кронштадта. Преданность революции и мужество, готовность отдать свою жизнь за Советскую власть взяли верх. Кронштадтская крепость была взята приступом красных войск. Кронштадтский мятеж был ликвидирован. [c.239]

 

2. Дискуссия в партии о профсоюзах. Х съезд партии. Поражение оппозиции. Переход к новой экономической политике (нэп)

 

Центральному Комитету партии, его ленинскому большинству было ясно, что после ликвидации войны и перехода на мирное хозяйственное строительство нет больше оснований сохранять жесткий режим военного коммунизма, созданный обстановкой войны и блокады.

ЦК понимал, что отпала необходимость в продразверстке, что нужно ее заменить продналогом, чтобы дать возможность крестьянам использовать большую часть излишков своего производства по своему усмотрению. ЦК понимал, что такая мера дала бы возможность оживить сельское хозяйство, расширить производство зерна и технических культур, необходимых для развития промышленности, оживить в стране товарооборот, улучшить снабжение городов, создать новую, хозяйственную основу союза рабочих и крестьян.

ЦК отдавал себе также отчет в том, что оживление промышленности является первейшей задачей, но он считал, что нельзя оживлять промышленность без вовлечения в это дело рабочего класса и его профсоюзов, что рабочих можно вовлечь в это дело, если их убедить, что хозяйственная разруха является таким же опасным врагом народа, как интервенция и блокада, что партия и профсоюзы безусловно сумеют провести это дело, если они будут действовать в отношении рабочего класса не путем военных приказов, как это бывало на фронте, где действительно необходимы приказы, а путем убеждения, методом убеждения.

Но не все члены партии думали так, как ЦК. Оппозиционные группки – троцкисты, “рабочая оппозиция”, “левые коммунисты”, “демократические нейтралисты” и т.п. – находились в состоянии разброда и переживали колебания перед трудностями перехода на рельсы мирного хозяйственного строительства. В партии имелось немало бывших меньшевиков, бывших эсеров, бывших бундовцев, бывших боротьбистов и всякого рола полунационалистов с окраин России. Они большей частью примыкали к тем или иным оппозиционным группкам. Не будучи настоящими марксистами, не зная законов экономического развития, не имея партийно-ленинской закалки, эти люди только усиливали разброд и колебания оппозиционных группок. Одни из них думали, что не нужно ослаблять жесткого режима военного коммунизма, что, наоборот,– нужно “завинчивать дальше гайки”. Другие думали, что партия и государство должны отойти в сторону от дела восстановления народного хозяйства, что это дело должно быть всецело передано в руки профсоюзов.

Было ясно, что при таком разброде в некоторых прослойках [c.240] партии найдутся люди, любители дискуссий, разные оппозиционные “лидеры”, которые постараются навязать партии дискуссию.

Так оно и произошло.

Дискуссия началась с вопроса о роли профсоюзов, хотя вопрос о профсоюзах не был тогда главным вопросом партийной политики.

Застрельщиком дискуссии и борьбы против Ленина, против ленинского большинства ЦК явился Троцкий. Желая обострить положение, он выступил на заседании коммунистов – делегатов V Всероссийской конференции профсоюзов в начале ноября 1920 года с сомнительным лозунгом “завинчивания гаек” и “перетряхивания профсоюзов”. Троцкий выдвинул требование немедленного “огосударствления профсоюзов”. Он был против метода убеждения рабочих масс. Он был за перенесение военного метода в профсоюзы. Троцкий был против развертывания в профсоюзах демократии, против выборности органов профсоюзов.

Вместо метода убеждения, без которого немыслима деятельность рабочих организаций, троцкисты предлагали метод голого принуждения, голого командования. Своей политикой троцкисты там, где они попадали в руководство профсоюзной работой, вносили в профсоюзы конфликты, раскол и разложение. Троцкисты своей политикой восстанавливали беспартийную массу рабочих против партии, раскалывали рабочий класс.

Дискуссия о профсоюзах на деле имела гораздо более широкое значение, чем вопрос о профсоюзах. Как позднее указывалось в резолюции пленума ЦК РКП (б) (17 января 1925 года), на деле спор шел “об отношении к крестьянству, подымавшемуся против военного коммунизма, об отношении к беспартийной массе рабочих, вообще о подходе партии к массе в полосу, когда гражданская война уже кончалась” (ВКП(б) в резолюциях, ч. 1, стр. 651).

Вслед за Троцким выступили и другие антипартийные группы: “рабочая оппозиция” (Шляпников, Медведев, Коллонтай и другие), “демократические централисты” (Сапронов, Дробнис, Богуславский, Осинский, В. Смирнов и другие), “левые коммунисты” (Бухарин, Преображенский).

“Рабочая оппозиция” выставила лозунг передачи управления всем народным хозяйством “всероссийскому съезду производителей”. Она сводила на нет роль партии, отрицала значение диктатуры пролетариата в хозяйственном строительстве. “Рабочая оппозиция” противопоставляла профсоюзы Советскому государству и коммунистической партии. Она считала высшей формой организации рабочего класса не партию, а профсоюзы. “Рабочая оппозиция” была по сути дела анархо-синдикалистской антипартийной группой. [c.241]

Группа “демократического централизма” (децисты) требовала полной свободы фракции и группировок. Децисты, так же как и троцкисты, старались подорвать руководящую роль партии в Советах и профсоюзах. Ленин назвал децистов фракцией “громче всех крикунов”, а платформу децистов – эсеро-меньшевистской.

Троцкому в его борьбе против Ленина и партии помог Бухарин. Бухарин вместе с Преображенским, Серебряковым, Сокольниковым создали “буферную” группу. Эта группа защищала и прикрывала злейших фракционеров – троцкистов. Поведение Бухарина Ленин называл “верхом распада идейного”. Вскоре бухаринцы открыто объединились с троцкистами против Ленина.

Ленин и ленинцы направили главный удар против троцкистов, как основной силы антипартийных группировок. Они уличали троцкистов в смешении профсоюзов с военными организациями, указывая им, что нельзя методы военных организаций переносить в профсоюзы. В противовес платформам оппозиционных групп Ленин и ленинцы составили свою платформу. В этой платформе указывалось, что профсоюзы являются школой управления, школой хозяйничания, школой коммунизма. Всю свою работу профсоюзы должны строить на методе убеждения. Только при этом условии профсоюзы поднимут всех рабочих на борьбу с хозяйственной разрухой, сумеют вовлечь их в социалистическое строительство.

В борьбе с оппозиционными группировками партийные организации сплотились вокруг Ленина. Особенно напряженный характер приняла борьба в Москве. Здесь оппозиция сосредоточила свои основные силы, ставя себе целью завоевание столичной организации. Но большевики Москвы дали решительный отпор этим проискам фракционеров. Острая борьба развернулась и в украинских партийных организациях. Под руководством т. Молотова, бывшего тогда секретарем ЦК КП (б) У, большевики Украины разбили троцкистов и шляпниковцев. Коммунистическая партия Украины осталась верной опорой ленинской партии. В Баку разгром оппозиции был организован под руководством т. Орджоникидзе. В Средней Азии борьбой с антипартийными группировками руководил т. Л. Каганович.

Все основные местные партийные организации присоединились к ленинской платформе.

8 марта 1921 года открылся Х съезд партии. На съезде присутствовало 694 делегата с решающим голосом, представлявших 732.521 члена партии. Делегатов с совещательным голосом было 296 человек.

Съезд подвел итоги дискуссии о профсоюзах и одобрил подавляющим большинством голосов ленинскую платформу. [c.242]

Открывая съезд, Ленин заявил, что дискуссия была непозволительной роскошью. Он указал, что враги делали ставку на внутреннюю борьбу и раскол в коммунистической партии.

Учитывая огромную опасность, которую представляло для большевистской партии и для диктатуры пролетариата наличие фракционных групп, Х съезд особенное внимание уделил вопросу об единстве партии. С докладом по этому вопросу выступил Ленин. Съезд осудил все оппозиционные группировки и указал, что они “на деле помогают классовым врагам пролетарской революции”.

Съезд предписал немедленно распустить все фракционные группы и поручил всем организациям строго следить за недопущением каких-либо фракционных выступлений, причем невыполнение постановления съезда влекло за собой безусловное и немедленное исключение из партии. Съезд дал ЦК полномочия, в случае нарушения дисциплины членами ЦК и в случае возрождения или допущения фракционности, принимать все меры партийного взыскания вплоть до исключения их из Центрального Комитета и из партии.

Все эти решения были записаны в предложенной Лениным и принятой съездом особой резолюции “О единстве партии”.

В этой резолюции съезд обращал внимание всех членов партии на то, что единство и сплоченность ее рядов, единство воли авангарда пролетариата особенно необходимо в такой момент, когда ряд обстоятельств в период Х съезда усилил колебания в среде мелкобуржуазного населения страны.

“Между тем, – указывалось в резолюции, – еще до общепартийной дискуссии о профсоюзах, в партии обнаружились некоторые признаки фракционности, то есть возникновение групп с особыми платформами и со стремлением до известной степени замкнуться и создать свою групповую дисциплину. Необходимо, чтобы все сознательные рабочие ясно сознали вред и недопустимость какой бы то ни было фракционности, которая неминуемо ведет на деле к ослаблению дружной работы и к усиленным повторным попыткам примазывающихся к правительственной партии врагов ее углублять разделение (партии) и использовать его в целях контрреволюции”.

Съезд говорил, далее, в этой резолюции:

“Использование врагами пролетариата всяких уклонений от строго выдержанной коммунистической линии с наибольшей наглядностью показало себя на примере кронштадтского мятежа, когда буржуазная контрреволюция и белогвардейцы во всех странах мира сразу выявили свою готовность принять лозунги даже советского строя, лишь бы свергнуть диктатуру пролетариата в России, когда эсеры и вообще буржуазная контрреволюция использовала в Кронштадте лозунги восстания [c.243] якобы во имя Советской власти против Советского правительства в России. Такие факты доказывают вполне, что белогвардейцы стремятся и умеют перекраситься в коммунистов и даже “левее” их, лишь бы ослабить и свергнуть оплот пролетарской революции в России. Меньшевистские листки в Петрограде накануне кронштадтского мятежа показывают равным образом, как меньшевики использовали разногласия внутри РКП, чтобы фактически подталкивать и поддерживать кронштадтских мятежников, эсеров и белогвардейцев, выставляя себя на словах противниками мятежей и сторонниками Советской власти лишь с небольшими будто бы поправками”.

Резолюция указывала, что партийная пропаганда должна обстоятельно объяснять вред и опасность фракционности с точки зрения единства партии и осуществления единства воли авангарда пролетариата, как основного условия успеха диктатуры пролетариата.

С другой стороны, говорилось в резолюции съезда, партийная пропаганда должна объяснять своеобразие новейших тактических приемов врагов Советской власти.

“Эти враги, – указывала резолюция, – убедившись в безнадежности контрреволюции под открыто белогвардейским флагом, напрягают теперь все усилия, чтобы, используя разногласия внутри РКП, двинуть контрреволюцию так или иначе путем передачи власти политическим группировкам, наиболее близким по внешности к признанию Советской власти” (ВКП (б) в резолюциях, ч. 1, стр. 373–374).

Резолюция указывала, далее, что партийная пропаганда “должна выяснить также опыт предшествующих революций, когда контрреволюция поддерживала наиболее близкие к крайней революционной партии мелкобуржуазные группировки, чтобы поколебать и свергнуть революционную диктатуру, открывая тем дорогу для дальнейшей полной победы контрреволюции, капиталистов и помещиков”.

К резолюции “О единстве партии” тесно примыкала другая резолюция “О синдикалистском и анархистском уклоне в нашей Партии”, также предложенная Лениным и принятая съездом. В этой резолюции Х съезд осудил так называемую “рабочую оппозицию”. Съезд признал пропаганду идей анархо-синдикалистского уклона несовместимой с принадлежностью к коммунистической партии и призвал партию к решительной борьбе с этим уклоном.

Х съезд принял важнейшее решение о переходе от продразверстки к продналогу, о переходе к новой экономической политике (нэп).

В этом повороте от военного коммунизма к нэпу сказалась вся мудрость и дальновидность ленинской политики. [c.244]

В решении съезда говорилось о замене продразверстки продналогом. Натуральный продовольственный налог был меньше продразверстки. Сумма налога должна была быть опубликована до весенних посевов. Точно устанавливались сроки сдачи налога. Все то, что оставалось сверх налога, поступало в полное распоряжение крестьянина, которому предоставлялась свобода торговли этими излишками. Свобода торговли, указывал Ленин в своем докладе, приведет вначале к некоторому оживлению капитализма в стране. Придется допустить частную торговлю и разрешить частным промышленникам открывать мелкие предприятия. Но не надо этого бояться. Ленин считал, что некоторая свобода товарооборота создаст хозяйственную заинтересованность у крестьянина, повысит производительность его труда и приведет к быстрому подъему сельского хозяйства, что на этой основе будет восстанавливаться государственная промышленность и вытесняться частный капитал, что, накопив силы и средства, можно создать мощную индустрию – экономическую основу социализма, и затем перейти в решительное наступление, чтобы уничтожить остатки капитализма в стране.

Военный коммунизм был попыткой взять крепость капиталистических элементов в городе и деревне штурмом, лобовой атакой. В этом наступлении партия забежала далеко вперед, рискуя оторваться от своей базы. Теперь Ленин предлагал отойти немного назад, отступить на время поближе к своему тылу, перейти от штурма к более длительной осаде крепости, чтобы, накопив силы, вновь начать наступление.

Троцкисты и другие оппозиционеры считали, что нэп есть только отступление. Такое толкование было им выгодно, потому что они вели линию на восстановление капитализма. Это было глубоко вредное, антиленинское толкование нэпа. На самом деле, уже через год после введения нэпа, на XI съезде партии, Ленин заявил, что отступление кончено, и выдвинул лозунг: “Подготовка наступления на частнохозяйственный капитал” (Ленин, т. XXVII, стр. 213).

Оппозиционеры, будучи плохими марксистами и круглыми невеждами в вопросах большевистской политики, не понимали ни существа нэпа, ни характера отступления, предпринятого в начале нэпа. О существе нэпа уже говорилось выше. Что касается характера отступления, то отступления бывают разные. Бывают моменты, когда партии или армии приходится отступать потому, что она потерпела поражение. В таких случаях армия или партия отступает для того, чтобы сохранить себя и сохранить свои кадры для новых боев. Ленин вовсе не предлагал при введении нэпа такого рода отступление, так как партия не только не потерпела поражения и не была разбита, а, наоборот, она сама разбила интервентов и белогвардейцев во время гражданской войны. [c.245] Но бывают и такие моменты, когда победоносная партия или армия в своем наступлении забегает слишком далеко вперед, не обеспечив себе тыловой базы. Это создает серьезную опасность. В таких случаях опытная партия или армия находит обычно нужным, чтобы не оторваться от своей базы, – несколько отступить назад, поближе к своему тылу, чтобы связаться покрепче со своей тыловой базой, обеспечить себя всем необходимым и потом вновь пойти в наступление более уверенно, с гарантией на успех. Именно такого рода временное отступление и проводил Ленин при нэпе. Докладывая IV конгрессу Коминтерна о причинах введения нэпа, Ленин прямо говорил, что “мы в своем экономическом наступлении слишком далеко продвинулись вперед, что мы не обеспечили себе достаточной базы”, и что необходимо поэтому произвести временное отступление к обеспеченному тылу.

Беда оппозиции состояла в том, что она не понимала по своему невежеству и не поняла до конца своей жизни этой особенности отступления при нэпе.

Решение Х съезда о нэпе обеспечивало прочный экономический союз рабочего класса и крестьянства для строительства социализма.

Этой основной задаче служило и другое решение съезда – о национальном вопросе. Доклад по национальному вопросу сделал тов. Сталин. Мы ликвидировали национальный гнет, говорил тов. Сталин, но этого недостаточно. Задача заключается в том, чтобы ликвидировать тяжелое наследие прошлого–хозяйственную, политическую и культурную отсталость ранее угнетавшихся народов. Надо помочь им догнать в этом отношении центральную Россию.

Тов. Сталин указывал, далее, на два антипартийных уклона в национальном вопросе: великодержавный (великорусский) шовинизм и местный национализм. Съезд осудил оба уклона, как вредные и опасные для коммунизма и пролетарского интернационализма. Вместе с тем съезд направил главный свой удар против великодержавности, как главной опасности, то есть против остатков и пережитков такого отношения к национальностям, какое проявляли к нерусским народам великорусские шовинисты при царизме.

 

3. Первые итоги нэпа. XI съезд партии. Образование Союза ССР. Болезнь Ленина. Кооперативный план Ленина. XII съезд партии

 

Проведение нэпа встречало сопротивление со стороны неустойчивых элементов партии. Сопротивление шло с двух сторон. С одной стороны, выступали “левые” крикуны, политические уроды типа Ломинадзе, Шацкина и других, которые [c.246] “доказывали”, что нэп – это отказ от завоеваний Октябрьской революции, возврат к капитализму, гибель Советской власти. Эти люди, ввиду своего невежества в политике и незнания законов экономического развития, не понимали политики партии, впадали в панику и сеяли вокруг себя упадочнические настроения. С другой стороны, выступали прямые капитулянты, вроде Троцкого, Радека, Зиновьева, Сокольникова, Каменева, Шляпникова, Бухарина, Рыкова и других, которые не верили в возможность социалистического развития нашей страны, преклонялись перед “могуществом” капитализма и, стремясь укрепить позиции капитализма в Советской стране, требовали больших уступок частному капиталу как внутри страны, так и вне ее, требовали сдачи частному капиталу ряда командных высот Советской власти в народном хозяйстве – на началах концессии или акционерных смешанных обществ с участием частного капитала.

И те, и другие были чужды марксизму, ленинизму.

Партия разоблачила и изолировала и тех и других. Партия дала паникерам и капитулянтам решительный отпор.

Наличие такого сопротивления политике партии лишний раз напоминало о необходимости чистки партии от неустойчивых элементов. В связи с этим ЦК провел большую работу по укреплению партии, организовав чистку партии в 1921 году. Чистка происходила с участием беспартийных, на открытых собраниях. Ленин советовал основательно очистить партию “... от мазуриков, от обюрократившихся, от нечестных, от нетвердых коммунистов и от меньшевиков, перекрасивших “фасад”, но оставшихся в душе меньшевиками” (Ленин, т. XXVII, стр. 13).

Всего в результате чистки исключено было из партии до 170 тысяч человек, или около 25 процентов всего состава партии.

Чистка значительно укрепила партию, улучшила ее социальный состав, усилила доверие масс к партии, повысила ее авторитет. Сплоченность и дисциплинированность партии возросли.

Первый же год новой экономической политики показал ее правильность. Переход к нэпу значительно укрепил союз рабочих и крестьян на новой основе. Мощь и крепость диктатуры пролетариата возросли. Почти полностью был ликвидирован кулацкий бандитизм. Крестьяне-середняки после отмены продразверстки помогали Советской власти бороться с кулацкими бандами. Советская власть сохранила в своих руках все командные позиции в народном хозяйстве: крупную промышленность, транспорт, банки, землю, внутреннюю торговлю, внешнюю торговлю. Партия добилась перелома на хозяйственном фронте. Сельское хозяйство вскоре двинулось [c.247] вперед. Промышленность и транспорт добились первых успехов. Начался пока еще очень медленный, но верный хозяйственный подъем. Рабочие и крестьяне чувствовали и видели, что партия стоит на верном пути.

В марте 1922 года собрался XI съезд партии. На съезде присутствовало 522 делегата с решающим голосом, представлявших 532.000 членов партии, то есть меньше, чем на предыдущем съезде. Делегатов с совещательным голосом было 165 человек. Уменьшение числа членов объясняется начавшейся чисткой рядов партии.

На съезде партия подвела итоги первому году новой экономической политики. Эти итоги позволили Ленину заявить на съезде:

“Мы год отступали. Мы должны теперь сказать от имени партии: – достаточно! Та цель, которая отступлением преследовалась, достигнута. Этот период кончается, или кончился. Теперь цель выдвигается другая – перегруппировка сил” (Ленин, т. XXVII, стр. 238).

Ленин указывал, что нэп означает отчаянную борьбу не на живот, а на смерть между капитализмом и социализмом. “Кто–кого” – так стоит вопрос. Для того, чтобы победить, надо обеспечить смычку между рабочим классом и крестьянством, между социалистической промышленностью и крестьянской экономикой путем всемерного развития товарооборота между городом и деревней. Для этого необходимо научиться хозяйничать, необходимо научиться торговать культурно.

Торговля в этот период являлась основным звеном в цепи задач, стоявших перед партией. Не разрешив этой задачи, нельзя было развернуть товарооборот между городом и деревней, нельзя было укрепить экономический союз рабочих и крестьян, нельзя было поднять сельское хозяйство, вывести из разрухи промышленность.

В то время советская торговля была еще очень слаба. Очень слаб был торговый аппарат, навыков к торговле у коммунистов еще не было, врага-нэпмана еще не изучили, не научились еще бороться с ним. Частные торговцы, нэпманы, воспользовались слабостью советской торговли и захватили в свои руки торговлю мануфактурой и другими ходовыми товарами. Вопрос об организации государственной и кооперативной торговли приобретал громадное значение.

После XI съезда хозяйственная работа закипела с новой силой. Успешно были ликвидированы последствия постигшего страну недорода. Быстро восстанавливалось крестьянское хозяйство. Лучше заработали железные дороги. Все увеличивалось количество вновь заработавших фабрик и заводов. [c.248]

В октябре 1922 года Советская республика праздновала большую победу: Красной армией и партизанами Дальнего Востока был освобожден от японских интервентов Владивосток, последний участок Советской земли, находившийся в руках интервентов.

Теперь, когда вся территория Советской страны была очищена от интервентов, а задачи строительства социализма и обороны страны требовали дальнейшего укрепления союза народов Советской страны, на очереди встал вопрос о более тесном объединении Советских республик в едином государственном союзе. Надо было объединить все народные силы для строительства социализма. Надо было организовать крепкую оборону страны. Надо было обеспечить всестороннее развитие всех национальностей нашей родины. Для этой цели необходимо было еще больше сблизить все народы Советской страны.

В декабре 1922 года состоялся I Всесоюзный съезд Советов. На этом съезде по предложению Ленина и Сталина было создано добровольное государственное объединение Советских народов – Союз Советских Социалистических Республик (СССР). Первоначально в СССР входили Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР), Закавказская Советская Федеративная Социалистическая Республика (ЗСФСР), Украинская Советская Социалистическая Республика (УССР) и Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР). Немного позднее в Средней Азии организовались три самостоятельные союзные Советские республики – Узбекская, Туркменская, и Таджикская. Теперь все эти республики объединились в единый союз советских государств, – в СССР на основе добровольности и равноправия, с сохранением за каждой из них права свободного выхода из Советского Союза.

Создание Союза Советских Социалистических Республик означало укрепление Советской власти и крупную победу ленинско-сталинской политики партии большевиков по национальному вопросу.

В ноябре 1922 года Ленин выступил на пленуме Моссовета. Подводя итоги пятилетию существования Советской власти, Ленин высказал твердую уверенность, что “из России нэповской будет Россия социалистическая”. Это было его последнее выступление перед страной. Осенью 1922 года на партию обрушилось большое несчастье: Ленин тяжело заболел. Вся партия, все трудящиеся переживали болезнь Ленина, как свое большое горе. Все жили в тревоге за жизнь любимого Ленина. Но Ленин и во время болезни не прекращал своей работы. Будучи уже тяжело больным, Ленин написал ряд очень важных статей. В этих последних статьях он подвел итоги проделанной работе и наметил план [c.249] построения социализма в нашей стране путем вовлечения крестьянства в дело социалистического строительства. В этом плане Ленин выдвинул свои кооперативный план приобщения крестьянства к делу построения социализма.

В кооперации вообще, в сельскохозяйственной кооперации в особенности, Ленин видел доступный и понятный миллионам крестьян путь перехода от мелкого единоличного хозяйства к крупным товарищеским производственным объединениям – колхозам. Ленин указывал, что развитие сельского хозяйства в нашей стране должно пойти по пути вовлечения крестьян в социалистическое строительство через кооперацию, по пути постепенного внедрения в сельское хозяйство начал коллективизма, сначала в области сбыта, а потом в области производства продуктов сельского хозяйства. Ленин указывал, что при диктатуре пролетариата и союзе рабочего класса с крестьянством, при обеспечении руководства за пролетариатом по отношению к крестьянству, при наличии социалистической промышленности, – правильно организованная, охватывающая миллионы крестьянства производственная кооперация – является тем средством, при помощи которого можно построить в нашей стране полное социалистическое общество.

В апреле 1923 года состоялся XII съезд партии. Это был первый съезд после взятия власти большевиками, на котором Ленин не мог присутствовать. На съезде присутствовало 408 делегатов с решающим голосом, представлявших 386.000 членов партии, то есть меньше, чем на предыдущем съезде партии. Здесь сказались результаты продолжавшейся чистки рядов партии, приведшей к исключению из партии значительного процента членов партии. Делегатов с совещательным голосом было 417 человек.

XII съезд партии учел в своих решениях все указания Ленина, данные в его последних статьях и письмах.

Съезд дал решительный отпор всем, кто понимал нэп, как отступление от социалистических позиций, как сдачу своих позиций капитализму, кто предлагал пойти в кабалу к капитализму. Такие предложения делались на съезде сторонниками Троцкого, Радеком и Красиным. Они предлагали сдаться на милость иностранным капиталистам, сдать им в концессию жизненно необходимые для Советского государства отрасли промышленности. Они предлагали уплатить аннулированные Октябрьской революцией долги царского правительства. Эти капитулянтские предложения партия заклеймила, как предательские. Она не отказывалась использовать политику концессий, но только в таких отраслях и в таких размерах, которые были выгодны Советскому государству.

Бухарин и Сокольников еще до съезда предложили [c.250] ликвидировать монополию внешней торговли. Это предложение было также результатом понимания нэпа, как сдачи своих позиций капитализму. Ленин заклеймил тогда Бухарина, как защитника спекулянтов, нэпманов, кулаков. XII съезд решительно отверг посягательства на незыблемость монополии внешней торговли.

Съезд дал также отпор попытке Троцкого навязать партии гибельную политику в отношении крестьянства. Съезд указал, что нельзя забывать факта преобладания в стране мелкого крестьянского хозяйства. Он подчеркнул, что развитие промышленности, в том числе тяжелой промышленности, должно идти не вразрез с интересами крестьянских масс, а в смычке с ними, в интересах всего трудящегося населения. Эти решения были направлены против Троцкого, который предлагал строить промышленность путем эксплуатации крестьянского хозяйства, который не признавал на деле политики союза пролетариата и крестьянства.

Троцкий предлагал в то же время закрыть такие крупные заводы, имевшие оборонное значение, как Путиловский, Брянский и другие, не приносящие, как утверждал он, прибыли. Съезд с негодованием отверг предложения Троцкого.

По предложению Ленина, присланному на съезд в письменном виде, XII съезд создал объединенный орган ЦКК–РКИ. На него возлагались ответственные задачи: охрана единства нашей партии, укрепление партийной и государственной дисциплины, всемерное улучшение аппарата Советского государства.

Съезд уделил серьезное внимание национальному вопросу. Докладчиком по этому вопросу был тов. Сталин. Тов. Сталин подчеркнул международное значение нашей политики по национальному вопросу. Угнетенные народы на Западе и Востоке видят в Советском Союзе образец разрешения национального вопроса и ликвидации национального гнета. Тов. Сталин указал на необходимость энергичной работы по ликвидации хозяйственного и культурного неравенства между народами Советского Союза. Он призывал всю партию к решительной борьбе с уклонами в национальном вопросе – великорусским шовинизмом и местным буржуазным национализмом.


На съезде были разоблачены национал-уклонисты и их великодержавная политика в отношении национальных меньшинств. Тогда против партии выступали грузинские национал-уклонисты – Мдивани и другие. Национал-уклонисты были против создания Закавказской федерации, против укрепления дружбы народов Закавказья. Уклонисты вели себя по отношению к другим национальностям в Грузии, как настоящие великодержавные шовинисты. Они выселяли из [c.251] Тифлиса всех негрузин, особенно армян, издали закон, по которому грузинка, выходя замуж за негрузина, теряла грузинское гражданство. Грузинских национал-уклонистов поддерживали Троцкий, Радек, Бухарин, Скрыпник, Раковский.

Вскоре после съезда было созвано специальное совещание работников национальных республик по национальному вопросу. На нем были разоблачены группа татарских буржуазных националистов – Султан-Галиев и другие и группа узбекских национал-уклонистов – Файзула Ходжаев и другие.

XII съезд партии подытожил результаты новой экономической политики за два года. Эти итоги внушали бодрость и уверенность в конечной победе.

“Наша партия осталась спаянной, сплоченной, выдержавшей величайший поворот, идущей вперед с широко развернутым знаменем”, – заявил на съезде тов. Сталин.

 

4. Борьба с трудностями восстановления народного хозяйства. Усиление активности троцкистов в связи с болезнью Ленина. Новая дискуссия в партии. Поражение троцкистов. Смерть Ленина. Ленинский призыв. XIII съезд партии

 

Первые же годы борьбы за восстановление народного хозяйства привели к значительным успехам. К 1924 году подъем наблюдался во всех областях. Посевная площадь с 1921 года значительно увеличилась,–крестьянское хозяйство все более укреплялось. Росла и развивалась социалистическая промышленность. Значительно вырос численно рабочий класс. Выросла заработная плата. Жить рабочим и крестьянам стало легче и лучше, чем в 1920–1921 годах.

Но все еще давали себя знать результаты еще неликвидированной разрухи. Промышленность еще отставала от довоенного уровня, ее рост значительно отставал от роста потребности страны. К концу 1923 года насчитывалось около миллиона безработных, – медленный рост народного хозяйства не давал возможности рассосать безработицу. Торговля развивалась с перебоями ввиду чрезмерно высоких цен на городские изделия, навязанных стране нэпманами и нэпманскими элементами в наших торговых организациях. В связи с этим советский рубль стал сильно колебаться, ценность его падала. Все это тормозило улучшение положения рабочих и крестьян.

К осени 1923 года несколько обострились хозяйственные трудности ввиду нарушения советской политики цен нашими промышленными и торговыми органами. Налицо было резкое расхождение между ценами на промышленные товары и [c.252] продукты сельского хозяйства. Цены на хлеб были низкие, а на промышленные товары – непомерно высокие. В промышленности были высокие накладные расходы, и это удорожало товары. Деньги, которые выручало крестьянство от продажи хлеба, быстро обесценивались. Вдобавок ко всему троцкист Пятаков, сидевший тогда в ВСНХ, дал преступную директиву хозяйственникам – вышибать побольше прибыли от продажи промтоваров, повышать безудержно цены, якобы для развития индустрии. На самом деле этот нэпманский лозунг мог привести лишь к сужению базы промышленного производства и подрыву индустрии. При таких условиях крестьянству невыгодно было приобретать городские товары, и оно прекратило их покупку. Начался кризис сбыта, который отразился на промышленности. Появились затруднения в выдаче заработной платы. Это вызывало недовольство рабочих. Наиболее отсталые рабочие на некоторых фабриках бросали работу.

Центральный Комитет партии наметил пути устранения всех этих трудностей и недостатков. Приняты были меры к ликвидации кризиса сбыта. Было проведено снижение цен на предметы широкого потребления. Решено было провести денежную реформу – перейти к твердой и устойчивой валюте, к червонцу. Упорядочили дело с выдачей рабочим заработной платы. Намечены были меры по развертыванию торговли через советские и кооперативные органы и вытеснению из торговли всякого рода частников и спекулянтов.

Надо было дружно, засучив рукава, приняться за дело. Так думали и действовали преданные партии люди. Но не так поступали троцкисты. Воспользовавшись отсутствием Ленина, вышедшего из строя ввиду его тяжелой болезни, они открыли новое нападение на партию и ее руководство. Они решили, что наступил благоприятный момент для того, чтобы разбить партию и опрокинуть ее руководство. В борьбе против партии они использовали все: и поражение революции в Германии и Болгарии осенью 1923 года, и хозяйственные трудности в стране, и болезнь Ленина. Именно в этот трудный для Советского государства момент, когда вождь партии был прикован к постели, Троцкий начал свою атаку против большевистской партии. Собрав вокруг себя все антиленинские элементы в партии, он состряпал платформу оппозиции, направленную против партии, против ее руководства, против ее политики. Платформа называлась заявлением 46 оппозиционеров. В борьбе против ленинской партии объединились все оппозиционные группировки – троцкисты, децисты, остатки “левых коммунистов” и “рабочей оппозиции”. В своем заявлении они пророчили тяжелый экономический кризис и гибель Советской власти и требовали, как [c.253] единственного выхода из положения, свободы фракций и группировок.

Это была борьба за восстановление фракций, запрещенных Х съездом партии по предложению Ленина.

Никаких конкретных вопросов об улучшении промышленности или сельского хозяйства, об улучшении товарооборота в стране, улучшении положения трудящихся троцкисты не ставили. Да они этим и не интересовались. Их интересовало одно: воспользоваться отсутствием Ленина, восстановить фракции внутри партии и расшатать основы партии, расшатать ее ЦК.

Вслед за платформой 46 было выпущено письмо Троцкого, где он обливал грязью партийные кадры и в котором был выдвинут целый ряд новых клеветнических обвинений по адресу партии. В этом письме Троцкий повторял старые меньшевистские перепевы, которые партия слышала от него не впервые.

Прежде всего, троцкисты обрушились на партийный аппарат. Они понимали, что партия не может жить и работать без крепкого партийного аппарата. Оппозиция пыталась расшатать, разрушить этот аппарат, противопоставить членов партии партийному аппарату, а молодежь – старым кадрам партии. В своем письме Троцкий делал ставку на учащуюся молодежь, на молодых членов партии, не знавших истории борьбы партии с троцкизмом. Чтобы завоевать учащуюся молодежь, Троцкий льстил ей, называя ее “вернейшим барометром партии”, и в то же время заявлял о перерождении старой ленинской гвардии. Кивая на переродившихся вождей II Интернационала, он гнусно намекал, что старая большевистская гвардия идет по этому же пути. Криками о перерождении партии Троцкий пытался прикрыть свое собственное перерождение и свои антипартийные замыслы.

Оба документа оппозиционеров, как платформа 46, так и письмо Троцкого, были разосланы троцкистами в районы и ячейки и поставлены на обсуждение членов партии.

Партию вызывали на дискуссию.

Таким образом, как перед Х съездом партии во время профсоюзной дискуссии, так и теперь, партии была навязана троцкистами общепартийная дискуссия.

Несмотря на занятость партии более важными хозяйственными вопросами, партия приняла вызов и открыла дискуссию.

Дискуссия охватила всю партию. Борьба носила ожесточенный характер. Особенно остро протекала борьба в Москве. Троцкисты стремились прежде всего захватить столичную организацию. Но дискуссия не помогла троцкистам. Она только опозорила их. Троцкисты были разбиты наголову как в Москве, так и по всему Советскому Союзу. За троцкистов [c.254] голосовало лишь небольшое количество вузовских ячеек и ячеек учреждений.

В январе 1924 года собралась XIII партийная конференция. Она заслушала доклад тов. Сталина, который подвел итоги дискуссии. Конференция осудила троцкистскую оппозицию, заявив, что в ее лице партия имеет дело с мелкобуржуазным уклоном от марксизма. Решения конференции были одобрены впоследствии XIII партийным съездом и V конгрессом Коминтерна. Международный коммунистический пролетариат поддерживал большевистскую партию в ее борьбе против троцкизма.

Но троцкисты не прекратили своей подрывной работы. Осенью 1924 года Троцкий напечатал статью “Уроки Октября”, в которой делал попытку подменить ленинизм троцкизмом. Эта статья являлась сплошной клеветой на нашу партию, на ее вождя – Ленина. За эту клеветническую книжонку ухватились все враги коммунизма и Советской власти. Партия с негодованием встретила эту клевету Троцкого на героическую историю большевизма. Тов. Сталин разоблачил попытку Троцкого подменить ленинизм троцкизмом. В своих выступлениях тов. Сталин указал, что “задача партии состоит в том, чтобы похоронить троцкизм, как идейное течение”.

Серьезное значение имела в деле идейного разгрома троцкизма и защиты ленинизма теоретическая работа тов. Сталина “Об основах ленинизма”, вышедшая в 1924 году. Эта брошюра является мастерским изложением и серьезным теоретическим обоснованием ленинизма. Она вооружила тогда и вооружает теперь большевиков во всем мире острым оружием марксистско-ленинской теории.

В боях против троцкизма тов. Сталин сплотил партию вокруг ее ЦК и мобилизовал ее на дальнейшую борьбу за победу социализма в нашей стране. Тов. Сталин сумел доказать, что идейный разгром троцкизма является условием, необходимым для того, чтобы обеспечить дальнейшее победоносное движение вперед к социализму. Подводя итоги этому периоду борьбы с троцкизмом, тов. Сталин говорил:

“Не разбив троцкизма, нельзя добиться победы в условиях нэпа, нельзя добиться превращения нынешней России в Россию социалистическую”.

Но успехи ленинской политики партии были омрачены величайшим бедствием, постигшим партию и рабочий класс. 21 января 1924 года в Горках, под Москвой, умер наш вождь и учитель, создатель большевистской партии, Ленин. Рабочий класс всего мира встретил весть о смерти Ленина, как самую тяжелую утрату. В день похорон Ленина международный пролетариат объявил пятиминутную остановку всех [c.255] работ. Остановились железные дороги, остановилась работа на заводах и фабриках. Трудящиеся всего мира с глубочайшей скорбью провожали в могилу своего отца и учителя, лучшего друга и защитника – Ленина.

На смерть Ленина рабочий класс Советского Союза ответил еще большим сплочением вокруг ленинской партии. Каждый сознательный рабочий в эти траурные дни продумал свое отношение к коммунистической партии, осуществляющей заветы Ленина. В ЦК партии поступали тысячи заявлений беспартийных рабочих с просьбой принять их в партию. ЦК пошел навстречу этому движению передовых рабочих и объявил массовый прием в партию передовых рабочих, объявил ленинский призыв в партию. В партию пошли новые десятки тысяч рабочих. Шли те, кто готов был отдать жизнь за дело партии, за дело Ленина. Свыше двухсот сорока тысяч рабочих вступило тогда в короткий срок в ряды большевистской партии. В партию вошла передовая часть рабочего класса, наиболее сознательная и революционная, наиболее смелая и дисциплинированная. Это был ленинский призыв в партию.

Смерть Ленина показала, как близка наша партия рабочим массам и как рабочие дорожат ленинской партией.

В траурные ленинские дни на II съезде Советов СССР тов. Сталин дал от имени партии великую клятву. Он сказал:

“Мы, коммунисты, – люди особого склада. Мы скроены из особого материала. Мы – те, которые составляем армию великого пролетарского стратега, армию товарища Ленина. Нет ничего выше, как честь принадлежать к этой армии. Нет ничего выше, как звание члена партии, основателем и руководителем которой является товарищ Ленин…

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам держать высоко и хранить в чистоте великое звание члена партии. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним эту твою заповедь!..

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить единство нашей партии, как зеницу ока. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь!..

Уходя от нас, товарищ Ленин завешал нам хранить и укреплять диктатуру пролетариата. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы не пощадим своих сил для того, чтобы выполнить с честью и эту твою заповедь!..

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам укреплять всеми силами союз рабочих и крестьян. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь!.. [c.256]

Товарищ Ленин неустанно говорил нам о необходимости добровольного союза народов нашей страны, о необходимости братского их сотрудничества в рамках Союза Республик. Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам укреплять и расширять Союз Республик. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы выполним с честью и эту твою заповедь!..

Ленин не раз указывал нам, что укрепление Красной армии и улучшение ее состояния является одной из важнейших задач нашей партии... Поклянемся же, товарищи, что мы не пощадим сил для того, чтобы укрепить нашу Красную армию, наш Красный флот…

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам верность принципам Коммунистического Интернационала. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы не пощадим своей жизни для того, чтобы укреплять и расширять союз трудящихся всего мира – Коммунистический Интернационал!”.

Это была клятва большевистской партии своему вождю, Ленину, который будет жить в веках.

В мае 1924 года состоялся XIII съезд партии. На съезде присутствовало 748 делегатов с решающим голосом, представлявших 735.881 члена партии. Резкое увеличение числа членов партии в сравнении с предыдущим съездом объясняется вступлением в ряды партии около 250 тысяч новых членов по ленинскому призыву. Делегатов с совещательным голосом было 416 человек.

Съезд единогласно осудил платформу троцкистской оппозиции, определив ее, как мелкобуржуазный уклон от марксизма, как ревизию ленинизма, и подтвердил резолюции XIII партийной конференции “О партийном строительстве” и “Об итогах дискуссии”.

Исходя из задачи укрепления смычки города и деревни, съезд дал указание о дальнейшем расширении индустрии, в первую очередь легкой индустрии, одновременно подчеркнув необходимость быстрого развития металлургии.

Съезд утвердил создание Наркомата Внутренней Торговли и поставил перед всеми торгующими органами задачу овладения рынком и вытеснения частного капитала из области торговли.

Съезд поставил задачу расширить дешевый кредит государства крестьянству и вытеснить ростовщика из деревни.

Как главную задачу работы в деревне, съезд выдвинул лозунг всемерного кооперирования крестьянских масс.

Наконец, съезд указал на огромное значение ленинского призыва и обратил внимание партии на усиление работы по обучению молодых членов партии, прежде всего – ленинского призыва, – основам ленинизма. [c.257]

 

5. Советский Союз к концу восстановительного периода. Вопрос о социалистическом строительстве и победе социализма в нашей стране. “Новая оппозиция” Зиновьева – Каменева. XIV съезд партии. Курс на социалистическую индустриализацию страны

 

Прошло более четырех лет упорной работы большевистской партии и рабочего класса на путях новой экономической политики. Приближалась к концу героическая работа по восстановлению народного хозяйства. Все больше росла хозяйственная и политическая мощь Советского Союза.

Международное положение к этому времени изменилось. Капитализм устоял против первого революционного натиска масс после империалистической войны. Революционное движение в Германии, Италии, Болгарии, Польше и ряде других стран было подавлено. В этом буржуазии помогли вожди соглашательских социал-демократических партий. Наступил временный отлив революции. Наступила временная, частичная стабилизация капитализма в Западной Европе, – частичное укрепление его позиций. Но стабилизация капитализма не устранила основных противоречий, раздирающих капиталистическое общество. Наоборот: частичная стабилизация капитализма обостряла противоречия между рабочими и капиталистами, между империализмом и колониальными народами, между империалистическими группами разных стран. Стабилизация капитализма подготовляла новый взрыв противоречий, новые кризисы в странах капитализма.

Наряду с стабилизацией капитализма происходила и стабилизация Советского Союза. Однако, эти две стабилизации коренным образом отличались одна от другой. Капиталистическая стабилизация предвещала новый кризис капитализма. Стабилизация Советского Союза означала новый рост хозяйственной и политической мощи страны социализма.

Несмотря на поражение революции на Западе, международное положение Советского Союза все же продолжало укрепляться, правда, более медленным темпом. Советский Союз в 1922 году был приглашен на международную экономическую конференцию в итальянский город – Геную. На Генуэзской конференции империалистические правительства, ободренные поражением революции в странах капитализма, попытались сделать новый нажим на Республику Советов, на этот раз в дипломатической форме. Империалисты предъявили Советской стране наглые требования. Они потребовали вернуть иностранным капиталистам фабрики и заводы, национализированные Октябрьской революцией, потребовали уплаты всех долгов царского правительства. При этих условиях империалистические государства обещали Советскому государству незначительные займы. [c.258]

Советский Союз отверг эти требования.

Генуэзская конференция не дала результатов. Угроза новой интервенции в виде ультиматума английского министра иностранных дел Керзона в 1923 году также получила должный отпор.

Прощупав прочность Советской власти и убедившись в ее устойчивости, капиталистические государства одно за другим стали восстанавливать с нашей страной дипломатические отношения. В течение 1924 года были восстановлены дипломатические отношения с Англией, Францией, Японией, Италией.

Ясно было, что Советская страна сумела завоевать целый период мирной передышки.

Изменилась и обстановка внутри страны. Самоотверженная работа рабочих и крестьян, руководимых партией большевиков, принесла свои плоды. Налицо был быстрый рост народного хозяйства. В 1924–25 хозяйственном году сельское хозяйство приближалось уже к довоенным размерам, достигнув 87 процентов довоенного уровня. Крупная промышленность СССР давала в 1925 году уже около трех четвертей довоенной промышленной продукции. В 1924–25 году Советская страна смогла уже вложить в капитальное строительство 385 миллионов рублей. Успешно выполнялся план электрификации страны. Укреплялись командные позиции социализма в народном хозяйстве. Были одержаны серьезные успехи в борьбе с частным капиталом в промышленности и торговле.

Хозяйственный подъем принес с собой дальнейшее улучшение положения рабочих и крестьян. Рост рабочего класса шел быстрым темпом. Выросла заработная плата. Поднялась производительность труда. Значительно улучшилось материальное положение крестьян. Рабоче-крестьянское государство смогло в 1924–25 году выделить в помощь маломощному крестьянству до 290 миллионов рублей. На основе улучшения положения рабочих и крестьян сильно выросла политическая активность масс. Укрепилась диктатура пролетариата. Выросли авторитет и влияние большевистской партии.

Восстановление народного хозяйства приближалось к концу. Но стране Советов, стране строящегося социализма, недостаточно было простого восстановления хозяйства, простого достижения довоенного уровня. Довоенный уровень – это был уровень отсталой страны. Надо было двигаться дальше. Завоеванная Советским государством длительная передышка обеспечивала возможность дальнейшего строительства.

Но здесь со всей силой вставал вопрос о перспективах, о характере нашего развития, нашего строительства, вопрос [c.259] о судьбах социализма в Советском Союзе. В каком направлении следует вести хозяйственное строительство в Советском Союзе, в направлении к социализму, или в каком-нибудь другом направлении? Должны ли и можем ли мы построить социалистическое хозяйство, или нам суждено унавозить почву для другого, капиталистического хозяйства? Возможно ли вообще построить социалистическое хозяйство в СССР, а если возможно, то возможно ли его построить при затяжке революции в капиталистических странах и стабилизации капитализма? Возможно ли построение социалистического хозяйства на путях новой экономической политики, которая, всемерно укрепляя и расширяя силы социализма в стране, вместе с тем пока что дает и некоторый рост капитализма? Как нужно строить социалистическое народное хозяйство, с какого конца нужно начать это строительство?

Все эти вопросы встали перед партией к концу восстановительного периода уже не как теоретические вопросы, а как вопросы практики, как вопросы повседневного хозяйственного строительства.

На все эти вопросы необходимо было дать прямые и ясные ответы, чтобы как наши партийно-хозяйственные работники, строившие промышленность и сельское хозяйство, так и весь народ знали – куда вести дело, – к социализму или капитализму?

Без ясных ответов на эти вопросы вся наша практическая работа по строительству была бы работой без перспектив, работой вслепую, работой впустую.

На все эти вопросы партия дала ясные и определенные ответы.

Да, отвечала партия, социалистическое хозяйство можно и нужно построить в нашей стране, ибо у нас есть все необходимое для того, чтобы построить социалистическое хозяйство, построить полное социалистическое общество. В октябре 1917 года рабочий класс победил капитализм политически, установив свою политическую диктатуру. С того времени Советская власть принимала все меры к тому, чтобы разбить хозяйственную мощь капитализма и создать условия для построения социалистического народного хозяйства. Экспроприация капиталистов и помещиков; превращение земли, фабрик, заводов, путей сообщения, банков в общенародную собственность; проведение новой экономической политики; строительство государственной социалистической промышленности; проведение ленинского кооперативного плана,– таковы эти мероприятия. Теперь главная задача состоит в том, чтобы развернуть по всей стране строительство нового, социалистического хозяйства и тем добить капитализм также и экономически. Вся наша практическая работа, все наши действия должны быть подчинены требованиям выполнения этой [c.260] главной задачи. Рабочий класс может сделать это, и он это сделает. Начать выполнение этой грандиозной задачи нужно с индустриализации страны. Социалистическая индустриализация страны – таково то основное звено, с которого нужно начать разворот строительства социалистического народного хозяйства. Ни затяжка революции на Западе, ни частичная стабилизация капитализма в несоветских странах не могут приостановить нашего продвижения вперед – к социализму. Новая экономическая политика может только облегчить это дело, ибо она введена партией именно для того, чтобы облегчить строительство социалистического фундамента нашего народного хозяйства.

Таков был ответ партии на вопрос о победе социалистического строительства в нашей стране.

Но партия знала, что этим не исчерпывается проблема победы социализма в одной стране. Построение социализма в СССР представляет величайший поворот в истории человечества и всемирно-историческую победу рабочего класса и крестьянства СССР. Но оно является все же внутренним делом СССР и составляет лишь часть проблемы победы социализма. Другую часть проблемы составляет ее международная сторона. Обосновывая положение о победе социализма в одной стране, тов. Сталин не раз указывал, что следует различать две стороны этого вопроса, внутреннюю и международную. Что касается внутренней стороны вопроса, то есть взаимоотношений классов внутри страны, то рабочий класс и крестьянство СССР вполне могут одолеть экономически свою собственную буржуазию и построить полное социалистическое общество. Но есть еще международная сторона вопроса, то есть область внешних отношений, область отношений между Советской страной и капиталистическими странами, между Советским народом и международной буржуазией, которая ненавидит советский строй и ищет случая произвести новую вооруженную интервенцию против Советской страны, сделать новые попытки восстановления капитализма в СССР. И так как СССР является пока что единственной страной социализма, а остальные страны остаются капиталистическими, то продолжает существовать вокруг СССР капиталистическое окружение, порождающее опасность капиталистической интервенции. Ясно, что пока есть капиталистическое окружение, будет и опасность капиталистической интервенции. Может ли Советский народ одними лишь собственными силами уничтожить эту внешнюю опасность, опасность капиталистической интервенции против СССР? Нет, не может. Не может, так как для уничтожения опасности капиталистической интервенции необходимо уничтожить капиталистическое окружение, а уничтожить капиталистическое окружение возможно лишь в [c.261] результате победоносной пролетарской революции по крайней мере в нескольких странах. Но из этого следует, что победа социализма в СССР, выражающаяся в ликвидации капиталистической системы хозяйства и в построении социалистической системы хозяйства, все же не может считаться окончательной победой, поскольку опасность вооруженной иностранной интервенции и попыток реставрации капитализма остается неустраненной, поскольку страна социализма остается не гарантированной от такой опасности. Чтобы уничтожить опасность иностранной капиталистической интервенции, нужно уничтожить капиталистическое окружение.

Конечно, Советский народ и его Красная армия при правильной политике Советской власти сумеют дать надлежащий отпор новой иностранной капиталистической интервенции так же, как они дали отпор первой капиталистической интервенции в 1918–1920 годах. Но это еще не значит, что этим будет уничтожена опасность новых капиталистических интервенций. Поражение первой интервенции не уничтожило опасности новой интервенции, так как источник опасности интервенции – капиталистическое окружение – продолжает существовать. Не уничтожит опасности интервенции и поражение новой интервенции, если капиталистическое окружение будет все еще существовать.

Из этого следует, что победа пролетарской революции в капиталистических странах является кровным интересом трудящихся СССР.

Такова была установка партии по вопросу о победе социализма в нашей стране.

ЦК требовал, чтобы эта установка была обсуждена на предстоящей XIV партконференции, чтобы она была одобрена и принята, как установка партии, как закон партии, обязательный для всех членов партии.

Эта установка партии произвела ошеломляющее действие на оппозиционеров. Она ошеломила их прежде всего тем, что партия придала ей конкретно-практический характер, связала ее с практическим планом социалистической индустриализации страны и потребовала облечь ее в форму партийного закона, в форму резолюции XIV партконференции, обязательной для всех членов партии.

Троцкисты выступили против установки партии, противопоставив ей меньшевистскую “теорию перманентной революции”, которая лишь в насмешку над марксизмом могла быть названа марксистской теорией и которая отрицала возможность победы социалистического строительства в СССР.

Бухаринцы не решились выступить прямо против установки партии. Но они все же стали потихоньку противопоставлять ей свою “теорию” мирного врастания буржуазии в социализм, дополнив ее “новым” лозунгом – “Обогащайтесь”. [c.262] У бухаринцев выходило, что победа социализма означает не ликвидацию буржуазии, а ее выращивание и обогащение.

Зиновьев и Каменев высунулись было одно время с заявлением, что победа социализма в СССР невозможна ввиду его технико-экономической отсталости, но потом оказались вынужденными спрятаться в кустах.

XIV партконференция (апрель 1925 года) осудила все эти капитулянтские “теории” открытых и скрытых оппозиционеров и утвердила установку партии на победу социализма в СССР, приняв соответствующую резолюцию.

Зиновьев и Каменев, припертые к стене, предпочли голосовать за эту резолюцию. Но партия знала, что они только отложили свою борьбу с ней, решив “дать бой партии” на XIV съезде партии. Они собирали своих сторонников в Ленинграде и формировали так называемую “новую оппозицию”.

В декабре 1925 года открылся XIV съезд партии.

Съезд происходил в напряженной внутрипартийной обстановке. За все время существования партии еще не было такого положения, чтобы целая делегация крупнейшего партийного центра, как ленинградская, собиралась выступать против своего ЦК.

На съезде присутствовало 665 делегатов с решающим голосом и 641 с совещательным, представлявших 643 тысячи членов партии и 445 тысяч кандидатов, то есть несколько меньше, чем на предыдущем съезде. Здесь сказались результаты частичной чистки вузовских и учрежденских ячеек, оказавшихся засоренными антипартийными элементами.

Политический отчет Центрального Комитета сделал тов. Сталин. Он нарисовал яркую картину роста политической и хозяйственной мощи Советского Союза. И промышленность, и сельское хозяйство, благодаря преимуществам советской системы хозяйства, были восстановлены в сравнительно короткий срок и приближались к довоенному уровню. Несмотря на эти успехи, тов. Сталин предлагал не успокаиваться на этом, так как эти успехи не могли уничтожать того факта, что наша страна все еще продолжала оставаться отсталой, аграрной. Две трети всей продукции давало сельское хозяйство, только одну треть – промышленность. Перед партией, говорил тов. Сталин, стоит во весь рост вопрос о превращении нашей страны в индустриальную страну, экономически независимую от капиталистических стран. Это возможно сделать, и это нужно сделать. Центральной задачей партии становится борьба за социалистическую индустриализацию страны, борьба за победу социализма.

“Превратить нашу страну из аграрной в индустриальную, способную производить своими собственными силами необходимое оборудование,– вот в чем суть, основа нашей генеральной линия”, – указывал тов. Сталин. [c.263]

Индустриализация страны обеспечивала хозяйственную самостоятельность страны, укрепляла ее обороноспособность и создавала условия, необходимые для победы социализма в СССР.

Против генеральной линии партии выступили зиновьевцы. Сталинскому плану социалистической индустриализации зиновьевец Сокольников противопоставил буржуазный план, имеющий хождение среди акул империализма. По этому плану СССР должен был остаться аграрной страной, производящей, главным образом, сырье и продовольствие, вывозящей их за границу и ввозящей оттуда машины, которых сама не производит и не должна производить. В условиях 1925 года этот план выглядел, как план экономического закабаления СССР промышленно-развитой заграницей, как план закрепления промышленной отсталости СССР в угоду империалистическим акулам капиталистических стран.

Принять этот план означало превратить нашу страну в беспомощный аграрный, земледельческий придаток капиталистического мира, оставить ее безоружной и слабой перед лицом капиталистического окружения и, в конечном счете – похоронить в гроб дело социализма в СССР.

Съезд заклеймил хозяйственный “план” зиновьевцев, как план закабаления СССР.

Не помогли “новой оппозиции” и такие выходки, как утверждение (вопреки Ленину!) о том, что наша государственная промышленность не является будто бы социалистической промышленностью, или заявление (тоже вопреки Ленину!) о том, что середняк-крестьянин не может быть будто бы союзником рабочего класса в деле социалистического строительства.

Съезд заклеймил эти выходки “новой оппозиции” как антиленинские.

Тов. Сталин разоблачил троцкистски-меньшевистскую сущность “новой оппозиции”. Он показал, что Зиновьев и Каменев только перепевают песенки врагов партии, с которыми Ленин вел в свое время беспощадную борьбу.

Было ясно, что зиновьевцы – это плохо замаскированные троцкисты.

Тов. Сталин подчеркнул, что важнейшей задачей партии является прочный союз рабочего класса с середняком в деле строительства социализма. Он указал на два уклона по крестьянскому вопросу, имевшиеся тогда в партии, которые представляли опасность для дела этого союза. Первый уклон – недооценка и преуменьшение кулацкой опасности, второй–паника, испуг перед кулаком и недооценка роли середняка. На вопрос о том, какой уклон хуже, тов. Сталин отвечал: “Оба они хуже, и первый и второй уклон. И если разовьются эти уклоны, они способны разложить и загубить [c.264] партию. К счастью, у нас в партии есть силы, которые могут отсечь и первый и второй уклон”.

Партия действительно разгромила и отсекла и “левый” и правый уклон.

Подводя итог прениям по хозяйственному строительству, XIV съезд партии единодушно отверг капитулянтские планы оппозиционеров и записал в своем знаменитом решении:

“В области экономического строительства съезд исходит из того, что наша страна, страна диктатуры пролетариата, имеет “все необходимое для построения полного социалистического общества” (Ленин). Съезд считает, что борьба за победу социалистического строительства в СССР является основной задачей нашей партии”.

XIV съезд утвердил новый устав партии.

С XIV съезда наша партия стала называться Всесоюзной Коммунистической Партией (большевиков) – ВКП(б).

Зиновьевцы, разбитые на съезде, не подчинились партии. Они начали борьбу против решений XIV съезда. Сразу же после XIV съезда Зиновьев устроил собрание Ленинградского губкома комсомола, верхушка которого была воспитана Зиновьевым, Залуцким, Бакаевым, Евдокимовым, Куклиным, Сафаровым и другими двурушниками в духе ненависти к ленинскому ЦК партии. На этом собрании Ленинградский губком комсомола вынес неслыханное в истории ВЛКСМ постановление об отказе подчиниться решениям XIV съезда партии.

Но зиновьевская верхушка ленинградского комсомола совершенно не отражала настроений комсомольских масс Ленинграда. Поэтому она легко была разгромлена, и вскоре ленинградская комсомольская организация вновь заняла подобающее ей место в комсомоле.

К концу XIV съезда в Ленинград была направлена группа делегатов съезда – товарищи Молотов, Киров, Ворошилов, Калинин, Андреев и другие. Надо было разъяснить членам ленинградской партийной организации преступный, антибольшевистский характер той позиции, которую заняла на съезде, получившая обманным путем мандаты, ленинградская делегация. Собрания с отчетами о съезде проходили бурно. Была созвана новая экстренная ленинградская партконференция. Подавляющая масса членов ленинградской партийной организации (свыше 97 процентов) полностью одобрила решения XIV съезда партии и осудила антипартийную зиновьевскую “новую оппозицию”. Последняя представляла собою уже тогда генералов без армии.

Ленинградские большевики остались в первых рядах партии Ленина – Сталина. Подводя итоги работам XIV съезда партии, тов. Сталин писал: [c.265]

“Историческое значение XIV съезда ВКП состоит в том, что он сумел вскрыть до корней ошибки новой оппозиции, отбросил прочь ее неверие и хныканье, ясно и четко наметил путь дальнейшей борьбы за социализм, дал партии перспективу победы и вооружил тем самым пролетариат несокрушимой верой в победу социалистического строительства” (Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 150).

 

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

 

Годы перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства являются одним из ответственейших периодов в истории большевистской партии. В напряженной обстановке партия сумела совершить трудный поворот от политики военного коммунизма к новой экономической политике. Партия укрепила союз рабочих и крестьян на новой экономической основе. Был создан Союз Советских Социалистических Республик.

На путях новой экономической политики были достигнуты решающие успехи в восстановлении народного хозяйства. Страна Советов прошла с успехом восстановительный период в развитии народного хозяйства и стала переходить к новому периоду, к периоду индустриализации страны.

Переход от гражданской войны к мирному социалистическому строительству сопровождался, особенно на первых порах, большими трудностями. Враги большевизма, антипартийные элементы в рядах ВКП (б) на всем протяжении этого периода вели отчаянную борьбу против ленинской партия. Во главе этих антипартийных элементов стоял Троцкий. Его подручными в этой борьбе были Каменев, Зиновьев, Бухарин. Оппозиционеры рассчитывали внести разложение в ряды большевистской партии после смерти Ленина, расколоть партию, заразить ее неверием в дело победы социализма в СССР. По существу троцкисты пытались создать в СССР политическую организацию новой буржуазии, другую партию – партию капиталистической реставрации.

Партия сплотилась под ленинским знаменем вокруг своего ленинского ЦК, вокруг тов. Сталина и нанесла поражение как троцкистам, так и их новым друзьям в Ленинграде – новой оппозиции Зиновьева – Каменева.

Накопив силы и средства, партия большевиков подвела страну к новому историческому этапу – к этапу социалистической индустриализации. [c.266]

предыдущая

 

следующая
 
содержание